вторник, 15 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят В Казахстане обсудят зарплаты с китайцами Назарбаеву дали новый орден Казахи из Китая просят политубежища в Казахстане Кто в стране самый заядлый шопоголик? Ануар Нурпеисов: «если я не могу выбрать президента, я могу выбрать страну, в которой я хочу жить» Таджикская власть признала оппозиционеров террористами Константина Сыроежкина лишили казахстанского гражданства На выборах президента сэкономили В Алматы обсудили эко-проблемы стран Центральной Азии Что сказал Тайжан на встрече с Токаевым? Две трети машин в Казахстане старше 10 лет Тайфун «Хагибис» в Японии: 45 погибших, сотни раненых и миллионы эвакуированных Помощь малому бизнесу за год сократилась на четверть Еще одна жертва Арыси 70 процентов таджиков живут за счет денег из-за границы Премьер – президентам пример Бишимбаев вышел на свободу Перейдем на российское Учителей заставляют читать книги президента Дело Атамбаева продлено до 1 ноября Налоговых поступлений в бюджет стало больше Серик Кудебаев от работы не отстранен КНБ подтвердил приговор Константину Сыроежкину

По ту сторону танцев

Елена Дудка

Днем ночные клубы выглядят совсем не так, как в темное время суток. Без косметики света и музыкального гипноза залы дискотек становятся мрачными и усталыми. Но по ту сторону их слепых стен при ярком солнечном свете идет другая работа, та, что скрыта от глаз посетителей.

