воскресенье, 22 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Хроника митингов и задержаний МСБ получит 30 миллиардов в Алматы Маленькая, но победа Продажная статистика Сколько многодетных семей получат квартиры Новая забастовка в Мангистау Коалиция гражданских инициатив сделала Заявление Скандал с премьер-министром Канады Довольных чуть более половины Генпрокуратура арестовала 13 млн. долларов Бергея Рыскалиева Новый аким Карагандинской области Прокуратура попросила отменить арест Устинову В Москве таджики создают свою партию Kaspi.kz едет в Лондон Почему мы не такие счастливые? Навальный номинирован на премию Сахарова ВОУД будет отменен, а учителям обещают новые доплаты ФРС снизила ставку Куда ушел Тажин? Лекарства дорожают Кулибаев переназначен президентом НОК В акимате Алматы новое назначение Дочь Гульнары Каримовой грозится опубликовать компромат на власти Узбекистана США подали в суд на Сноудена В розыске находятся 2600 казахстанцев

Семейный конфликт с политической начинкой

Досым Сатпаев

Как обычно, все началось с банальной борьбы за собственность и финансовые ресурсы. Затем конфликт перекинулся в сферу информационной войны и постепенно приобрел политическую окраску. При этом на каждом этапе данного противостояния возникала своя порция вопросов. В начальной стадии конфликта: «А что там все-таки произошло?», затем «Кто кого?». Уже после заведения уголовного дела, отставки и объявления в международный розыск Рахата Алиева все чаще стали звучать вопросы: «Почему?» и «Что дальше?». На первый вопрос уже сейчас появилось большое количество ответов, нередко противоречащих друг другу. Всерьез даже обсуждается тема о том, что весь этот сыр-бор является хорошо спланированной политтехнологией, главной задачей которой была попытка отвлечь внимание общественности от конституционных изменений. Интересная получается политтехнология, если издержек от нее для власти больше, чем пользы. Другое дело, что кое-кто мог просто подбросить уголек в раздувание этого конфликта для того, чтобы воспользоваться благоприятной ситуацией и ослабить чересчур активного старшего зятя. И оказалось, что сделать это было не так сложно. Как говорится, клиент давно уже созрел, чтобы начать свой бег по лезвию бритвы. Во-первых, президенту могло не понравиться то, что Рахат Алиев в очередной раз стал причиной новых конфликтов внутри элиты. Это уже было в 2001 году, а затем в 2006-м, после гибели Алтынбека Сарсенбаева. Если исходить из того, что одним из ключевых факторов политической стабильности в Казахстане является сохранение баланса сил между влиятельными группами давления, нарушение этого баланса снижает способность президента держать ситуацию под контролем, давая возможность одной из конкурирующих групп усилиться настолько, чтобы заявлять права на расширение своих политических и экономических интересов. Конечно, в отличие от России, где был период сильного влияния олигархов на процесс принятия политических решений, в Казахстане никогда не ослаблялась жесткая президентская вертикаль, которая долгое время держала элиту под жестким контролем. И любая попытка вырваться из-под президентской опеки обычно каралась достаточно жестко. Здесь можно вспомнить его недвусмысленный намек, который он когда-то сделал абсолютно всем «теневым игрокам». В частности, на открытии первой сессии парламента третьего созыва президент упоминал о «десяти мега-холдингах», которые контролируют 80% всего ВВП Казахстана и мешают транспарентности, а также конкурентности на внутреннем рынке. При этом некоторые из них, по словам президента, рвутся к власти. Обращает на себя внимание то, что чуть ли не в первый раз президент подчеркнуто назвал их «олигархами», намеренно закладывая в это слово негативный смысл. Скорее всего, именно как реакцию на данное выступление президента можно рассматривать заявление, с которым к стране обратились представители крупнейших банков страны во время IV Конгресса финансистов Казахстана. Ключевым пунктом этого заявления был тезис о том, что банки страны считают недопустимым свое участие в деятельности и финансировании политических партий. Тогда для руководства страны было важным, чтобы крупный бизнес желательно добровольно и публично очертил границу своей компетенции, которая замыкается только на экономической сфере. Скорее всего, зять президента не понял, что такие границы существуют и для всех остальных. Во-вторых, сразу же после конституционных изменений Рахат Алиев в одном из иностранных СМИ выступил против поправки, которая снимала ограничения по срокам полномочий для первого президента. Если исходить из того, что он имел планы поучаствовать в президентских выборах 2012 года, о чем и заявил в своем недавнем обращении, то такая реакция на поправку вполне объяснима. Судя по всему, ее появление могло испортить его собственные планы на будущее. Можно предположить, что эта история не имела бы для Рахата Алиева таких последствий, если бы он соблюдал неписаные правила игры, главным из которых является «не выносить сор из избы». Скорее всего, он совершил пять больших ошибок. Во-первых, опять использовал силовые структуры для решения своих проблем. Во-вторых, публично через СМИ обвинил Б.