четверг, 17 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно» 93% компаний Казахстана сталкиваются с киберугрозами Банки рефинансировали займы на сумму около 215 млрд. тенге Эрдоган против перемирия с сирийскими курдами Токаев о будущем Казахстана Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят В Казахстане обсудят зарплаты с китайцами Назарбаеву дали новый орден Казахи из Китая просят политубежища в Казахстане Кто в стране самый заядлый шопоголик? Ануар Нурпеисов: «если я не могу выбрать президента, я могу выбрать страну, в которой я хочу жить» Таджикская власть признала оппозиционеров террористами Константина Сыроежкина лишили казахстанского гражданства На выборах президента сэкономили В Алматы обсудили эко-проблемы стран Центральной Азии Что сказал Тайжан на встрече с Токаевым? Две трети машин в Казахстане старше 10 лет Тайфун «Хагибис» в Японии: 45 погибших, сотни раненых и миллионы эвакуированных Помощь малому бизнесу за год сократилась на четверть Еще одна жертва Арыси 70 процентов таджиков живут за счет денег из-за границы Премьер – президентам пример Бишимбаев вышел на свободу

Евразийский клуб финансистов: Кому и для чего нужна эта структура?

Карлыгаш Еженова:

Карлыгаш Еженова:
- Мне кажется, что итогом сегодняшней встречи должно быть появление рабочей группы, некоего формата, на основе которого мы продолжали бы нашу работу. У меня есть конкретное предложение, как мы можем поддержать инициативу создания Евразийского клуба финансистов, но оно будет озвучено несколько позже. А сейчас я предлагаю дать слово Серику Достановичу (Примбетову. - Прим. ред.), поскольку он главный и профессиональный интегратор среди нас.

Серик Примбетов:
- Я думаю, что такой клуб нужен. Я знаю по практике своей работы, что есть необходимость собираться специалистам из разных стран и обсуждать общие проблемы.  
Например, в рамках ЕврАзЭС существует совет по финансово-экономической политике, который возглавляет Герман Греф. В этот совет входят министры финансов и экономики стран-участниц. На встречах они обсуждают, какие должны быть макроэкономические показатели в наших странах и т. д. Это пока не означает, что мы идем к созданию единой финансово-экономической системы ЕврАзЭС. Но предполагает, что страны-участницы стремятся к проведению согласованной экономической политики, к соблюдению определенного уровня макроэкономических показателей, таких как ВВП, инфляция, безработица, внешний долг и др. На совете по транспортной политике обсуждаются вопросы развития Евразийской транспортной системы, транспортных коридоров. Есть также совет министров здравоохранения, совет руководителей таможенных служб и другие. Но все это  взаимодействие представителей государственной власти.
Но на Евразийском пространстве очень мало таких вот неформальных клубов, где мог бы высказаться каждый заинтересованный человек. Поэтому такая площадка необходима. А какие вопросы будут обсуждаться в Евразийском клубе финансистов, это, я думаю, предложат те люди, которые ближе к этой сфере. Большую роль здесь мог бы  сыграть Евразийский банк развития, который уже начал работу на пространстве двух государств - России и Казахстана. Я думаю, что со временем его значение будет возрастать. С высоты банка ему, наверное, виднее те проблемы, которые возникают между нашими финансовыми системами.
Кстати, надо определить, что понимается под названием «Евразийский». Если говорить применительно к ЕврАзЭС, то речь идет о 6 государствах плюс три государства - наблюдателя. Если предполагается другой состав участников, то какой? Потому что каждый понимает это по-своему.

Болат Жамишев:
- Какие рабочие комиссии, рабочие группы есть при ЕврАзЭС? Которые являлись бы площадкой для выработки решений?

Серик Примбетов:
- Области, наиболее к нашей сегодняшней теме приближенные, это совет по финансово-экономической политике, куда входят министры финансов и экономики наших шести государств: Белоруссии, России, Казахстана, Киргизстана, Таджикистана, Узбекистана. На заседания этого совета приглашают разных докладчиков. Например, недавно был большой доклад по развитию стратегии и тактики ЕврАзЭС. Приглашают людей, которые предлагают интересные международные проекты.
Кроме того, существуют 18 разных советов. Такие как советы руководителей таможенных и пограничных служб, совет руководителей центральных (национальных) банков, совет по ценным бумагам, совет министров здравоохранения, совет по социальному развитию, совет по признанию эквивалентности дипломов стран ЕврАзЭС. Их возглавляют  представительные люди, которые знают, понимают проблемы и обсуждают, что мешает в их решении. Все эти органы - консультационные.