Днем клуб превращается из увеселительного заведения в частное предприятие со своей бухгалтерией, менеджерами, рабочими и служащими. Они приходят на работу, как большинство людей, утром и в течение трудового дня обеспечивают условия для бесперебойного кипения ночной жизни.
Глядя на обилие дорогих автомобилей, элитных коттеджей и рекламу банковских кредитов, можно подумать, что открыть ночной клуб в состоянии чуть ли не каждый. Для подъема бизнеса с нуля достаточно инвестировать 200-300 тыс. долларов. Сюда войдут аренда и ремонт подходящего помещения, покупка и установка оборудования, обеспечение звукоизоляции и кондиционирования.
Кажущаяся простота, относительно низкий уровень первоначальных инвестиций и высокая рентабельность этого бизнеса привлекают многих. Поэтому новые ночные клубы часто появляются на карте города. Но также часто и исчезают с нее, в первую очередь из-за того, что менеджмент недооценивает сложность стоящей перед ними задачи. Все руководители успешных проектов в индустрии развлечений отмечают, что эта сфера деятельности очень специфична и требует от управляющих специальных знаний, а также профессионального чутья.
Кто они – руководители и собственники успешных проектов? Информация о коммерческой деятельности и структуре собственности предприятий в нашей стране вообще далека от прозрачности. А к ночным клубам и развлекательным центрам это относится вдвойне. Здесь реально существуют широкие возможности для отмывания денег, наркобизнеса и проституции, а также проблемы безопасности. Поэтому независимо от того, причастен ли клуб ко всему вышеперечисленному, афишировать имена собственников заведений не принято. Но если основываться на неофициальной информации, то из них можно условно выделить три группы.
Первая – это крупные компании, работающие чаще всего в сфере торговли или общественного питания. Они обладают достаточными собственными средствами и возможностями привлечения заемного финансирования для открытия клуба. И у них уже есть определенный организационный опыт в смежных отраслях сферы услуг. Во главе дела ставят, как правило, члена семейного клана, владеющего основным бизнесом. Постороннему человеку – наемному менеджеру – доверять опасаются.
Вторая группа – «пришельцы» из России, где клубное дело поставлено на широкую ногу. Там старт нового проекта, рассчитанного на взыскательную публику, обходится в несколько раз дороже. И выход на наш рынок для них - это своего рода диверсификация бизнеса. Третья группа – частные предприниматели, о которых известно по большей части то, что они являются близкими родственниками видных политических деятелей.
Успех проекта зависит в первую очередь от менеджмента. В клубе могут быть отличный свет, звук, бар и т. д., но пусто в зале. И наоборот, в ничем не выдающихся интерьерах порой собираются самые продвинутые тусовщики. По единодушному мнению директоров клубов, секрет таких заведений в хорошей организации работы. Играет роль все – от систем кондиционирования воздуха до грамотного фейс-контроля. Но главной приманкой для публики, конечно, являются клубные программы с участием популярных ди-джеев и выступления отечественных и зарубежных звезд.
Основную часть доходов алматинские клубы получают от платы за вход. Особенно в самом начале своей деятельности. Если заведение становится популярным, ему удается получать дополнительный доход от контрактов с производителями алкогольной или табачной продукции, а также энергетических напитков. Стороны обычно договариваются между собой о проведении в течение года фирменных вечеринок и иногда об эксклюзивной продаже продукции на территории клуба. У зрелого предприятия доходы входной кассы примерно равны доходам от контрактов с производителями. На них приходится по 25%-30% от общего объема выручки клуба (пожалуйста, диаграмма). Но по мере раздачи клубных карточек, дающих право бесплатного входа постоянным посетителям и роста количества завсегдатаев, баланс смещается в сторону контрактов.
Производители рассматривают клубы как некое рекламное пространство. Причем весьма эффективное. Они готовы не только оплачивать проведение своих фирменных вечеринок, но и участвовать в инвестициях в строительство нового или обновление уже существующего клуба. Тем более что поле для рекламы сигарет и спиртных напитков постоянно сужается законодательством. В клубах уже тоже запрещена бесплатная раздача всего, что обычно сопровождается предупреждающими надписями о вреде для здоровья. Но все же на сегодняшний день это одна из наиболее эффективных площадок для размещения информации об алкогольной и табачной продукции. Клубы со своей стороны помимо стабильной прибыли заинтересованы в ди-джеях и исполнителях, которых производители привозят на свои вечеринки и которые весьма способствуют росту популярности заведений. Кроме того, партнеры обычно дают на радио и TV рекламу предстоящих party с упоминанием клуба.
Остальной официальный доход ночные дискотеки получают от бара и столиков в зале. Правда, некоторые клубы параллельно развивают другие виды культурного отдыха, такие как бильярд, боулинг, ресторан и др. Но это уже отдельная песня. Сколько зарабатывает средний ночной клуб в месяц, конечно, никто не скажет. Но можно грубо подсчитать, что если плата за вход составляет, скажем, 1000 тенге, а оставляют ее в кассе 300 человек три дня в неделю, то в месяц это примерно 3,6 млн. тенге. Учитывая, что входные сборы занимают около 25% в общем объеме доходов, предположим, что официальный доход такого клуба составит порядка 14,5 млн. тенге в месяц, или $120 тыс.
Расходы у развлекательных центров самые обычные – налоги, зарплата, реклама, амортизация, коммунальные услуги и проч. Но есть и специфические. Например, на оплату авторских комиссионных создателям модных хитов. Прокрутил композицию - уважь авторское право, заплати комиссионные. Официально эти деньги (небольшие, 3-4 МРП в месяц, но все же) клубы платят уполномоченному органу по авторским правам. Но куда в реальности они идут, никто из менеджеров клубов не знает. Неужели перечисляются Мадонне, Эминему и прочим мировым знаменитостям?
Примечательно, что почти все пластинки ди-джеи покупают на специализированных сайтах в Интернете и получают их по почте вместе с накладными документами. То есть авторское право вроде бы соблюдено при покупке и плата за использование хитов производится в Казахстане вторично. Но поскольку сумма небольшая, все платят ее молча. Тем более что в прошлом году в ходе рейдов ДВД за нарушение авторского права в ряде клубов были безвозвратно изъяты пластинки и оборудование, на котором они крутились.
Более существенной, но более приятной статьей расходов является приглашение ди-джеев и исполнителей – казахстанских, из стран СНГ и из дальнего зарубежья. Чтобы привезти ди-джея из Европы, клубы тратят более $10 тыс. (включая перелет и размещение в местной гостинице), из России – $4-5 тыс. Местные обходятся в сумму от 5 тыс. тенге до $500 за вечер. Звездные исполнители – дороже, но и приглашают их реже.
Рентабельность клубного бизнеса, по оценкам некоторых руководителей проектов, составляет порядка 60%. Но значительная часть чистой прибыли реинвестируется в дальнейшее развитие клубов. Интересно, что среди управляющих нет единого мнения по поводу того, как часто необходимо полностью обновлять клуб, начиная от самой идеи и заканчивая элементами интерьера. Одни считают, что не реже одного раза в год, другие вообще не «заморачиваются», пока публика к ним ходит.
Публика же распределяется по клубам по неписаным законам, понять которые сложно порой даже самим клубным промоутерам. Все складывается так, что в одни клубы ходят преимущественно подростки, другие облюбованы проститутками и их клиентами, третьи закрепили за собой репутацию наркоманских. В целом у нас отношение к клаберам более либеральное, чем, скажем, в элитных московских клубах. «Мы делаем это для красавиц, богемы и буржуазии», - сказал в интервью телеканалу РБК известный российский клубный промоутер Синиша Лазаревич. По его словам, из толпы желающих попасть в клуб фейс-контроль на входе отбирает только «красивых, модных, жизнерадостных и позитивных». По его же классификации публика элитного московского клуба состоит из: 1) красивых; 2) тех, кто имеет возможности (читай, богатых); 3) тех, кто создает общественное мнение (надо полагать, известных).
Ведущие клубы в Москве крупнее и дороже алматинских. За ночь через танцевальные залы одного такого заведения может проходить 3 тыс. человек и более, а броня VIP-ложи доходит до $5 тыс. Надо сказать, что россияне пытаются прививать свою клубную культуру и на нашей почве. Открытые ими клубы считаются одними из самых стильных и «продвинутых» в Алматы, но и фейс-контроль в них по здешним понятиям просто зверский.
О фейс-контроле, клубных наркотиках и других аспектах клубного бизнеса мы попросили рассказать директоров популярных ночных клубов.

