вторник, 11 августа 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Арман Шораев обозвал акима Кульгинова и министра Атамкулова паразитами В Новой Зеландии отметили 100 дней без коронавируса Германия и Литва считают прошедшие в Беларуси выборы «неприемлемыми» Токаев поздравил Батьку с победой Золото может подорожать вдвое В Алматы начали строительство второй модульной инфекционной больницы В Беларуси на митинге после выборов погиб человек Путин лишил генералов каракулевых шапок МИД обнаружил нарушения на 442 миллиона тенге Экс-король Испании сбежал в Абу-Даби Зачем госкомпании по сбору энерголамп нужна аренда машин за 131 млн. тенге? Выборы в Беларуси: Лукашенко празднует победу, независимые экзит-поллы показывают победу Тихановской, а люди – протестуют Во время поминок Дулата Агадила спецназ запускал дроны над его домом Членов НСОДа просят проверить необходимость продажи 50% акций Valsera holdings китайцам Аким Костаная может оставить пост В Туркменистане пытаются скрыть от спутников новые захоронения Студентов из Казахстана в Россию не пустят Будут ли раздавать маски бесплатно? В Казахстане появилось новое интернет-издание Кормим заграницу? Президент Туркменистана, отрицающий коронавирус, написал 53 книгу Какую зарплату получает глава СК Фармация? Лукашенко назвал своего сына оппозиционером Дональд Трамп заявил, что вакцина от коронавируса появится до выборов На соратника Дулата Агадила завели дело

Сможет ли общество противостоять рейдерству?

Об обещанных мистером Помпео американских инвестициях можно забыть, пока в стране происходит судебный беспредел и рейдерские захваты. Более того, из страны могут уйти и казахстанские производители, так как административный ресурс и судебный беспредел, мягко говоря, не дают бизнесменам развернуться. К ним периодически добавляются так называемые банкротные управляющие, по повадкам более похожие на рейдеров лихих 90-х. Их жертвой оказался известный столичный предприниматель Марат Набиев, но уезжать из страны он не собирается, а наоборот, призывает объединиться в борьбе и создать антирейдерское движение.

Новые технологии на старом угле

Бытует устойчивое мнение, что в Казахстане нет полного цикла производства, как такового. Экономика якобы держится на добывающей промышленности, которая строится только на принципе побольше выкачать из родной земли. Во многом это так и есть, но существуют исключения, которые можно отнести и к недропользователям, и к производственникам, и даже к так называемым новым технологиям. Причем, эти технологии могут коснуться простых казахстанцев, не имеющих прямого отношения к добыче угля. Более того, не которые разработки можно смело назвать революционными.

Не будем загружать читателя научными и специфическими терминами, но отметим, что они касаются самого широкого спектра жизнедеятельности. Например, совместная с учеными Кембриджского университета разработка, которая может поставить крест на использовании вредного для экологии фреона. А если говорить проще, то те же холодильники и кондиционеры смогут работать на других принципах, дешевле, дольше и безвреднее.

Кроме этого, эти производственники, о которых пойдет сегодня речь, имеют свои разработки по выпуску синтетических нефти и бензина из обычного угля, а также многих других полезных вещей. Из отходов добычи угля уже было налажено производство кирпичей (построен и пущен специальный завод), планировалось запустить электростанцию, на подходе были другие социально значимые проекты, в том числе по утилизации мусора, канализационных стоков и твердо-бытовых отходов. Всего планировалось поставить и запустить 100 заводов и наладить выпуск 110 видов продукции из угля.

Однако, как говорится, «что-то пошло не так». Действующее и вполне рентабельное предприятие было принудительно объявлено банкротом, а сам его руководитель, вместо того, чтобы приносить пользу себе и людям, вынужден все время тратить на судебные тяжбы и доказывание своей правоты. Казалось бы очевидные дела превращаются в «непроходимые», суды принимают диаметрально противоположные решения, а власти продолжают «кошмарить» другой бизнес нашего героя и возбуждают дела против его близких родственников.

Судебный марафон

Можно было отмахнуться от этого ставшего привычным в казахстанских реалиях дела – во-первых, споры между хозяйствующими субъектами часто неоднозначные, а во-вторых, рейдерством у нас никого не удивишь. Но здесь возникает ряд обстоятельств, который придает случаю с компанией «ОН-Олжа» и ее руководителем Маратом Набиевым особое значение. Оно показательно для других и для страны в целом, а также должно стать примером, «как нельзя поступать» с отечественным производителем.