Мухтар Аблязов:
- Получается, что все это структуры взаимодействия госорганов. Они делают экспертизу законов и т. д., выясняют, что будет препятствовать, а что нет.
Если говорить о финансовом секторе, то у нас существует множество препятствий, чтобы осуществлялся свободный переток капитала.  В частности, 10-процентный налог на доходы нерезидентов на территории стран ЕврАзЭС. То есть мы, кредитуя проекты в странах СНГ, вынуждены платить дополнительные 10% налога, которые в свою очередь мы включаем в ставки по кредитам. С точки зрения увеличения перетока товаров или услуг между странами ЕврАзЭС,  этот 10-процентный налог должен быть устранен. Мы об этом писали  по официальным каналам, но никакой реакции так и не дождались.

Серик Примбетов:
- Я думаю, если мы, например, обсудим какую-то проблему в нашем клубе и выработаем по ней общее мнение, то можем выступить на совете по финансово-экономической  политике и поставить эти вопросы  господину Грефу или Кудрину. Сказать: «Мы проработали кое-какие вопросы, как вы на это смотрите»? Там дискуссия между властью и бизнесом вполне возможна.
Мухтар Аблязов:
- В соглашении о таможенном союзе есть 5-я статья, которая предполагает отсутствие дискриминации между участниками этого союза. Однако мы до сих пор не имеем доступа к внутренним транспортным тарифам стран-участниц. В чем тогда смысл этого таможенного союза?  Помните, в советские времена, да и у нас был такой период, когда иностранец покупал билет по одной цене, а наш гражданин – по  другой.
Если мы создаем финансовый клуб или Евразийскую ассоциацию, я не буду ставить акцент на названии,  нашей целью должно стать не только создание этой структуры для обсуждения каких-то проблем, но и для их решения. Мы также должны обратиться к уже существующим структурам и через них решать какие-то вопросы.

Серик Примбетов:
- Да, я с вами согласен. Не все знают об этих проблемах и о том,  что есть такие препятствия. Люди, облеченные властью, об этих проблемах молчат, и поэтому, когда мы говорим о таможенном союзе, на самом деле он только на бумаге. Когда хотели создать ЕЭП с Украиной – 4 государства, был пакет из 38 документов, из которых согласовали только 23, потом Украина отошла и сейчас осталось 17 документов, которые должны подписать все три наших государства.  Но и это затягивается, там есть такая маленькая оговорка, очень хитрая, о том, что договор вступит в силу только после вступления в  ВТО. Возникает вопрос – нужен ли будет тогда таможенный союз?
Было два варианта вступления в ВТО. Первый - когда три государства организуют таможенный союз и потом входят в ВТО. А второй вариант - каждый вступает  во Всемирную торговую организацию по-своему, и потом наши страны сближаются.

Карлыгаш Еженова:
- У меня есть предложение. 26 – 27 сентября состоится Алматинская межбанковская конференция. Если вы согласны, мы можем создать рабочую группу, разработать план и обсудить нашу идею в более широком формате с приглашением российского, украинского центробанков, частных банков. Можно подготовить некую резолюцию, план мероприятий и посвятить одну из центральных секций конференции этой инициативе.

Мухтар Аблязов:
- Это в  принципе интересно. Я поддерживаю эту идею.

Анвар Сайденов:
- Совет председателей центробанков часто обсуждает валютное регулирование, системы расчетов и т.д. Есть достаточно много тем для дискуссий. И соглашение мы до сих пор не подписываем, потому что у них одни подходы, у нас другие. Россияне, например, все время предлагают использовать рубль для межстрановых расчетов, особенно с переходом к полной конвертируемости.

Мухтар Аблязов:
- А что значит полная конвертируемость, я не очень понимаю?

