четверг, 09 апреля 2020
,
USD/KZT: 435.54 EUR/KZT: 473.08 RUR/KZT: 5.76
Еще один член клана Кеннеди погиб Нацбанк в течение месяца влил 1,4 млрд. долларов “Ак жол” считает недостаточным решение Нацбанка о снижении базовой ставки Фонд Visa Foundation выделил 210 миллионов долларов на поддержку малого и микробизнеса Седьмой человек умер от коронавируса в Казахстане Мажилисмены предложили проводить пикеты везде, где не запрещено законом Назарбаев призывает к единству Российские олигархи скупают аппараты ИВЛ По прогнозам в Европе от коронавируса умрет свыше 150 тысяч человек Кто и где сможет сдать тесты на коронавирус? Как волонтеры помогают в условиях карантина? Код аэропорта столицы изменен Правозащитники требуют выпустить политзаключённых из тюрем Нурсултан Назарбаев сегодня встретился с Аскаром Маминым Машин на дорогах Алматы стало в 5 раз меньше Вслед за Нурсултанами детей стали называть Касым-Жомартами Австрия собирается выходить из карантина Количество телеграмм-ботов для получения помощи увеличено В Турции маски будут выдавать бесплатно Защищает ли прививка БЦЖ от коронавируса? В Казахстане можно провести онлайн-диагностику на коронавирус По скорости загрузки фиксированного интернета Казахстан занимает 66-е место Елизавета II обратилась к своим подданным в тяжелый момент В уточненном бюджете нефть 20 долларов, а курс тенге - 440 Узбекистан начнет производство аппаратов ИВЛ

Маргулан Сейсембай: «Иждивенцами можно назвать бюрократов, сидящих в столице»

Предприниматель и общественный деятель Маргулан Сейсембай считает, что у всех реформ должна быть четкая цель - рост числа казахстанцев до 80 млн. человек. Потенциал успеха страны в количестве ее населения, уровне его образования и высоких доходах.

- Токаев впервые, пожалуй, на самом высоком уровне вынес вердикт нашей системе госуправления. При этом исправить эту систему он предлагает «через колено». Как вы думаете, это реально или нет?

- Я думаю, признать неэффективность существующего государственного  управления – это уже хорошо. Причем термин «через колено» как раз подходит в данном случае, потому что сейчас  бюрократический аппарат саботирует большинство его решений. Токаев объявляет какие-то  хорошие инициативы, их народ поддерживает, а когда это спускается на уровень министерств,  то  поручения либо не выполняются, либо выполняются формально. В то же время, я не думаю, что меры «через колено» будут эффективными. Надо понимать: либо система работает, либо ее надо менять. Иначе все усилия будут напрасными.   

- Вы предложили креативную концепцию национальной стратегии – рост числа казахстанцев до 80 млн. Как вы предлагаете это реализовать?       

-  Дело в том, что правительство, на мой взгляд, занимается всем и понемногу, но одинаково неэффективно. Я не вижу в действиях правительства четких приоритетов и последовательности. Поэтому я предложил выстроить приоритеты, исходя из долгосрочных целей. А наша главная цель -  сохранение нации, языка, сохранение нашей культуры, истории, земли. Так вот чтобы добиться этой главной цели, я считаю, первая задача, которую нам нужно выполнить, это увеличить население Казахстана до 80 млн. человек, а казахов до 50 млн. человек. Для чего? Такое количество населения – это, во-первых, сильный внутренний рынок, который будет способствовать росту экономики. Во-вторых, это безопасность. Здесь я предлагаю пойти по израильскому или швейцарскому сценарию, когда каждый мужчина является военнообязанным. Таким образом, мы можем резко увеличить численный состав нашей армии.

Увеличение численности населения Казахстана должно быть задачей номер 1, а следовательно, все действия правительства и оценка его эффективности должны быть подчинены ей. Я работаю много лет в бизнесе и эффективность - это самый главный критерий. Так вот не существует отдельного понятия эффективности вообще. Существует понятие эффективности относительно какой-то цели. Нет цели – нет эффективности. Если ты крутишь велосипед на месте, твоя эффективность ноль, но если твоя цель доехать до Меги, то эффективность в том, как быстро ты приближаешься к цели. Так и здесь -  главная цель - увеличение численности населения Казахстана, исходя из нее можно оценивать деятельность правительства. Исходя из этой цели, можно выстраивать приоритетность первоочередных задач, второстепенных задач и т.д., а сейчас правительство занимается всем.

