суббота, 04 апреля 2020
,
USD/KZT: 443.5 EUR/KZT: 479.47 RUR/KZT: 5.79
Нефть растет, тенге тоже Нацбанк снизил базовую ставку В Казахстане сейчас 8 человек с диагнозом COVID 19 находятся на ИВЛ ВОЗ подтвердил отсутствие коронавируса в Таджикистане В США зафиксировано рекордное количество безработных Сайт 42500.enbek.kz рухнул из-за огромного потока обращений Нерабочая неделя в Нур-Султане и Алматы продлена до 13 апреля В Ухани от коронавируса погибло свыше 40000 человек? США выделило Казахстану на борьбу с коронавирусом 365 млн тенге Кто пойдет в армию? На антикризисные меры потратят 5,9 триллиона тенге В Казахстане перестанут ездить пассажирские поезда Президент Филиппин приказал убивать нарушителей карантина Беларусь собирается купить российскую нефть по 4 доллара за баррель В Алматинский области на карантин закрыли огромный ЖК с 20 000 жильцов Из-за коронавируса на грани закрытия казахстанско-китайский завод МСБ освобождается  от налогов и социальных платежей до 1 октября 2020 года  В Алматы приземлился борт с гуманитарной помощью из Китая Коронавирус зафиксирован среди матросов подводных лодок и авианосцев Уимблдон стал еще одной жертвой коронавируса Как получить обещанные президентом 42500 тенге? Как будут хоронить умерших от коронавируса? Все прилетевшие в Казахстан будут изолированы на 3 дня Генсек ООН: пандемия коронавируса - самый серьезный кризис после Второй мировой войны ЕС введет санкции против Венгрии?

Как долго продлится «небесный мандат» власти?

Коронавирус – кому беда, а кому мать родна. Как ни цинично это звучит, но введение чрезвычайного положения – это возможность принимать экстренные меры, которые были бы не возможны в обычных условиях. Нас ждет серьезное падение доходов населения, инфляция, деловой активности, сокращение госбюджета. Что еще должно произойти, чтобы принимать решения не сиюминутного характера, а системного? При этом надо исходить из того, что деньги в стране есть и главный вопрос - перераспределение финансовых потоков, бенефициарами которых станут не привилегированные компании, а население страны.  А следовательно – демонополизация экономики. И тут нужен честный разговор. Ну или почти честный…

Сокращение квазигоссектора – кризис дает серьезный повод перейти от слов к делу 

Сегодняшнее состояние дискуссий о радикальных реформах напоминает споры о том, в какой цвет красить унитаз в условиях, когда сломана вся система канализации.

Но есть «прорывные» детали, которые внушают осторожный оптимизм. Например, на днях Председатель правления НПП РК «Атамекен» Аблай Мырзахметов неожиданно предложил конкретные меры по сокращению административных расходов. Выступая в прямом эфире телеканала ATAMEKEN BUSINESS, глава Нацпалаты сказал, что «сейчас в самый раз надо проводить реформу квазигосектора». По каким-то причинам, он предложил начать с  Национального управляющего холдинга «Байтерек», административные расходы которого превышают 54 млрд тенге.

«... Я не вижу смысла в этой надстройке. Внутри есть действующий «ДАМУ»… У нас одни и те же ЦОП. Зачем дублировать? … Здесь можно объединить усилия, мы можем взять под управление «ДАМУ», чтобы сэкономить средства и, наоборот, добиться синергии с «ДАМУ». По его замыслу, АО «Банк развития Казахстана» могло бы сейчас стать оператором политики импортозамещения, работать с большими инфраструктурными проектами и принимать от имени правительства решения по залогам для банков и другим вопросам. АО «Жилстройсбербанк» глава «Атамекен» предложил передать министерству индустрии и инфраструктурного развития РК.  Оптимизировать он также предложил и остальные 11  дочерних структур «Байтерека».

В январе Токаев озвучил шокирующие данные о том, что с 2007 по 2018 год госхолдингам суммарно выделено более 7 трлн тенге, а счетным комитетом выявлен ряд системных проблем, таких как «дублирование функционала, раздутая структура и штаты».

И неважно, чем продиктована позиция Мырзахметова. Важно, что нацхолдинги пропустили мяч в свои ворота, и кризис дает возможность от слов перейти к делу.

Хватит поддерживать «своих»

Отечественные экономисты справедливо раскритиковали механизм поддержки бизнеса, назвав его «избирательным» и не прозрачным. Например, не ясно, почему рассматривается вопрос «налоговых стимулов для отдельных категорий МСБ: крупных объектов торговли, кинотеатров, театров и пр.? Да, им придется нелегко, но не важнее ли предотвратить продовольственный кризис, поддержать систему здравоохранения и образования? А главное – поддержать потребительский спрос, то есть не тех, кто продает, а тех, кто покупает. Эта задача была актуальна и до начала кризиса. А уж теперь и подавно. 6-процентные кредиты для бизнеса выглядят как изощренная издевка. Дело даже не в том, что у нас получить кредит и в лучшие-то времена можно было потратив полгода жизни. Дело в том, что бизнес сегодня оказался в условиях сжимающегося спроса. Именно на это должны были быть направлены шаги, которые Абаев назвал «популистскими» - поддержка покупательной способности населения. Злая ирония в том, что такие заявления – ровно противоположны тому, что на самом деле ждет общество от власти -  продемонстрировать абсолютную решительность в желании сделать все для своего общества и без того дезориентированного страхом перед неопределенностью.