Анвар Сайденов:
- То же, что и у нас, - отмена ограничений на вывоз и т. д. Формальных препятствий для этого нет. В общем,  дискуссий очень много. Поэтому у меня предложение - если создавать Евразийский клуб, то, мне кажется, на первом этапе госорганы не должны быть привлечены к этому. Пусть  присутствует Евразийский банк развития, поскольку он межгосударственный, но не имеет отношения к правительственным органам. Пусть этот клуб сформируется, а потом при обсуждении каких-то тем можно приглашать представителей центробанков, представителей регуляторов рынка ценных бумаг. Участники рынка должны обсуждать вопросы между собой.
Кстати, у нас есть  российско-казахстанская подкомиссия по инвестиционному и банковскому  сотрудничеству. Она собирается два раза в год, на ней как раз поднимаются многие подобные вопросы, например, обсуждалась проблема номинального держания, потому что она мешала программе депозитарных расписок, поднимались вопросы по расчетам, по налогам. Обычно на заседаниях этой подкомиссии всегда присутствуют два заместителя председателей центробанков Казахстана и России и коммерческие  банки, которые через свои ассоциации решают очень многие конкретные вопросы, такие как приграничные расчеты, и многие другие. То есть межправительственных структур достаточно много, поэтому у меня предложение, чтобы эта идея реализовалась без участия государства.

Жомарт Ертаев:
- Межправительственная инфраструктура есть, но на уровне рынка интеграция слабо чувствуется. Если концепция клуба будет написана, то БТА Банк. Украины готов эту идею транслировать, тиражировать и популяризировать в Украине, мы можем представить ее Ассоциации финансистов Украины, которая в себя включают более ста банков. Пусть украинские банки выберут своих членов в этот клуб.

Болат Жамишев:
- В Казахстане есть Ассоциация финансистов Казахстана, организация,  которая специально создана для того, чтобы обеспечить возможность обсуждения каких-либо проблем развития финансового рынка и лоббирования этих интересов в государственных органах. Я думаю, что эти задачи Ассоциации финансистов решаются достаточно успешно и по всей вероятности то же самое можно сказать о подобных ассоциациях в других странах. В России нет такой Ассоциации финансистов, есть две Ассоциации банковские, есть объединения представителей других секторов финансового рынка, но в любом случае подобные структуры есть, и лучше, конечно, не создавать что-то заново, а двигаться всегда исходя из того, что на сегодняшний день существует. Ассоциация финансистов Казахстана не ориентирована на сегодняшний день на решение каких-то вопросов, связанных с взаимоотношениями с финансовыми организациями и регуляторами в других странах. Скажем так: интеграционный аспект, интеграционное направление работы у нашей ассоциации отсутствуют, просто в силу того, что для того, чтобы этим заниматься, нужны соответствующие возможности.
Сотрудничество евразийских финансистов должно быть обличено в какую-то организационную форму, наверное, можно было создать какое-то объединение, в которое бы входили все, кто понимает, что внутри своей страны работать недостаточно, требуется дальнейшее развитие. Когда я спросил у Серика Достановича, какие структуры уже существуют, то имел в виду, что новая организация могла бы заключить соответствующие меморандумы с советом по финансовой и экономической политике, с советом руководителей центральных банков и выработать программу совместных действий. Сам я присутствовал на совете руководителей центральных банков и, работая в агентстве финансового надзора, был в курсе работы этого органа.  Это структура, которая призвана готовить какие-либо решения,  которые способствовали бы развитию интеграционных процессов. Но черпают они свои предложения из собственного понимания, из предложений финансовых организаций стран, которые они представляют.
Евразийский клуб финансистов мог бы предлагать повестку заседаний отдельных советов ЕврАзЭС, которые имеют отношение прежде всего к развитию экономических связей. Тогда эта структура была бы не при ЕврАзЭС, но имела бы реальный механизм реализации собственных задач через соответствующие органы, в том числе консультативные органы ЕврАзЕС. 

Серик Примбетов:
- Самое главное, что нужно решить: во-первых, для чего создается этот клуб и, как я уже говорил, что мы понимаем под Евразийским клубом - клуб стран Евразийского экономического сообщества или что-то другое? Во-вторых, действительно организация должна быть отделена от власти, то есть это должен быть диалог власти и бизнеса на уровне ЕврАзЭС.  Чтобы бизнес мог с предложениями выходить на тех людей, которые обладают реальной властью, чтобы сказать, что есть такая-то проблема, мы ставим ее перед вами,  как мы будем ее решать?