Кстати, полтора десятка лет назад никто об угольном разрезе «Сарыадыр», что в Ерейментауском районе Акмолинской области не знал, а знающие профильные недропользователи не проявляли к нему ни малейшего интереса – он давал всего 37 тысяч тонн в год и не сулил значимой прибыли для угольных королей страны. Опять-таки не вдаваясь в подробности, скажем, что Набиев за несколько лет довел добычу угля до 3,5 миллионов тонн, наладил инфраструктуру, дал работу более полутора тысячам местных жителей.

Сейчас пока трудно сказать, кому именно приглянулся этот прибыльный бизнес, но есть вероятность, что за нынешним банкротным управляющим и соответствующей фирмой-оператором стоят другие люди. Вообще, тема реализации имущества таких предприятий, начиная с автомобилей и заканчивая недвижимостью, достойна отдельного внимания и расследования не только журналистами, но и компетентными органами МВД, прокуратуры и КНБ, так как речь, по большому счету, идет об экономической безопасности государства. Что касается конкретно ТОО «ОН-Олжа», независимая экспертиза оценила его имущество в столице на сумму более 4,5 миллиардов тенге, а на баланс приняли всего на 3,3 миллиарда. Или другое – по подсчетам Набиева, управляющий с оператором добыли и реализовали угля на 1 500 000 000 тенге, а сдали в счет погашения долга только 15 000 000 тенге. Почувствуйте и прочувствуйте разницу, как говорится.

Крот и банкрот

Откуда вообще появился долг, спросите вы? Очень просто. В 2007 году «ОН-Олжа» взял кредит в «Темирбанке» на 2 миллиарда тенге до 2017 года. Через пять лет ровно половина суммы (вместе с маржой банка), 1,3 млрд тенге, была выплачена. Вторая половина была погашена за счет нового транша, оформленного в 2012 году – был заключен новый договор до 2022 года. Стоит отметить, что этот договор с залогодателями (обязательная процедура, так как недвижимость в залоге была не только «набиевская») и их родственниками не перезаключался.

А вскоре случился дефолт и рубль (ТОО «Он-Олжа» много работало с российскими предпринимателями), а затем и тенге рухнули – самый настоящий форс-мажор, из которого можно было вырваться со временем, но банк начал накручивать невероятные проценты. Между прочим, государство, принимая антикризисную программу, о банках заботилось, а вот о производственниках – нет. В итоге долг нашего производственника путем раздутых схем вырос за пару-тройку лет до 5,5 миллиардов тенге. Так даже самые беспредельные бандиты в суровых 90-х не делали.

Описание судебной эпопеи тоже займет много времени и места, поэтому опустим .тот момент, отметив, что Банк показывает окончательные решения судов в свою пользу. Однако за всю эту эпопею суды разных инстанций несколько раз удовлетворяли заявления о реабилитации предприятия и (или) отказывали его банкротить. Проще говоря, действовали по закону и здравому смыслу, видя что предприятие это хоть и испытывает определенные трудности в выплатой обязательств (от этого никогда не отказывались), но все это временно и вполне решаемо. Но потом  такие решения легко отменялись апелляционной коллегией и появлялся другой судья (чаще один и тот же, кстати) и принималось совершенно другое решение. Интересно, что на одном из заседаний суд инициировал экспертизу по долгам банку, и она показала, что предъявленные финансовым институтом денежные претензии, мягко говоря, завышены.

В итоге, в 2017 году ТОО «Он-Олжа» было признано банкротом (хотя активы намного превышали пассивы), и Марату Набиеву вместе с его командой пришлось наблюдать, как растаскивается его отлаженное годами производство. Распродается техника, останавливается производство, около 1700 человек остаются без работы (в том числе те, кто трудился на кирпичном заводе). Пострадали и вовсе непричастные люди и предприятия, в том числе крестьянское хозяйство Набиева, которому 7,5 месяца назад тупо отключили свет.

Но судебная война продолжается. Год назад, как выяснилось, был объявлен тендер на недропользование разреза «Сарыадыр», хотя оно на тот момент еще числилось за «Он-Олжа». Конкурс выиграло некое алматинское ТОО «Угольный ресурс», которое имеет в штате (судя по официальным документам), менее 5 человек. По этому поводу был инициирован иск к Минэнерго, МИИР РК и самому «Угольному ресурсу» – истцы считают, что допуск этого ТОО был произведен незаконно, равно как и сам аукцион. На днях должно было состояться заседание по этому поводу, но оно было отложено на середину марта – ответчик не явился.

Чтобы не пропасть по одиночке

Стоит отметить, что сторона истца и сам Марат Набиев считают все происходящее вокруг бывшего их угольного разреза результатом рейдерского захвата. Об этом упоминается во многих их документах и исках, об этом говорилось на пресс-конференции еще год назад (но почему-то только единицы СМИ осмелились об этом рассказать своим читателям). Тоже самое предприниматель вместе со своими адвокатами рассказал на новой пресс-конференции в Астане, где открыто заявил, что будет до конца бороться за свое предприятие и все равно добьется справедливости и воплотит планы (в том числе по глубокой переработке угля) в жизнь.