- Каким образом вы предлагаете решить эту проблему? Стимулировать рождаемость? Вернуть казахов, которые сейчас за пределами страны? Что еще?

- Для этого есть три основных метода. Первый – стимулирование внутренней рождаемости. Матерям, независимо от количества детей, нужно выплачивать заработную плату. Мы должны ввести такое понятие, как работа по воспитанию и уходу за ребенком. И выплачивать матерям такую сумму, которая позволит им не зависеть от своих мужей. Сегодня женщина очень сильно зависит от мужчины, и если он ее бросает, государство пытается взыскать с него алименты, но это все бесполезно. Одноразовый материнский капитал в районе 100 тыс. тенге и ежемесячное пособие от 15 до 23 тыс. тенге – это почти ничего. Поэтому, прежде чем строить какие-то крупные объекты, проводить Экспо, строить объекты второстепенного значения, нужно сначала профинансировать первоочередную задачу – стимулирование внутренней рождаемости.  Соответственно, к этому привязываются следующие задачи: уменьшение детской смертности, увеличение продолжительности жизни, качественное медицинское обслуживание и т.д.

Второе направление - это иммиграция наших соотечественников, живущих за рубежом. Нам нужно пойти по пути Израиля: каждому  выдать идентификационную карточку казаха, где бы он не проживал. По этой карточке казах, живущий за рубежом, имеет такие же права, как гражданин Казахстана, за исключением участия в выборах. По сути, это вид на жительство: он приезжает в Казахстан, у него все льготы, никаких виз.  Плюс это простимулирует их приезд в северные области Казахстана. Поскольку мы начинаем стимулировать рождаемость и приток казахов, то для сохранения баланса между титульной нацией и другими нациями, можно стимулировать определенный поток иммиграции других национальностей. Таким образом, эти три источника обеспечат рост населения Казахстана.

- Но ведь президент и правительство уже, особенно в последнее время, очень многое делает для решения этой задачи. Социальные выплаты в Казахстане растут ежегодно. Что такого нового вы предлагаете, чего до сих пор не делало правительство?

- Приведу пример: когда каждой городской службе дают отдельную задачу, происходит вот что. Дорожники кладут асфальт, отсчитываются: мы положили 50 км асфальта, потом приходят тепловики, роют асфальт, кладут свои теплотрассы, закатывают асфальт, но он остается бугристым. Потом приходят телекоммуникационщики прокладывать кабеля, опять роют асфальт, кабеля кладут (обязательно где-то теплотрассу прорвут). В результате каждый отсчитывается: я проложил 50 км дорог, я проложил 5 0 км. кабелей, я теплотрассу. Но в реальности мы имеем изуродованные дороги, не понятные теплотрассы, не понятные телекоммуникации. И это происходит из-за отсутствия приоритетов и несогласованности целей, все идет в разнобой.

Когда есть главная цель, это выглядит примерно так: собирают дорожников, коммунальщиков и ставят задачу обеспечить благосостояние этого района. Прежде, чем ложить дорогу, у коммунальщиков запрашивают схему прокладки теплотрасс, кабелей… То есть все подчиненно одной главной цели, и исходя из нее второстепенные. А у нас правительство финансирует все направления одновременно, и везде не хватает денег, везде все не доходит до конца, и в результате мы имеем кучу недоделок.

- Но есть одна гипотетическая опасность: увеличение любых социальных выплат ведет к росту иждивенческих настроений в обществе.

- Это смотря что считать иждивенчеством. Политиков и бюрократов, сидящих в Астане, тоже можно назвать иждивенцами - они тоже сидят на деньгах налогоплательщиков. Когда мать рожает ребенка, воспитывает его, это нельзя называть иждивенчеством. В мире это уже давно признано как работа. Более того, во многих западных странах мужу  оплачивают уход за ребенком наравне с женой. Мы должны пересмотреть свои подходы.  Женщина, которая рожает и ухаживает за ребенком, не должна считаться безработной, это выполнение важной  государственной задачи. Поэтому здесь никакого иждивенчества нет. И главное, когда женщина получает деньги от государства, она расходует их на покупку детской одежды, питания и т.д. По сути, мы отдаем матерям право распоряжаться деньгами и они решают, какой сектор экономики поднимать. Соответственно, это школьная одежда, это коляска, питание, жилье, одежда и т.д.  То есть все деньги возвращаются в экономику. Какой же это иждивенец? В данном случае, мы передаем право принятия решения, какой сектор экономики финансировать, от политиков -  матерям.