Мухтар Аблязов:
- Я думаю, что проблема в том,  что все эти процессы, которые происходят на постсоветском пространстве, идут сверху. А снизу нет должного давления, достаточного для того, чтобы что-то реализовалось. У них, безусловно, есть  интерес - у руководства правительства, у чиновников разного уровня, но если нет снизу сильного давления, все зависает на каком-то уровне. И сейчас как раз наступил период, когда капиталы всех стран СНГ достаточно серьезны, с точки зрения взаимопроникаемости.  Все существующие межгосударственные надстройки созданы из политических соображений, от осознания того, что  в конце концов выплывать из этой ситуации нужно всем вместе. А сейчас мне кажется, что нужна реальная подпорка, основа для совместной работы. Если говорить о финансовом аспекте, то уже существующая структура, безусловно, неплоха. Я имею в виду Ассоциацию финансистов Казахстана. Я думаю, регулирующие органы это чувствуют, особенно когда проходят какие-то мероприятия. Конечно, она имеет определенные проблемы с бюджетом, мне кажется, нужно более четко решить  этот вопрос,  я считаю финансовый сектор в состоянии поддерживать ассоциацию на должном уровне.  А чтобы все финансисты Евразийского  пространства и стран СНГ могли свои интересы лоббировать, действительно должна быть одна международная надстройка, не политическая, а бизнес-организация,  которая защищала бы свои интересы в уже существующей политической структуре. Тогда завтра интеграционные органы будут уже более совершенными, а сейчас они аморфные, потому что нет реальной лоббистской структуры.
Поэтому лично у меня такое понимание: существуют ассоциации финансистов или аналогичные организации в разных странах  ЕврАзЭС, но они не объединены. У них должен быть какой-то общий орган.
Мы говорим, что в ЕврАзЭС входит шесть стран. Но зачастую некоторые страны присутствуют в том или ином сообществе просто потому, что так надо. Например, мы хотим выходить на рынок Узбекистана, но нас не пускают. Но мы могли бы влиять на эту ситуацию.

Борис Уманов:
- Нет, одну секундочку, мы не говорим о странах СНГ, мы говорим о Евразии или о Евразийском клубе финансистов. Туда нужно приглашать людей из Азербайджана, Грузии, Украины.  Есть такая наука, называется география. По географии в Евразию входят и Азербайджан, и Грузия, и Армения и, естественно, Казахстан, и, конечно же, клуб этот должен быть неформальным, сюда надо приглашать людей и от Саакашвили, и от  Ющенко, работать со всеми.  Мы нормально работаем с Украиной - и с оранжевыми, и с бело-голубыми никаких у нас проблем нет. 
Что касается АФК, то Серик Ахметжанович (Аханов. - Прим. ред.) проводит огромную работу. Его канцелярия  постоянно закидывает нас бумагами, приходит 5 -10 бумаг ежедневно. Говорить о том, что он сможет еще работать квази-министром иностранных дел, по крайней мере, несерьезно. Давайте, конечно, его спросим, но, на мой взгляд, мотором этой идеи должны быть те люди или структуры, которые работают реально в Украине или в Грузии, или еще где-то. Мы, конечно, во-первых, готовы финансировать данную структуру, а во-вторых, есть такое умение или неумение приглашать нужных, интересных и значительных людей вот в такие структуры. Если каждый из здесь присутствующих начнет приглашать людей, с которыми он работает в этих странах, то, на мой взгляд, клуб станет генератором неких идей, неких перспектив, неких новаций.
Кстати говоря, мы видим, что когда бизнес предлагает какие-то идеи правительству, то через месяц или  два  они выплывают, может, в другой модуляции, но тем не менее   нормально рассматриваются. Почему мы думаем, что правительство Грузии глупее, чем правительство Казахстана или Украины? На мой взгляд, сейчас в целом на Евразийском пространстве (я здесь имею в виду географическое понятие) за последние буквально 3-4 года сформировались очень толковые правительства, которые, во-первых, понимают, кем они руководят, и не обольщаются по поводу этого, а во-вторых, знают, в каком направлении надо двигаться. Вот совершенно недавно мне довелось побывать в Европарламенте, и оказалось, что европейские банковские стандарты с удовольствием принимает не только Европа, а скажем, Япония или Китай. То есть глобализация скоро приведет к тому, что финансовые правила, я думаю, в ближайшие 5 или 10 лет нивелируются, мы будем работать по одним правилам, и эти
10 %-ные смешные налоги будут изменяться. Кстати, в Украине тоже есть достаточно глупые законы. Например, для того, чтобы перестраховать, скажем, в России, они платят до 12 % налогов, что тоже, на мой взгляд, ну ни в какую…
Мы этим пользуемся, потому что за перестрахование в Казахстане они никаких налогов не платят, и мы на этом зарабатываем.