Впрочем, похоже, судя по заявлениям, аналогичные чувства, только помноженные на безответственность, испытывают обитатели левого берега столицы. Даже пандемия и обвал нефтяных котировок не привел их в чувство. А время сжимается как шагреневая кожа.

Здесь очень уместен вопрос экономиста Ануара Ушбаева: «Учитывая уровень накоплений в частном секторе, невысокое качество координации и неумолимый ход времени, никаких средств, собранных в фонде добровольных вкладов в борьбу с последствиями коронавируса не хватит для адекватного ответа на вызовы. Где бы были банки, если для их спасения государством из средств безмолвных пенсионных вкладчиков, будущих поколений и Национального Банка, требовалась бы сначала сплоченность их акционеров и посильная помощь друг другу?

Не только к сплоченности нужно призывать, и не 1 триллион тенге кредитов обсуждать, а говорить о фискальных мерах поддержания доходов и занятости, и в эквиваленте хотя бы 15% ВВП в комплексе мер на первое время. Детали важны, однако деталей люди могут подождать, но уже сейчас они должны знать, что намерения адекватной поддержки есть. Экономика капитализма работает на двух моторах – уверенность и продажи. Государству нужно показать, что оно потратит на текущую рецессию ресурсов не меньше, чем потратило бы на войну. В противном случае, не стоит ждать от бизнеса уверенности. Государству нужно деньгами поддержать домохозяйства. В противном случае, от них бесполезно уже через пару месяцев будет ожидать потребление и спокойствие. Это еще не говоря о безработных, большинство из которых мы цинично продолжаем называть самозанятыми.

Меры поддержки нужно планировать убедительные, разные, и на среднесрочный период, поскольку пока вакцина не будет коммерчески доступна, и пока коллективный иммунитет большинством населения не будет выработан, вирус этот волнами будет возвращаться, а экономика тем временем должна работать, если мы не хотим получить уже гуманитарный кризис».

Соблазны мобилизационной экономики

Те меры, которые предлагает правительство, сводят на нет хотя бы риторику об уменьшении доли государства в экономике. Замена дорогих кредитов на льготные еще больше законсервирует ситуацию. Особенно при том, что у банков и так полно ликвидности.

Вообще, «заливание деньгами» - это первый признак плохого менеджмента. Но что-то другое наше правительство за последние 20 лет делать просто уже разучилось. Даже те, кто когда-то умел.

Токаев признал, что в секторе МСБ, представленного в основном сектором услуг, занято свыше 1,6 миллионов работников. И он также признал, что деньги в стране есть, но ими нужно правильно распорядиться.

Приостановка выплаты сумм основного долга и вознаграждения по всем займам населения – это, конечно, приятно.  Но речь идет как минимум о половине миллиона граждан, потерявших работу. Что потом? Решит ли проблему ежемесячные выплаты, которых хватит на пару походов в магазины? Каков механизм определения тех, кто действительно нуждается в помощи с учетом непрозрачности экономики?

Вопрос эффективного распределения имеющихся резервов особенно важен, учитывая, что «резервы для расширения есть».

Бизнесу настоятельно рекомендуют «принимать меры по сохранению рабочих мест». Но способен ли НПП «Атамекен» проработать комплекс мер по поддержке работодателей? А что они делали до сих пор? Не нужно быть Эйнштейном, чтобы предугадать такую задачу еще три недели назад. Аналогичный вопрос к фискальным органам – понадобилось поручение президента, чтобы «разработать комплекс мер по налоговому стимулированию деловой активности и обеспечению стабильности цен». Этого не смогли сделать и в лучшие времена. Что они смогут предложить сейчас?

Что такое государственное регулирование цен? Решит ли проблему временное  снижение НДС на сельхозпродукцию и продукты питания, обнуление таможенных пошлин по критически важному импорту?

Как заставить работать «экономику простых вещей» в условиях расширяющегося карантина? Онлайн лопаты не изготовить. И ни 6, ни 8 процентов кредитования сейчас уже ничего решат.

В общем, вопросов много. И даже Абаев, получивший «повышение» до пресс-секретаря правительства, не сможет объяснить, что собирается делать правительство.

Трудно согласиться с президентом в том, что «мы вовремя начали готовиться к самому неблагоприятному сценарию и понимаем, что нужно делать». Нет, не понимаем. Поэтому у Токаева есть вполне резонный повод «освободить место» для тех, кто способен принимать решение.

 

 

Оставить комментарий

Экспертиза

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33