Было заявлено о недоверии всему составу суда Акмолинской области, местной исполнительной власти, а также чиновникам ряда профильных министерств и ведомств, которые могли быть «в доле». В качестве одного из методов борьбы Набиев и его команда выступили с инициативой организации общереспубликанского движения с рабочим названием «Антикорр», которое могло бы объединить всех жертв рейдерских захватов, а также обеспечить юридической и общественной защитой тех, кто находится «в зоне риска».

Сам Марат Аскенович в разговоре с заявил, что готов к переговорам с приходом сторон в исходную точку (хотя многое из созданного им уже уничтожено). А все, как мы поняли, началось со встречи с Булатом Утемуратовым, хозяином банка, выдавшем кредит ТОО «Он-Олжа».

– Это было 1 сентября 2015 года, когда я был у Утемуратова на приеме, он раскричался, – рассказывает г-н Набиев. – До этого наше предприятие вышло на реабилитацию, но он вызывает меня через своих людей и прямо говорит: «Я с бывшими генпрокурорами не разговариваю, я не разговариваю с теми, с кем когда-то начинал, а вот тебя пригласил, зная, кто ты такой – с другими не разговариваю». Потом говорит: «ложи 2 миллиарда 600 «налом». А откуда у меня, у производственника, деньги? Тем более кризис еще идет и с собой я деньги не таскаю, как он. Я предлагаю пролонгировать и дальше работать, но он не соглашается. А если бы он согласился, что ему закон позволял, все могло быть по-другому…

Впрочем, наш собеседник склонен думать, что Утемуратов мог не знать подробностей того, что происходит в судах. Якобы его могли использовать его работники, лишь прося шефа «включить адмресурс». Поэтому Марат Набиев и сокрушается: «Наши казахи знают только два действия – отнять и поделить, а вот прибавить и умножить они не умеют или не хотят». Можем к этому добавить только – некоторые умеют приумножать, но только для себя и за чужой счет…

Но самое печальное, что из-за этого страдают те, кому в свое время он помогал. Уже который сезон без угля остается ряд объектов социального характера в Ерейментау, в том числе мечеть и школа – он раньше им выдавал топливо бесплатно, а новые хозяева этого не делают. Кроме этого, Набиев был и остается меценатом, поднимая национальную историю и культуру, пропагандируя шахматы и спорт, выпуская книги и фильмы и так далее. Булат Утемуратов, кстати, тоже позиционирует себя меценатом. Вот на этом поле и посоревновались бы друг с другом – обществу и стране только польза была бы. А то при такой ситуации только вред получается. В том числе и в международном масштабе.

Да, казахский уголь нынче не привлекает зарубежных инвесторов, как полтора века назад. Но упомянутые в начале материала разработки вполне могут заставить обратить на себя внимание, в том числе и потому что многие из них проводились совместно в западными учеными. И волей-неволей вспоминаются слова Майка Помпео, обещавшего американские инвестиции в регион, но при условии реформ в стране, в том числе в области права. Если посмотреть на его слова и Стратегию США в ЦА, то можно забыть о заокеанских вливаниях в экономику из-за полного отсутствия правовой и судебной гарантии сохранности активов. Тоже же могут забрать, если кто-то кому-то не понравится, и не посмотрят, что американец…

Оставить комментарий
Комментарии (2)
  • 28.02.2020 - 19:25
    Арстанбек А.
    Беззаконие творят бонкротные управляющие Юсупов и Макашев, которые не дают работать КХ (Крестьянскому хозяйству) и кирпичному заводу (ЕКЗ): отключили свет, никого туда не запускают, света нет уже 5 с половиной месяца, хотя они никакого отношения к "Он-Олжа" не имеют. Только КХ понесла убытки от незаконных действий банкротных на сумму более 7 млн тенге. Они всё разбирают с уг.разреза , вывозят и продают, а куда девают вырученные деньги и сколько никто не знает, т.к. никто это не контрол
  • 28.02.2020 - 20:24
    Арстанбек А.
    На угольном разрезе Сарыадыр беспредел творят банкротные управляющие Юсупов, который отключил свет от КХ (Крестьянское хозяйство) и ЕКЗ (кирпичный завод), никого туда не пускает, мешает работе этих объектов, хотя они никакого отношения к "Он-Олжа" не имеют. От его незаконных вмешательств, только КХ понесла убытки на сумму более 8 млн.тенге. С территории Сарыадыра вывозится всё подряд, куда, зачем никто не знает. Якобы продают с торгов, а за сколько и куда идут эти деньги никто не знает

Экспертиза

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33