суббота, 19 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Айсултана Назарбаева в Лондоне приговорили к 18 месяцам и штрафу Казахстанцы, в основном, положительно относятся к Золотой Орде. Назарбаев: надо консолидировать общество и элиту вокруг Токаева Назарбаев раскритиковал партию Nur Otan Сколько иностранцев работает в Казахстане легально? Атамбаеву вернут статус экс-президента? Объявлены победители стипендий имени Батырхана Шукенова Saudi Aramco отложила IPO В Казахстане появится новая монета 35 паломников погибли в Саудовской Аравии Брексит: жёсткий выход отменяется? США призывают власти Казахстана улучшить ситуацию с правами человека Одним движением больше В Казахстане подорожает бензин Когда поменяют код аэропорта столицы? В Казахстане появилась Демократическая партия Опять про Стати Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно» 93% компаний Казахстана сталкиваются с киберугрозами Банки рефинансировали займы на сумму около 215 млрд. тенге Эрдоган против перемирия с сирийскими курдами Токаев о будущем Казахстана Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят

Блиц-опрос

Подготовили Софья Балакина и Кикбай Косаев  

Ергали Бегимбетов, председатель правления СП АО СК «Лондон-Алматы»
«Я положительно отношусь ко всем законам, создаваемым в нашей стране, если они действуют во благо всего общества и нашего государства.
Насколько я понимаю, мы должны принять этот закон в связи с очередным обязательным этапом, необходимым для присоединения Казахстана к ряду международных конвенций по отмыванию, выявлению, изъятию, конфискации доходов от преступной деятельности, к конвенции ОНН против коррупции.
На фоне уже глобальных масштабов развития терроризма необходимо, чтобы все государства объединились в борьбе с ним. Для действенной борьбы, естественно, нужно, чтобы все страны приняли этот закон.
Если этот закон будет внимательно изучен, если будет принята редакция, не позволяющая мешать жить организациям и людям, которые не имеют отношения к подобным преступлениям, если этот закон не будет играть исключительно роль кнута, если этот закон будет исполняться и вместе с ним в государстве будут вводиться в действие механизмы, позволяющие эффективно устранять причины этих явлений, то я отношусь положительно к его созданию».

Ораз Жандосов, сопредседатель Демократической партии Казахстана «Настоящий Ак Жол»
«Вопрос создания такого органа, безусловно, актуален, однако предлагаемая структура вызывает очень много вопросов. Генеральной прокуратуре по определению неестественно исполнять функции финансового мониторинга. Гораздо логичнее и эффективнее с точки зрения обеспечения большей объективности будет передать эти функции министерству финансов или Национальному банку и обязать вновь создаваемый институт регулярно отчитываться по своей деятельности перед общественностью.
 Особую обеспокоенность вызывает то, что Генпрокуратура уже обладает и без того гипертрофированными полномочиями, позволяющими ей произвольно ограничивать права и свободы граждан – это и прослушивание и запись телефонных переговоров, и нарушение тайны финансовых документов, переписки, в т.ч. электронной и пр. Кроме того, проект закона, как это часто бывает в нашей практике последних лет, страдает слабостью категориального аппарата».

Роман Солодченко, финансовый директор АО «Банк ТуранАлем»
«Мы понимаем государственную важность борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма, но, по нашему мнению, введение вышеуказанного закона с большой вероятностью приведет к ухудшению предпринимательского климата. Любое усиление государственного вмешательства в рыночные отношения приводит к разбалансировке рынка. Кроме того, существует вероятность нерыночного давления на банки. В целом, создание органов финансовой разведки может помешать реализации концепции Регионального финансового центра в Алматы, чьи субъекты должны находиться в условиях, максимально приближенных к laissez-faire (наименьшее вмешательство государства), для того чтобы этот проект все-таки заработал».

Азамат Джолдасбеков, президент АО «Казахстанская фондовая биржа»
«Борьба с финансовыми операциями, используемыми для отмывания преступных (в том числе и коррупционных) денег и финансирования терроризма, - новая, широко внедряемая практика во многих странах мира. Так что Казахстан не должен оставаться от такой борьбы в стороне. Хотя, честно говоря, не могу себе представить, что казахстанцы будут финансировать терроризм. Тьфу-тьфу, в нашей стране в отличие от многих ее ближних и дальних соседей сохраняется обстановка толерантности.
Должен ли быть орган финансовой разведки при Генеральной прокуратуре, при каком-либо другом государственном органе или полностью самостоятельным - судить не берусь. Надо обращаться к наилучшей (наиболее эффективной) мировой практике.
Главное, считаю важным, чтобы работа органа финансовой разведки не препятствовала нормальному ведению бизнеса и функционированию финансовой системы, в которой значительная доля приходится как раз-таки на крупные платежи, потенциально являющиеся объектом финансового мониторинга.»