Саят Уразиманов,
генеральный директор развлекательного комплекса «Кардинал» и ночного клуба «Пирамида»:

- Клубы открываются и лопаются как мыльные пузыри. Многие думают, что это легкий бизнес, но это не так. Персонал, фэйс-контроль, службы безопасности – все это требует профессионального подхода. Одна из проблем, с которой сталкиваются клубы, – продажа наркотиков на их территории.
Я считаю, что тут все зависит от топ-менеджмента заведения. Невозможно торговать в клубе наркотиками из-под полы так, чтобы руководитель клуба об этом не знал. Когда меня спрашивают: «Как вы считаете, от кого это идет?», я отвечаю, что, конечно, от руководства. Ты хозяин клуба и ты решаешь, что здесь будет происходить. Проституцию мы тоже пресекаем. Как только я пришел в клуб, мы в первую очередь отсеяли гостей, которые, по нашим наблюдениям, употребляли психотропные вещества, и девушек, которые занимались проституцией.
Это делается в первую очередь за счет фейс-контроля. Я сам люблю стоять на входе и общаться с клиентами. В этом бизнесе я уже 10 лет, начинал с работы оператором, официантом, мыл дорожки в боулинге, знакомился с людьми, любил общаться. Поэтому большую часть клубной молодежи в городе знаю лично. Они выросли, можно сказать, у меня на глазах, и я вижу, кто из них что из себя представляет. Если я в ком-то не уверен, просто понаблюдаю за этим человеком, подойду и поговорю с ним. Конечно, проблемы не сразу выявляются, но мы многим вход закрываем. Другими методами тоже боремся, например, 1 июня провели в клубе специальную акцию «Молодежь против наркотиков».
Примерно четвертую-пятую часть наших расходов занимают затраты на охрану клуба. Потому что от этого зависят жизни людей. Работать охранником в ночном клубе непросто. Темнота, вспышки света, громкая музыка – очень тяжело в таких условиях контролировать зал. В одну смену комплекс охраняет не менее 6 человек. В дни крупных вечеринок возле клуба также дежурит оперативная машина.
Если говорить о коммерческой стороне дела, то можно отметить общую тенденцию сокращения доходов клубов. На это есть много причин: переезд части клубной публики в Астану, увеличение числа клубов и рост конкуренции между ними, появление новых технологий, позволяющих достичь высокого качества звука в домашних условиях, и др. А может быть, просто само это времяпровождение приедается людям.
Пик клубной активности приходится на зиму, когда проводится много корпоративных вечеринок. А лето - это пора отпусков и экзаменов, когда посещаемость клубов падает. Поэтому наш развлекательный комплекс все лето живет главным образом за счет проведения свадеб, так как у нас помимо прочего еще есть большой банкетный зал. Чтобы стимулировать интерес к клубу, каждую неделю мы меняем программу, приглашаем кого-нибудь из известных ди-джеев и исполнителей, меняем стили и направления музыки. Выделяем дополнительные дни для отдельных музыкальных направлений. Ведь молодежи нравится все новое. И новые клубы больше привлекают ее хотя бы только потому, что они новые. А «Пирамида» существует уже шестой год, чтобы не надоедать публике, надо не стоять на месте.
Через каждые год-полтора клуб меняет свою основную идею и дизайн. Он был «Фабрикой», «Аладдином», «Пирамидой». Сейчас у нас новое направление: «Night Flight» - «Ночной полет». Чтобы оформить клуб в новом стиле, мы собирались купить настоящий самолет и установить его так, чтобы носовая часть заходила в клуб, а хвост оставался на улице. Самолет купить не получилось, и ребята, которые занимаются автомобильным тюнингом, сделали нам модель авиалайнера, которая сегодня является ключевой деталью интерьера клуба.