Мухамеджанова и И.Тасмагамбетова в противозаконных действиях. А ведь это не оппозиционеры и не рядовые бизнесмены, а довольно лояльные президенту люди. В-третьих, перегнул палку с использованием своих СМИ в дискредитации мэра г. Алматы, министра внутренних дел и всех правоохранительных структур, что бумерангом било по всей исполнительной ветви власти. В-четвертых, забыл, что этим конфликтом могут воспользоваться другие его недоброжелатели, которых больше, чем союзников. В-пятых, сделал неосторожное заявление по поводу своего несогласия с конституционной поправкой о снятии ограничений по срокам полномочий для первого президента. Думаю, что последняя ошибка стала роковой. С его стороны была попытка корректировки своего имиджа исходя из сложившейся обстановки. Как это обычно бывает, если тебя называют уголовником, то лучше представить себя жертвой режима. Хотя странно слышать такие заявления из уст человека, который только в прошлом году не менее искренне говорил о желательности монархии в Казахстане. Вот теперь непонятно, когда г-н Алиев был откровенен, сейчас или тогда. Получается, что, с точки зрения элиты и в первую очередь президента, политические амбиции Рахата Алиева стали опасными в целом для политической стабильности страны. И здесь возникает странная закономерность. Так, в прошлом году Дарига Назарбаева сенсационно заявила о наличии оппозиции президенту внутри бюрократического аппарата. По мнению дочери президента, большая часть казахстанской политической оппозиции - это работники государственного аппарата, которые, как «кроты», подтачивают существующую политическую систему страны и угрожают президентской власти. Еще более конкретно прозвучал тезис о том, что оппозицию поддерживает часть кланово-бюрократической системы, которая вошла в тактический союз с финансово-промышленными группировками и олигархами. Именно последние, в свою очередь, будируют тему о возможной смене власти и обсуждают кандидатуры преемников, тем самым повышая напряженность внутри элиты. Может быть, уже тогда явно чувствовалось напряжение в элите по поводу 2012 года и тот факт, что Рахат Алиев вроде бы готовился к президентским выборам, мог послужить основой для того, чтобы перевести стрелки на других представителей элиты, обвинив их в «заговоре». И намек дочери президента на этот «заговор» внутри элиты являлся скорее превентивной защитой, чем нападением. Что касается перспектив всей этой конфликтной ситуации, то на вопрос: «Что дальше?» будет не меньше ответов, чем на вопрос: «Почему?». Но при любом раскладе ясно вырисовываются четыре вывода. Во-первых, этот внутриэлитный конфликт имеет серьезные отличия от 2001 года, так как впервые член «Семьи» бросил вызов системе, построенной главой «Семьи», по причине ярко выраженного желания его заменить. Единственное, что объединяет эти два события, так это главный герой и то, что уже тогда старшему зятю ясно дали понять, кто в доме хозяин. Во-вторых, позиции Рахата Алиева в элите серьезно ослабли, так как союзников внутри страны он так и не приобрел, а врагов нажил немало. В-третьих, от всей этой ситуации в выигрыше остались те представители элиты, которые сейчас попытаются заполнить образовавшуюся после Алиева нишу влияния, в том числе и с расчетом на участие в проекте «преемник». В-четвертых, президент в очередной раз показал, что ради сохранения политической стабильности и внутриэлитного порядка он готов пойти на крайние меры вне зависимости от родственных и прочих связей. И это хороший урок другим представителям «Семьи», как говорится, «не стоит лезть вперед батьки». С другой стороны, говорить о начале некоего политического кризиса еще рано, так как это был лишь конфликт с участием отдельных представителей элиты. Это, кстати, показали и недавние конституционные поправки, которые еще больше укрепили власть президента, пока еще реагирующего на любые попытки поставить под сомнение его власть, даже со стороны родственников. В то же самое время события 2001 года были предвестником того, что традиционный механизм сохранения баланса сил внутри элиты начинает давать сбой. И то, что произошло сейчас, является закономерностью. Президент уже не может предугадать действия элитных группировок, но пока в состоянии реагировать для