Серик Абдрахманов, депутат мажилиса парламента
«Вообще я сомневаюсь, нужен ли нам такой закон. Для каких целей авторы подготовили этот законопроект: для борьбы с незаконными деньгами, с отмыванием денег или для получения дополнительных полномочий для Генеральной прокуратуры? Мы пытаемся в законе определить, что такое «подозрительные операции с деньгами», придумываем очень много таких, знаете, сложных формулировок. Но обратите внимание, что есть явно преступные сделки, которые получили освещение в прессе, но им оценка со стороны Генеральной прокуратуры и со стороны правоохранительных органов не дается. Или, пожалуйста, разница в цифрах в таможенной статистике РК и стран – торговых партнеров составляет миллионы, сотни миллионов долларов. Это ведь как раз и есть отмывание... Я думаю, мы, общество, просто не готовы к принятию данного законопроекта, потому что мы не боремся с явными нарушениями, явными фактами отмывания денег.
Например, говорят, что один прокурорский деятель заработал свой первый капитал на приостановлении решений официальных органов. Это можно проверить – рассмотреть все решения, все протесты прокуратуры и в конце концов то, каков был экономический эффект для государства… Поэтому, я думаю, что авторы законопроекта преследуют цель заполучить дополнительные полномочия как источник нелегальных доходов… Этот лакомый кусок полномочий хотели получить и другие правоохранительные органы. Наверное, была подковерная борьба в течение двух лет. И в конце концов самой убедительной и красноречивой оказалась прокуратура.
Я сейчас настроен революционно - вообще отклонить данный проект закона.»

Серик Темирбулатов, руководитель аппарата РК генерального прокурора
«Орган финмониторинга создается при Генеральной прокуратуре, но это не означает, что он подчиняется Генеральной прокуратуре. Это не надзорный, а аналитический орган, который создается для того, чтобы получать информацию от субъектов финансового мониторинга и передавать в правоохранительные органы для дальнейшей проверки. Руководитель этого органа будет назначаться президентом. Следовательно, подотчетность, наверное, будет больше главе государства.
Вот г-н Биннинг (Питер Биннинг - эксперт БДИПЧ/ОБСЕ) сказал (в ходе «круглого стола»), что надо проверять только подозрительные операции. Я не согласен… Я поднял типовое законодательство ООН, там говорится, что всякая операция, превышающая определенные суммы, уже служит объектом для анализа для проверки. Потому что на терроризм могут идти и легальные деньги...
Например, я бомж, перебиваюсь с тенге на тенге, потом вдруг перечисляю, допустим, на ваш счет 30000 долларов - это подозрительно или нет?»

Раимбек Баталов, председатель совета Форума предпринимателей Казахстана
- По данным одного из отделов экономической полиции Норвегии, в этой стране ежегодно отмывается около 5 млрд. долларов, большая часть из них - это неуплаченные налоги, а также поступления от сбыта наркотиков, спиртного и табачных изделий. И это в процветающей и цивилизованной стране. Как мы видим, теневая экономика и отмывание денег существуют повсюду.
Мы полностью отдаем себе отчет в том, что закон «О противодействии отмыванию доходов и финансирования терроризма» чрезвычайно важен и актуален и в нашей стране... Вместе с тем мы убеждены, что данный законопроект, какие бы высокие цели он ни преследовал, все же требует тщательной общественной экспертизы, в том числе и со стороны деловых кругов. Поскольку в нынешней редакции законопроекта, за общими рассуждениями о борьбе с отмыванием денег и с терроризмом проявляются новые преграды на пути развития бизнеса, более изощренные методы его контроля со стороны чиновников... Как ни прискорбно, но отмывание денег у нас направлено, прежде всего, на подпитку коррупционно-чиновничьей среды...
Этим законом мы сознательно загоним предпринимателя в тень. Ибо над ним появляется новый надзорно-контролирующий орган, возникает необходимость заполнения новых деклараций, справок, отчетов и что выльется в мытарство и хождение по инстанциям.
Словом, в законопроекте заметно игнорирование вопросов защиты прав предпринимателей при проведении финансового мониторинга и предупреждении злоупотреблений в данной сфере. Было бы желательно сбалансировать идеологию законопроекта, обеспечить необходимую борьбу с отмыванием незаконно полученных денег и терроризмом, одновременно с соблюдением конституционного принципа защиты прав и свободы человека и гражданина. Необходимо учитывать интересы добросовестных предпринимателей, обезопасить их от возможных злоупотреблений.

Оставить комментарий

Антресоли

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33