среда, 16 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно» 93% компаний Казахстана сталкиваются с киберугрозами Банки рефинансировали займы на сумму около 215 млрд. тенге Эрдоган против перемирия с сирийскими курдами Токаев о будущем Казахстана Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят В Казахстане обсудят зарплаты с китайцами Назарбаеву дали новый орден Казахи из Китая просят политубежища в Казахстане Кто в стране самый заядлый шопоголик? Ануар Нурпеисов: «если я не могу выбрать президента, я могу выбрать страну, в которой я хочу жить» Таджикская власть признала оппозиционеров террористами Константина Сыроежкина лишили казахстанского гражданства На выборах президента сэкономили В Алматы обсудили эко-проблемы стран Центральной Азии Что сказал Тайжан на встрече с Токаевым? Две трети машин в Казахстане старше 10 лет Тайфун «Хагибис» в Японии: 45 погибших, сотни раненых и миллионы эвакуированных Помощь малому бизнесу за год сократилась на четверть Еще одна жертва Арыси 70 процентов таджиков живут за счет денег из-за границы Премьер – президентам пример Бишимбаев вышел на свободу

Нефтяная байга и инвестицинный кокпар

Досым Сатпаев

Произошло то, что рано или поздно должно было произойти. Правительство Казахстана начало боевые действия по всем фронтам в своем конфликте с консорциумом «Agip KCO». Но здесь интересен не сам факт наезда на одного из крупнейших иностранных инвесторов, а именно тенденция.
Временной интервал с 1991 по 2002 год можно было назвать периодом режима наибольшего благоприятствования для привлечения иностранных инвесторов и их деятельности. Кстати, именно в этот период Казахстан потерял контроль практически над всеми крупными месторождениями нефти и газа, отдав их на откуп иностранным компаниям. Но уже с 2002 года – по настоящее время мы наблюдаем политику введения инвестиционного паритета и ужесточения контроля над инвесторами. И для этого были как объективные, так и субъективные причины:
Во-первых, благодаря благоприятной ценовой конъюнктуре на сырье Казахстан смог создать достаточно прочную экономическую платформу для того, чтобы уменьшить зависимость от иностранных инвесторов. Это было связано и с увеличением роли государства, в том числе и в нефтегазовой сфере, где активно усиливаются позиции государственной компании «КазМунайГаз».
Во-вторых, в Казахстане появилась своя нефтегазовая элита, которая хочет получить доступ к сырьевому пирогу, вокруг которого долгое время хозяйничали иностранные инвесторы.
В-третьих, Казахстан приступил к формированию новой базы законодательства для сырьевой отрасли. Ее главное отличие от предыдущей версии состоит в закреплении новых приоритетов в формировании инвестиционного климата. Если в предыдущем десятилетии главной целью Казахстана было привлечение иностранных инвесторов, то в последние годы приоритетом государственной политики стала поддержка отечественных компаний, тесно связанных с политической элитой страны. В частности, в Казахстане несколько лет назад был принят новый закон об инвестициях, где отменена 6-я статья старого Закона «Об иностранных инвестициях», согласно которой государство брало на себя обязательства не предпринимать действий, которые ухудшали бы положение инвесторов.
Также был принят Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам недропользования и проведения нефтяных операций в Республике Казахстан». Теперь государство официально имеет преимущественное право на выкуп доли в проекте у инвесторов, решивших ее продать. Кроме этого Казахстан уже принял поправку в законодательство о нефти, которая вводит запрет на передачу прав недропользования в течение двух лет со дня заключения контракта. В закон о недрах также было введено понятие «концентрация права», другими словами, правительство имеет право вмешаться в сделку, если найдет угрозу увеличения внешнего присутствия, влияющего на национальную безопасность. Власти объяснили изменения интересами национальной безопасности и тем, что действовавшая норма давала им недостаточно полномочий для контроля над национальными энергоресурсами.
В-четвертых, руководство Казахстана уже сделало ставку на снижение зависимости от западного капитала путем расширения участников инвестиционной деятельности в первую очередь за счет российских и китайских компаний, к которым могут присоединиться компании из Индии и Южной Кореи. Что касается китайских инвесторов, то их активность в нефтегазовой сфере Казахстана будет усиливаться. Это видно по их серьезному намерению участвовать в новых тендерах на разработку каспийских месторождений.   
Первой тревожной ласточкой изменения государственной политики по отношению к иностранным инвесторам были экологические трения властей Казахстана с «Тенгизшевройл», что тяжело было представить, например, в середине 90-х годов. Эти трения закончились большим штрафом для компании.
Затем налоговый комитет минфина Казахстана заявил, что было бы неплохо пересмотреть налоговые правила для крупных нефтяных компаний. Речь идет о контрактах, подписанных в 1993-1997 годах. Правительство хочет, чтобы компании, пришедшие в страну более десяти лет назад, наконец перестали делать акцент на инвестиционные риски Казахстана.  Это означает, что они должны согласиться на увеличение налоговых выплат в государственный бюджет. То есть платить столько, сколько требует сегодня стандартный налоговый режим Казахстана. В частности, Астана добивается увеличения вклада ТШО в национальную экономику примерно на 20% от нынешнего, без учета роста производства углеводородов.
