суббота, 23 января 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Антикоры попросили не раздувать резонанс по делу хищений в модульной больнице Алматы Эстония требует прекратить репрессии против белорусских журналистов На «КазМунайГазе» впервые из работников никто не погиб В Японии опровергли информацию об отмене Олимпийских игр в Токио Мужчина совершил самосожжение у Дома правительства в Минске За Максом Бокаевым собираются следить еще 3 года Bloomberg: Навального могут посадить на 13 лет Свыше 2 млрд долларов отстоял Казахстан в международных судах США вводит обязательный карантин для прибывающих из-за рубежа Каждый второй работающий казахстанец получает менее 350$ Япония может отменить Олимпийские игры и провести их 2032 году Казахстанская компания будет связана с аэропортом Нью-Йорка Кадыров призвал ООН и ОБСЕ выдать Ахмеда Закаева С 23 января начнется прием заявок на использование пенсионных накоплений В разных городах России проходят задержания сторонников Навального Владельцы отелей просят госпомощь В Беларуси мужчине вынесли приговор за публичное оскорбление Лукашенко Казахстан и страны Азии приняли Анкарскую декларацию Туркменистан предоставит бесплатный набор вакцин от коронавируса для иностранцев Лавров получил казахский орден В Багдаде произошел теракт Габидулла Абдрахимов стал вице-министром культуры и спорта Совладелец ресторанов «Нават» задержан в Бишкеке Россия на безвозмездной основе предоставит Кыргызстану полмиллиона доз вакцины от коронавируса Фото Закирьянова со шкурами барсов изучит полиция

Барахолка forever?