Мухтар Аблязов:
- Я предлагаю сделать общественную надстройку, которая объединяла бы интересы бизнеса, именно финансового сектора, на первых порах в странах СНГ. В его рамках, как бы президенты этих стран друг к другу ни относились, тем не менее они собираются, поднимают проблемы. Может быть, действительно нам нужно выйти с инициативой о Создании Евразийского клуба ко всем крупным банкам стран Cодружества или сначала к ассоциациям, которые их объединяют, такие структуры в каждой стране есть.

Жомарт Ертаев:
- В Украине есть люди, с которыми можно говорить на эту тему. Но многие инициативы пробуксовывают просто потому, что у многих идей не хватает «ног». То есть не хватает людей, которые бы эти идеи в обществе проталкивали.
Мухтар Аблязов:
- Если ассоциация поможет нам прописать все необходимые бумаги, даст нам мандат, то мы в тех странах, где присутствуем, – в Киргизии, Белоруссии, России, Украине, Азербайджане, Грузии и других, можем организационную работу взять на себя. Вся инфраструктура у нас для этого есть, и мы можем очень быстро, в течение месяца, вопросы по созданию клуба решить.
Серик Примбетов:
- Можно, конечно, включить в географию клуба и СНГ, и Грузию с Азербайджаном, и Китай, и Юго-Восточную Азию, потому что они тоже входят Евразию. Весь вопрос в том, кому мы там будем ставить наши проблемы? Все-таки в ЕврАзЭC есть уже определенная инфраструктура.
Я это говорю не потому, что я работаю в ЕврАзЭC. А потому что я знаю, как трудно всех собрать. Хорошо идею бросить в массы, но собрать всех и продвинуть эту идею до конца очень сложно.
Жомарт Ертаев:
- Действительно, вся необходимая инфраструктура на межправительственном уровне существует. Другое дело, что нет ее заполнения. Я представитель казахстанской банковской структуры, работающей в другой стране, но никакой протекции со стороны Казахстана я не испытываю. Кроме какой-то помощи, которую получаю благодаря своим личным отношениям. Посольство в этом направлении вообще никак не работает. Оно до сих пор не может найти список представителей казахстанского бизнеса в Украине, с которым мы могли бы работать.

Борис Уманов:
- Так, может быть, это и хорошо?! Было бы плохо, если бы они говорили вам, как работать. В этом и прелесть.

Жомарт Ертаев:
- Мне не нужно говорить, как работать, мне нужны каналы доставки информации. Более того, я вижу большой интерес украинских бизнесменов к тому, что происходит в Казахстане. Мне поневоле приходится бизнесменов консультировать, хотя это должны квалифицированно делать соответствующие государственные структуры. Может быть,  торгово-промышленная палата.  Где они?

Ирина Мусаева:
- Я хотела бы предложить два медиа-проекта, которые способствовали бы продвижению идеи создания Евразийского клуба. Первый из них рассчитан на широкую аудиторию СНГ. Мы обсуждали с российским холдингом РБК возможность создания новой телевизионной программы «Евразийский клуб финансистов» в эфире РБК (название пока условное). В ней публично обсуждались бы те вопросы, которые интересуют каждого казахстанца, россиянина, банк, страховую компанию и т. д. Второй проект нацелен на госорганы. Это могут быть конференции по гармонизации законодательства и другим актуальным вопросам интеграции. Могут быть какие-то другие форматы работы. Кроме того, можно проводить такие промоакции, как, например, финансовая премия СНГ. Вопрос создания и функционирования клуба - это в первую очередь вопрос промоутирования его идей.

Болат Жамишев:
- После каждого обсуждения должно быть что-то в сухом остатке. Давайте определимся с кругом участников. Географически Евразийский континент - это все страны, которые находятся в двух частях света – в Европе и в Азии. Сейчас казахстанский бизнес и бизнес других стран осуществляет взаимную интервенцию капиталов, то есть появляются совершенно иные задачи, которые не под силу местным ассоциациям. Для того чтобы в каких-то правительствах что-то лоббировать, правительства эти должны быть к этому готовы. Те, кто вступил в ЕврАзЭС, - это правительства, которые уже заявили о своей готовности изменять законодательство, чтобы оно обеспечивало расширение интеграционных связей, унификацию законов. Никто не говорит, что какие-то страны чем-то хуже. Но просто правительства других стран такую готовность не выразили. Даже Узбекистан, став членом ЕврАзЭС, тем не менее всегда придерживается своего отдельного мнения. Он декларирует политическую поддержку этого органа, но каких-либо решений нет. Поэтому предложение такое – участвовать могут все, кто хотят. Но концентрироваться клуб должен на работе с правительствами тех стран, которые к этому готовы.