- Хорошо, давайте посмотрим на Казахстан на глобальной карте мира. Все последние доклады Римского клуба говорят о проблеме перенаселенности земли. Другое дело, если раньше была концепция золотого миллиарда, то сейчас она немножко скорректирована. Теперь пришли, на мой взгляд, к более правильному выводу о том, дело не в том, что нас много, а в том, что мы много потребляем. Как это согласуется с вашими предложениями?

- Во-первых, надо понимать, что с точки зрения человечества, судьба казахов не имеет значения. Людей уже 8 млрд. человек, и это много. Но если исходить из интересов казахской нации, то именно поэтому, если нас не станет больше, то мы просто растворимся, и тогда все дороги, мосты, аэропорты, которые мы строим сейчас, просто перейдут той нации, которая нас растворит. Если мы говорим об интересах нации, о сохранении языка, культуры, истории, нашей земли, то развитие и увеличение казахской нации - это в наших интересах, это не в интересах Римского клуба. Это первое.

Второе: кое-кто может сказать, зачем плодить бедноту? Не факт, что появиться беднота. А  для чего национальный фонд будущих поколений, где аккумулируются доходы от нефти? И наконец, есть такой закон: чем ниже уровень доходов населения, тем больше их оборачиваемость в экономике. Когда вы зарабатываете 300 долларов, вы до следующей зарплаты вынуждены потратить все 300 долларов. А когда вы зарабатываете 30 тыс. долларов, вы на 10 тысяч купите не нужную игрушку, какие нибудь часы, 10 тыс. отложите, а 10 тыс. отложите на что-то, но не на предметы первой необходимости.

- Вы также ратуете за выход государства и олигополий из экономики. Но в этом тоже ничего нового нет. Об этом говорят уже несколько лет говорят на самом высоком уровне, и даже разработана программа приватизации, правда с реализацией проблемы…  

- Мое второе предложения касается задачи роста доходов населения. Экономический потенциал любого общества строиться по формуле: экономический потенциал (количество населения + образование) на количество денег на руках этого населения. Рост количества населения должен сопровождаться ростом его доходов. И вот здесь я предложил три меры. Первая - сократить долю государства и квазигоссектора в экономике, которая сейчас приближается к 70%. Соответственно, сокращая долю государства, мы в несколько раз увеличиваем свободный рынок для независимых бизнесменов.

Второе - сократить долю монополий. В квазигоссекторе около 20% - это частные империи, то есть компании, которые вроде формально другом с другом не пересекаются, но контролируются одним собственником. И таким образом, всего 13-14% нашей экономики - реальная независимая рыночная экономика. Поэтому, когда государство проводит приватизацию, то холдинг Самрук Казына из государственного просто превращается в частный, потому что околовластные люди приватизируют эти компании на максимально выгодных для себя условиях. В результате, есть общий стол под названием Самрук Казына, с которого государство кидает еду, но она  до народа не долетает, по пути ее съедают волки в виде частных монополий. Закончится тем, что доля государства в экономике сократиться до 10%, Самрук Казына весь будет приватизирован, но приватизирован этими же олигархами, которые близки к власти, ничего не измениться, но формально задача будет выполнена. Понимаете, все строиться на нюансах.

Поэтому, я считаю, прежде, чем делать приватизацию и разгосударствление, президенту надо встретиться со всеми олигархами и договориться об их постепенном выходе из  экономики Казахстана.  

-  Но вы же понимаете, что это утопия. Никто добровольно не уйдет. Разве что будет принято решение о люстрации.

- Здесь вопрос стоит так: либо ситуация дойдет до того, что они уйдут не добровольно, а под давлением толпы, либо им всем надо осознать, что мы все граждане одной страны, что все равно давление будет возрастать, и президенту Токаеву все равно придется с ними говорить о сокращении их доли в экономике. Другого варианта нет.

- Боюсь, что и это маловероятный сценарий...