Раушан Бостанова

Сегодня трудно найти человека, не знакомого с понятием «барахолка». Хотя не все знают, что впервые оно появилось еще в XVII веке в местечке Сен-Уэне, что на севере Парижа. Поначалу назывались такие рынки блошиными — из-за большого количества продаваемой старой одежды с блохами. С тех пор, собственно, к ним и прикрепилась репутация разносчика антисанитарии. Позднее культура «блошиных рынков» получила широкое распространение в Голландии, Германии, Польше, других европейских странах, а оттуда в России, где получила также неблагозвучное прозвище «барахолка».
Но в Казахстане, как и, впрочем, на всем постсоветском пространстве, феномен барахолки приобрел гораздо большее значение, чем в той же Европе. Он стал источником существования для сотен тысяч, а то и миллионов людей, со своими традициями, неписаными правилами и законами, эдакими государствами в государстве. Наконец, с барахолок, по сути, начиналась рыночная экономика Казахстана.
Если просмотреть фотографии и видеохронику прошлых лет, то, например, в 1970-е люди на улицах редко выделялись из общей массы, толпа на улицах выглядела серой и однообразной. Отечественных производителей больше интересовало количество, выполнение плана, но не эксклюзивность и модельность той или иной одежды. Соответственно, не только дома, как говорилось в предисловии знаменитого рязановского фильма «Ирония судьбы, или С легким паром!», строились типовые — типовым было все, в том числе и одежда. Во всем Союзе, а ныне это ни много ни мало 15 суверенных государств, все одевались под единый шаблон, словно инкубаторские. Потому ничего удивительного не было в том, чтобы встретить где-нибудь в Сочи сибиряка, «прикид» которого не отличался от того, что и у туриста из Кзыл-Орды. Из общей среды выделялись разве что партийные бонзы, дипломаты и их домочадцы, которые имели доступ к предмету вожделений всех советских граждан – «фирме», то есть товару, произведенному не только на Западе, но даже в Турции или Индии. И еще немного перепадало друзьям и знакомым заведующих крупными универмагами, торговавших из-под прилавка. Разумеется, не бесплатно.
С «перестройки» 1980-х появились и первые изменения в ассортименте предлагаемой продукции. Фарцовщики (производное от английского for sale), то есть подпольные продавцы импортного, уже не считались антиобщественными элементами, агентами тлетворного влияния Запада. Отныне их называли куда более приличным словом «коммерсант», хотя прежняя советская инерция брала свое. Поэтому еще долго понятия типа «коммерция», «бизнес» ассоциировались с нечестным делом. Но их носители могли ответить наличием товара на любой вкус, причем не только одеждой, но и бытовой техникой, товарами широкого потребления. Практически в каждом крупном городе страны появились стихийные рынки, в простонародье именуемые толкучками. Потребителей не интересовала законность торговых сделок: покупка яркого пальто или стильных сапожек диктовалась стремлением выделиться, подчеркнуть свою индивидуальность, некой реакцией на унылую и серую реальность.  Атмосферу тех лет хорошо иллюстрируют ставшие уже классикой художественные картины «Служебный роман», «Где находится нофелет?» или «Самая обаятельная и привлекательная».
Затем наступили лихие 1990-е. СССР развалился, но совковый быт с вечными очередями и повальным дефицитом сохранялся еще определенный срок. Один же из самых устойчивых «брендов» советской эпохи — барахолки получили второе дыхание. Огромные массы людей, в одночасье лишившихся работы, были вынуждены уходить в так называемую самозанятость. Вчерашние инженеры, рабочие, служащие пополняли ряды барахолок, искали себя на вездесущем поприще «купи-продай» или в каких-нибудь других незанятых нишах. Это великое движение стало отправной точкой развития всего того, что мы сегодня привыкли называть малым и средним бизнесом. Тот доморощенный «бизнес» первых лет, те сотни комков и лотков, которые торговали семечками и непонятно какой водкой, барахолки, ставшие средоточием всевозможного криминала, – ко всему этому можно относиться по-всякому. Но нельзя отрицать, что этот примитивный бизнес впоследствии стал одним из главных источников выживания.
С тех пор прошло два десятка лет, а ситуация сильно не изменилась. Да, появились более цивилизованные супермаркеты, торговые комплексы. Но они смогли перетянуть на себя лишь малую часть потребительских аппетитов. Во-первых, сказывается недостаток торговых площадей второго и третьего поколения, во-вторых, довольно существенно отличается прейскурант в супермаркетах от цен, которые предлагаются на барахолке. Причем разница эта определяется даже не столько высокими издержками за аренду престижного бутика и другими обязательными платежами, сколько ввиду наличия «серых схем» на барахолках, которые позволяют избегать налогов и извлекать выгоду.
Но феномен самозанятости привел также к значительному притоку в города жителей периферии, желающих заработать. В результате, по оценкам миграционной полиции, только в Алматы, где официально живут около 1,4 миллиона человек, не меньше полумиллиона незарегистрированных мигрантов. Часть из них снимают квартиры, часть — живут у родственников. Эти люди ищут заработка в самых разных сферах самозанятости: барахолки, частный извоз, торговые палатки и кафе, стройки. В свою очередь, горожане поднимаются на более высокие этажи экономической лестницы. «Я работаю здесь с 1995 года, — рассказывает инспектор рынка «Болашак» Тлеукабыл Амантаев. — Раньше в палатках наблюдал в основном алматинцев, а теперь процентов, наверное, семьдесят продавцов — приезжие. Горожане «выросли», теперь они нанимают людей с периферии, а сами держат по два-три контейнера, организуют поставку и руководят».
В последние годы барахолочный бизнес резко пошел на спад. Причин тому можно привести немало, однако главных, наверное, все-таки две: во-первых, финансовый кризис, который обусловил падение покупательского спроса, во-вторых, вступление в силу Таможенного союза, который привел к повышению таможенных пошлин.
«Покупателей реально стало меньше, — делится, к примеру, впечатлениями Жанна Н., продавец китайского обувного ряда. — Да и торговать становится тяжелее с каждым днем. Если раньше мы делали неплохой оборот, а это не меньше 1000 долларов в день, то теперь мы и в месяц не делаем подобного. Такая большая разница — всего за два года. Сегодня основной проблемой остаются высокие таможенные ставки и постоянно растущая плата за торговое место. Так, если до 2008 года за аренду одного контейнера мы платили 30–50 тысяч тенге в месяц, то теперь от нас требуют не меньше 200 тысяч тенге. В итоге многие владельцы контейнеров попросту обанкротились, не осилив оплаты за свои кредиты в банках. Выживают лишь те, кто стоял у истоков барахолочного бизнеса и имел по несколько контейнеров, перепродав половину торговых точек».
Как считают эксперты, барахолка начинает себя изживать, и это естественный путь развития цивилизованного государства. Однако подобные перемены должны происходить поэтапно и более гуманно по отношению к продавцам. Как считает политолог Досым Сатпаев, «эти люди, которые в начале 1990-х оказались на грани выживания, смогли применить себя именно в сфере торговли. И правительство должно быть благодарно людям, торгующим на барахолках. Ведь они не схватились за палки, камни и не пошли на площади, не требовали от государства трудоустройства, зарплаты, пенсии и т.д. — эти люди стали зарабатывать деньги сами. Во многом благодаря именно таким людям в стране сохранилась социальная и политическая стабильность».
А чтобы помочь предпринимателям на тех же барахолках, можно было бы изучить опыт других стран, например, соседнего Китая, считает Досым Сатпаев: «Там тоже большой процент безработных, внутренней миграции из сельской местности в города. Чтобы изменить данную ситуацию, правительство КНР способствует созданию малых предприятий, поддерживает малый и средний бизнес тем, что дает любому желающему начать свое дело, а это определенные льготы при получении банковского кредита. На начинающего предпринимателя не распространяется подоходный налог ровно до тех пор, пока он не будет стабильно получать доход от своего производства. И уже после этого правительство требует, чтобы бизнесмен создал рабочие места, обеспечил своих сотрудников стабильным заработком, платил налоги».
На сегодняшний день, по словам президента Алматинской ассоциации предпринимателей Виктора Ямбаева, на барахолке крупнейшего мегаполиса республики задействовано до 20 тысяч торгующих и почти в четыре раза больше людей других сопутствующих профессий: носильщиков, грузчиков, водителей, охранников, поваров и т.д. Для них всех барахолка — это целый мир, со своим образом жизни, устоявшимся менталитетом.
Но причина устойчивости барахолок заключается не только в отсутствии игроков, способных составить конкуренцию на нише недорогих товаров. Сохраняющаяся популярность барахолок — феномен отчасти и психологический, нежели чисто экономический. Цены на вещевых рынках уже в основном такие же, что и в магазинах и различных торговых центрах, а качество товаров и обслуживания остается на низком уровне. Поэтому популярность барахолок среди населения можно связать с тем, что они служат своеобразным прототипом большого магазина, где в одном месте можно купить все.