Мухтар Аблязов:
- Я думаю, это правильно. Ведь у ЕврАзЭС есть модель – ассоциативные члены, наблюдатели и т.д. Существует деловой совет ЕврАзЭС. Но финансовый сектор довольно емкий, большой, поэтому, я считаю, его надо выделить в рамках ЕврАзЭС. И это должна быть частная инициатива, а не правительственная. ЕврАзЭС действительно наиболее подготовлен, есть структуры, каналы, через которые можно решать проблемы. Поэтому Болат Бидахметович, наверное, прав. Может быть, нам действительно надо позиционировать клуб как структуру в странах ЕврАзЭС, которые открыты для всех.

Болат Жамишев:
- Дело не в том, потянет наш АФК такую работу или не потянет. АФК - это, прежде всего, канцелярия, которая будет звонить, писать, сводить, делать это регулярно, контролировать. Это то, без чего невозможно с большим количеством участников обеспечить согласование какого-то документа. Можно смотреть на ассоциации, подобные нашей АФК, как на рабочие органы Евразийского клуба.

Мухтар Аблязов:
- Мы можем сделать еще проще. Выступить с инициативой о создании структуры с добровольным принципом вступления игроков. Ведь банков очень много, но не всем это будет интересно, многие из них работают локально. Нам нужно работать с теми, кто захочет в этом участвовать.

Борис Уманов:
- Одно маленькое дополнение. Обязательно должна быть какая-то маленькая движущая сила - годовой членский взнос. Потому что еще неизвестно, смогут ли существующие ассоциации банков вести эту работу, поскольку они действительно уже завалены проектами.

Карлыгаш Еженова:
- Я предлагаю назначить ответственного человека, который напишет концепцию, соберет все изложенные предложения и т.д.
Мы без него  решать не можем. Давайте предложим это ему. Кстати, мы можем попросить ЦИМЭК (Центр исследований и мониторинга экономики Казахстана) взять на себя координацию этого проекта и разработать базовый документ.

Болат Жамишев:
- Прежде чем Ассоциацию финансистов еще чем-то нагрузить, нужно спросить, готовы они к этому или нет. А потом, я думаю, потребуются дополнительные деньги, чтобы они это делали, чтобы при ассоциации было казахстанское бюро этого Евразийского делового клуба. Все-таки, мне кажется, нужно работать через ассоциации. Если задача клуба, в частности, лоббирование интересов перед органами государственной власти заключается в изменении законодательства, то работа должна вестись из одного центра. Потому что, когда по одним и тем же законам разные участники рынка делают разнонаправленные предложения, это сложно все учесть. А они  там, в АФК,  уже наловчились и могут делать все. 

Мухтар Аблязов:
- В России действует государственный капитализм, и большая часть финансового сектора принадлежит государству. Они в централизованном порядке определились в своей политике, и сейчас они будут двигаться в страны СНГ. Это и Сбербанк, и Внешторгбанк,   и многие другие, кроме Газпрома. Их присутствие в этой структуре даст хорошие возможности для лоббирования наших интересов в России.

Оставить комментарий

Антресоли

CMAR works at full caracity CMAR works at full caracity
Редакция Exclusive
16.08.2007 - 14:42
Kazyna: portraits talking Kazyna: portraits talking
Редакция Exclusive
16.08.2007 - 14:33
The March of enthusiasts The March of enthusiasts
Редакция Exclusive
16.08.2007 - 13:31
Mini–plan of the oil market Mini–plan of the oil market
Редакция Exclusive
16.08.2007 - 13:15
Kazakhstani reprivatization Kazakhstani reprivatization
Редакция Exclusive
16.08.2007 - 13:15
Dreams of kurmangazy Dreams of kurmangazy
Редакция Exclusive
16.08.2007 - 13:15
Unequal marriage Unequal marriage
Редакция Exclusive
16.08.2007 - 13:15
In the search for loyality In the search for loyality
Редакция Exclusive
16.08.2007 - 13:07
The temperature in the shadow The temperature in the shadow
Редакция Exclusive
16.08.2007 - 13:05
Business guide Business guide
Редакция Exclusive
16.08.2007 - 13:03
Regulating the pillar of gambling Regulating the pillar of gambling
Редакция Exclusive
16.08.2007 - 12:47
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33