- Мы все думаем, что это маловероятно, но в то же время сценарий цветных революций с повестки дня никто не снимал. Если не дать больше экономических возможностей населению, новым бизнесменам, рано или поздно котел может взорваться. Но зачем доводить до этого?  

- Вы и президент одинаково диагностировали ситуацию: реформы идут, но каждый их делает со своей колокольни. Поэтому он поручил создать Центр анализа и мониторинга социально-экономических реформ при администрации президента. Очень хорошие и правильные меры, которое уже давно выстраданы. Но лично меня смутило то, что эта работа не будет оплачиваться, делаться «на коленках». Как вы думаете, насколько это реально? Ведь это большая и сложная работа, требующая достаточно большой экспертизы.

- Вообще, сама инициатива Токаева говорит о том, что он не доверяет нашей статистике. Существует два источника информации: официальная статистика и общественное мнение, которое можно мониторить через социальные сети. Реакцией на соцсети стало создание НСОД. Но в его составе всего несколько вменяемых людей, остальные - это вообще не понятно кто. Во-вторых, этот центр нужен для того, чтобы мониторить эффективность  управленческих решений Токаева. Но если у него не будет главной стратегической цели, то непонятно относительно чего оценивать? Это всегда будет латание дыр, тушение пожаров, и этот центр ничего не даст. Даже если в этот центр нобелевский лауреат придет, формулу экономического потенциала общества не изменить. Поэтому, я считаю, что сначала нужно как президенту, так и обществу определиться с главным приоритетом: чего мы хотим?

Я для себя ввел такое понятие - эгоизм поколений, когда каждое поколение стремится доходы оставить именно себе. Мы все вроде заботимся о будущем поколении, о наших детях, но по факту мы делаем все наоборот. Когда мы берем китайские кредиты, якобы для развития экономики нашей, для наших детей, мы наших детей загоняем в долги и это они будут расплачиваться за наши кредиты, а разворовывать будем мы.

- Еще одним приоритетом вами была названа достаточно системная проблема: банки не кредитуют экономику, выполняет свою главную классическую функцию. Как вы видите решение этой проблемы?

- Во-первых, опять дело в ограничении олигархов. Почему Нацбанк провел системную проверку банков? Чтобы  не допустить вывода денег олигархами или акционерами. Это правильная мера, но не системная. Банки, как любая коммерческая организация, идут по пути наименьшего сопротивления: они инвестируют деньги в госбумаги, плюс, чтобы получить высокую доходность, выдают потребительские кредиты. Поэтому идет очень быстрый рост потребительского кредитования и, в то же время, сокращение кредитования реального сектора. Почему? Во-первых, дело в жестком регулировании Национального банка, особенно в плане залогового обеспечения - очень сложно найти в Казахстане предприятие, у которого достаточный залог. Поэтому жесткое регулирование Нацбанка - это неправильное выстроенная система стимулов в банковской сфере. Но это в краткосрочном  периоде. А в долгосрочном: до тех пор пока нас не станет 50 млн. и выше, многие производства строить  в Казахстане не выгодно. Я знаю это как производственник и бизнесмен. На нашем маленьком рынке не выгодно строить производство, выгодно завозить, нет  большого количества потребителей. Рост объема внутреннего рынка должен быть приоритетной задачей, а это и есть демография, рост населения.

Многие меня упрекают за то, что я не продвигаю политические реформы, демократию. Я за них обеими руками. Но когда я говорю об увеличении населения Казахстана, то эта цель, которая выходит за рамки типа государственного управления. Эту цель должна преследовать и демократия, и диктатура.

Оставить комментарий
Комментарии (2)
  • 21.02.2020 - 15:40
    Волков
    Все правильно излагает,только нужно его поддержать в сенате и правительстве для исполнения
  • 08.03.2020 - 00:50
    Байгулов Ануар
    Надо чтоб Власть сделало следующее: 1) уменьшить пенсионный возраст до 50-55 лет; 2) создать закон о многодетных матерей, основным пунктом д б пособие на каждого ребенка до 16 лет в размере 500 $ в пересчете на тенге в месяц, если 2 ребенка то 1 000 $ в мес, если 10 детей то 5 000 $ в мес. Это за их труд, родить и воспитать детей. Т о мы их сделаем самыми уважаемыми гоажданами Общества!

Экспертиза

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33