Данияр Сулейменов,
арт-директор ночного клуба «Да фрик»:

- У нас прогрессивный клуб в плане музыки, поэтому молодежь к нам и ходит. Пока мы не планируем менять концепцию клуба, будем только делать апгрейд, совершенствовать свет и звук. Интерьер для нас не самое главное.
Диверсифицировать бизнес, открывать бильярдные или еще что-нибудь не собираемся, потому что мы изначально делали этот проект как клуб, просто для души. Нам хотелось, чтобы в него ходила именно такая молодежь, которая к нам сегодня ходит, и звучала именно такая музыка. Это была основная задача, и мы ее выполнили. Мы не бизнесмены, мы просто получаем кайф от своей работы. А коммерческими вопросами занимается наша бухгалтерия. Если бы от нас было мало толку, они бы сказали: «Все, ребята, вы нас не устраиваете».
Когда прибыль клуба начинает снижаться, мы активизируемся, придумываем сильные, интересные вечеринки. Главный секрет популярности ночных клубов - в понимании желаний публики. А когда наши желания совпадают с желаниями публики, то работать вообще очень интересно.
Что касается наркотиков, то они и клубная культура всегда идут параллельно. О нашем клубе дурная слава пошла почти сразу после его открытия. Однажды, когда я был в гостях, моя сестренка, подросток, спросила: «В каком клубе ты работаешь?» - «В «Да фрике».- «А, правда, что это наркоманский клуб?» Вся родня на меня смотрела ужасно. Я почувствовал себя так, как будто я сам продаю эти наркотики.
Мы обратились в отдел по борьбе с наркобизнесом ГУВД. Просто пошли, встретились с начальником отдела, объяснили ситуацию. Спросили, что нам делать? Мы не хотим, чтобы в нас тыкали пальцем и говорили, что мы молодежь подсаживаем на наркотики. Отследить продажу и употребление наркотиков в клубе практически невозможно. Ведь клубный наркотик – это экстази, таблетки, которые очень легко пронести, незаметно передать или выпить. Тем более что в клубе темно, шумно, люди веселятся, пьют, гуляют. Совместно с ГУВД мы провели акцию «Скажи «нет» наркотикам», на которую пригласили сотрудников полиции, журналистов, клаберов. Повесили плакаты на эту тему. Я знаю, что подобные акции проводятся в школах, в институтах, на уровне города. Но очень сложно объяснить это человеку, если он сам этого не понимает.
С другой стороны, у меня вопрос к самим правоохранительным органам – а почему вообще эти наркотики в нашу страну попадают? Должна быть сильная политика государства в этом вопросе. Но надо сказать, что это проблема не только Казахстана. Наши партнеры, компания «Бритиш Америкэн Тобако», отправили нас на стажировку в Лондон, на повышение квалификации. Так вот, когда мы находились в тамошних клубах, к нам каждые 20 минут открыто подходили и предлагали наркотики. Там в клубах по 3-4 тыс. человек за ночь тусуются, за всеми не уследишь. Вообще в Британии клубная культура сильно отличается от нашей. Там люди приходят в клуб, чтобы отдохнуть. А у нас есть персонажи, которые приходят специально, чтобы ссориться, драться и т. д.
Что касается проституции, то у нас девчонки в таком виде танцуют… Как определить – проститутка она или нет? Мы демократично относимся к своей публике. ф

МВД РК намерено закрыть 14 ночных клубов Алматы, где распространялись наркотики
Комитет по борьбе с наркобизнесом МВД РК намерен закрыть 14 ночных клубов Алматы, в которых отмечены факты распространения и потребления наркотиков и психотропных веществ. Об этом сообщил вице-министр внутренних дел, председатель комитета по борьбе с наркобизнесом Анатолий Выборов во время конференции «Региональное сотрудничество СМИ: вместе против наркотиков и ВИЧ/СПИД» 9 июня в Алматы.
А. Выборов сообщил, что работа по сбору материалов об увеселительных заведениях, где отмечаются факты потребления наркотиков, была начата комитетом с начала 2005 года. «В настоящее время мы ведем интенсивную работу через акиматы, выносим эти материалы в суды с целью их закрытия и отзыва их лицензий», - сказал он.
По словам вице-министра, в основном в ночных клубах Алматы отмечается потребление синтетических транквилизаторов типа экстази и ЛСД, завезенных из Европы.
Kazakhstan Today

Оставить комментарий

Антресоли

Индустрия завлечений Индустрия завлечений
Редакция Exclusive
25.06.2007 - 16:09
Скоро на экранах Скоро на экранах
Редакция Exclusive
25.06.2007 - 16:09
Котировка ВУЗов Котировка ВУЗов
Редакция Exclusive
25.06.2007 - 14:11
Блиц опрос Блиц опрос
Редакция Exclusive
25.06.2007 - 14:09
Кого ищем? Кого ищем?
Редакция Exclusive
25.06.2007 - 14:07
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33