В 2010 году рост розничного товарооборота в Казахстане должен составить 8%
В 2010 году рост розничного товарооборота в Казахстане должен составить 8% — таков прогноз ATFBank Research. В 2009 году этот показатель снизился на 3,9% по сравнению с предыдущим годом. Наибольшее снижение было отмечено в Алматы (-15,4%) и Астане (-10,0%). Тогда игрокам пришлось столкнуться со снижением покупательского спроса, недостатком финансовых ресурсов и возросшей конкуренцией. При этом с 2007 года просроченная задолженность по кредитам торговле, а это почти четверть от общего объема просроченных кредитов, выросла с 1 до 15%.
Возвращение Казахстана к экономическому росту, рост реальных доходов населения, уменьшение кредитной нагрузки и обновление потребительского кредита будут в дальнейшем стимулировать рост торгового оборота.
При этом, по оценке ATFBank Research, 1%-ный рост зарплаты приводит к увеличению розничного товарооборота на 0,53%, рост кредитов на 1% — к росту на 0,29%; рост сбережений на 1%, наоборот, приводит к снижению розничного товарооборота на 0,30%. Учитывая, что на восстановление спроса на товары длительного пользования после кризиса потребуется время, коэффициенты в настоящее время чуть ниже.
За последние пять лет площадь торговых помещений в Казахстане увеличилась на 52,8%. Наибольшее увеличение отмечено в Астане и Алматы, где сконцентрирована значительная часть магазинов второго поколения. Вместе с тем все еще сильна традиция торговли на базарах. Большую часть рынка Казахстана занимают мелкие игроки. Доля сетевого ретейла в розничном товарообороте колеблется в районе 10–15%, а большинство крупных магазинов принадлежат к первому поколению торговых центров. Большая часть оборота на рынке розничной торговли пока по-прежнему генерируется на крытых рынках и в шопинг-центрах первого поколения, распространена «уличная» торговля.
Одной из основных тенденций 2011–2015 годов будет укрупнение сетей, как за счет нового строительства, так и поглощения конкурентов, благодаря более четкой форматизации, которая позволит серьезно сократить затраты.

Оставить комментарий

Антресоли

Не зарекайся... Не зарекайся...
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:38
Цены сошли с ума Цены сошли с ума
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:38
Цена вопроса Цена вопроса
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:38
Как снизить цены? Как снизить цены?
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:37
Прибыло или убыло? Прибыло или убыло?
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:37
Пётр своик: Пётр своик:
Редакция Exclusive
07.05.2010 - 16:14
Astana  Motors Astana Motors
Редакция Exclusive
07.05.2010 - 16:14
Новые направления Новые направления
Редакция Exclusive
07.05.2010 - 16:14
Бренд – это репутация Бренд – это репутация
Редакция Exclusive
07.05.2010 - 16:14
Окаянное время Окаянное время
Редакция Exclusive
07.05.2010 - 16:13
Вспомнить всё Вспомнить всё
Редакция Exclusive
07.05.2010 - 16:13
Имитация развития Имитация развития
Редакция Exclusive
07.05.2010 - 16:13
Институты развития: Институты развития:
Редакция Exclusive
07.05.2010 - 16:13
Нигматжан Исингарин: Нигматжан Исингарин:
Редакция Exclusive
19.04.2010 - 11:34
Новинки рынка Новинки рынка
Редакция Exclusive
19.04.2010 - 11:34
«Все уже есть в тебе» «Все уже есть в тебе»
Редакция Exclusive
19.04.2010 - 11:33
Вся правда о Zonakz Вся правда о Zonakz
Редакция Exclusive
19.04.2010 - 11:28
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33