нейтрализации последствий их деятельности. При этом с каждым разом это реагирование будет все более жестким. Поэтому можно предположить, что президент после Рахата Алиева примет решения и по поводу другой стороны конфликта. Хотя, если внимательно присмотреться к этому конфликту с точки зрения самого президента, то сразу же вспоминается роман «Осень патриарха» Габриэля Гарсиа Маркеса. Роман об одиночестве человека, наделенного абсолютной властью. Действительно, если уж члены семьи идут против тебя, то как доверять другим представителям элиты. Может быть, поэтому президент решил не будить лихо и создать себе более широкое поле для маневров этой самой поправкой о снятии ограничений на свои сроки полномочий. Как говорится, чтобы больше было времени для подготовки хоть какого-нибудь «преемника». При этом старая гвардия осталась, и, возможно, после ситуации с Рахатом Алиевым Нуртай Абыкаев может вернуться в Казахстан. Хотя и более молодые волчата подросли. Стали более зубастыми, амбициозными. Конечно, данный конфликт да и последние конституционные изменения могут поставить крест на нашей попытке стать председателем ОБСЕ в 2009 году. Хотя при умелом рекламном подходе даже уголовное дело против Рахата Алиева можно преподнести как разрушение мифа о вседозволенности «Семьи» и как торжество принципа «все равны перед законом». Что касается общества, то, оставаясь в основном зрителями этого увлекательного политического экшена, оно, как ни странно, также получает свой выигрышный бонус. Ведь, оказывается, что в большом количестве конкурирующих олигархических групп, которые формируют своеобразный олигархический плюрализм, есть не только минусы, но и значительный плюс. Постоянно борясь за место под солнцем, они постепенно выходят из тени на публичное поле и даже иногда апеллируют к общественному мнению. И последний конфликт в элите четко показал, что эпоха кулуарности и подковерного решения любых проблем уже прошла. Тот факт, что некоторые представители элиты стали активно использовать СМИ в своих разборках, говорит о том, что прежние традиционные инструменты улаживания споров уже не совсем эффективны. Кроме этого другим представителям элиты, в том числе и нашим олигархам, должно быть ясно, что рано или поздно единственным оружием против произвола станет перемещение конфликта именно в публичное пространство, открытое общественному контролю. Хотя в основной своей массе казахстанские олигархи, как и практически вся элита, абсолютно деидеологизирована. Здесь нет классических «либералов», «правых», «левых», «социал-демократов», «консерваторов» или «национал-патриотов». Их кредо - «политическая лояльность» к президенту, так как без этого можно легко потерять «крышу» в прямом и переносном смысле этого слова. Но, судя по всему, и это кредо начинает давать трещину. Рано или поздно «олигархический плюрализм» действительно перерастет в плюрализм политический. И вопрос: «С кем ты, товарищ олигарх?» для многих из них станет более чем актуальным. Понятно, что кто-то не захочет отвечать на этот вопрос и просто слиняет к своим заграничным виллам и швейцарским банковским счетам. Другие, может быть, наконец осознают, что им выгодно сильное гражданское общество, отстаивающее демократические принципы. Ведь это гарант стабильности самого бизнеса, экономическая и политическая уверенность в завтрашнем дне. И объективно – в случае борьбы бюрократических групп и бизнеса – общество должно стать на сторону последнего. В противном случае общество между плохим государством и плохими олигархами выберет государство. Тем более что государство нельзя уничтожить или посадить в тюрьму, а олигарха можно. К тому же сам факт уголовного дела против Рахата Алиева мог не только кого-то обнадежить, но и насторожить. Ведь если президент, по тем или иным причинам, не пожалел своего зятя, то что говорить о других представителях политической и бизнес-элиты, не входящих в «Семью».

Оставить комментарий

Антресоли

Ливанский вавилон Ливанский вавилон
Редакция Exclusive
26.06.2007 - 11:52
Грузинская "рулетка" Грузинская "рулетка"
Редакция Exclusive
26.06.2007 - 11:46
В поисках лояльности В поисках лояльности
Редакция Exclusive
26.06.2007 - 11:43
Природоневедение Природоневедение
Редакция Exclusive
26.06.2007 - 10:41
Неравный брак Неравный брак
Редакция Exclusive
26.06.2007 - 10:41
Грезы по Курмангазы Грезы по Курмангазы
Редакция Exclusive
26.06.2007 - 10:41
Что сжигаем? Что сжигаем?
Редакция Exclusive
26.06.2007 - 10:41
Второед дыхание Второед дыхание
Редакция Exclusive
26.06.2007 - 10:41
Цена жизни Цена жизни
Редакция Exclusive
25.06.2007 - 16:51
Новые назначения Новые назначения
Редакция Exclusive
25.06.2007 - 16:46
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33