Неожиданно для многих в апреле 2006 года КНБ Казахстана обвинило некоторые иностранные нефтегазовые компании в том, что их деятельность угрожает экономической безопасности страны. В частности, начальник департамента экономической безопасности КНБ РК Нургали Билисбеков заявил о том, что  «Консорциумами иностранных компаний «Karachaganak Petroleum Operating» (KPO) и «Agip KCO» предпринимаются шаги по максимальному извлечению прибыли в ущерб интересам Казахстана. Это один из первых прецедентов, когда КНБ публично обвинил некоторые крупные иностранные инвестиционные компании в нанесении ущерба экономической безопасности Казахстана. До этого основные обвинения в адрес инвесторов были связаны либо с нарушениями экологических норм, либо с невыполнением трудового законодательства и, в крайнем случае, с фактами неуплаты налогов.
А в начале этого года премьер-министр Карим Масимов заявил о том, что  исполнение контрактных условий недропользователями в целом носит неудовлетворительный характер. Тогда речь шла, прежде всего, о продлении сроков разведки, начала промышленной эксплуатации месторождений, завышении затрат. Здесь был явный намек на деятельность крупных иностранных нефтегазовых компаний по разработке месторождений Карачаганак, Кашаган и Тенгиз. Таким образом, все уже давно вело к подобной развязке.
Правительство действительно считает завышенной цену за политические риски, которую страна платит нефтяным инвесторам, пришедшим сюда в тот период. Тогда, в начале 90-х годов, власти предоставили им весьма льготные условия налогообложения и гарантировали неизменность условий контрактов. Именно поэтому с 2007 года власти Казахстана заявили о том, что собираются усилить контроль над экспортно-импортной деятельностью крупнейших недропользователей страны.
По поручению премьер-министра министерство энергетики и минеральных ресурсов совместно с министерством экономики и бюджетного планирования должны были наладить эффективный мониторинг выполнения контрактных обязательств. Усиление надзора, судя по всему, подразумевало сбор информации для начала давления на инвесторов. Тогда можно было предположить, что правительство постарается убедить недропользователей, что однократный пересмотр прежних условий контрактов будет для них лучшим выбором, чем повышенное и недружелюбное внимание властей к текущей деятельности операторов.
С другой стороны, следует обратить внимание на тот факт, что руководство страны все чаще идет на уступки казахстанским инвесторам. В частности, акцент смещается на развитие добычи нефти и ее глубокой переработки собственными силами. На эти цели национальная компания «КазМунайГаз» хотела бы получить около $70 миллиардов долларов инвестиций и кредита от местного бизнеса. Казахстанские инвесторы также получили дополнительный механизм взаимодействия с президентом. 21 апреля 2007 г., президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил о создании Совета национальных инвесторов. На данный момент доля вложения казахстанских инвесторов в экономику страны составляет $80 миллиардов долларов, это на $20 миллиардов больше зарубежных инвестиций. Но для президента главной задачей было перенаправить внутренние инвестиции местных компаний в несырьевую сферу, так как активность иностранных инвесторов в этой сфере пока не очень большая.
Что касается перспектив взаимоотношений правительства Казахстана и иностранных инвесторов, то  правительство продолжит политику усиления контроля над всеми крупными иностранными нефтегазовыми компаниями. Нельзя исключать того, что следующей мишенью правительственной артиллерии будет международный консорциум, осваивающий газовое месторождение Карачаганак, который также заявлял о росте расходов на освоение проекта.
Кроме этого политика привлечения инвесторов будет все больше дифференцироваться, когда наиболее благоприятные условия для них будут создаваться в несырьевом секторе. Это подтверждает и новая социально-экономическая программа правительства на 2007-2009 годы, которая была представлена Каримом Масимовым 9 февраля 2007 года.
Получается, что иностранным инвесторам отводится роль участника «инвестиционного кокпара», который, скорее всего, будет играть неблаговидную роль туши козла, а не лихого джигита.   Но удивляет другое. А именно, неожиданное прозрение наших властей, которые спустя десятилетие вдруг обнаружили все эти экологические и таможенные нарушения, совершавшиеся при явном попустительстве самих властей. И большой ошибкой инвесторов стало то, что они приняли правила этой игры и сами сознательно шли на эти нарушения, привыкнув к «слепоте» наших чиновников. Теперь эти же чиновники успешно используют эти «косяки» в качестве мощного инструмента давления.

Оставить комментарий

Антресоли

Political theatre of one actor Political theatre of one actor
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 13:48
Anvar Saydenov: Anvar Saydenov:
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 12:59
SELA vie SELA vie
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 11:34
Экзамен на КСО Экзамен на КСО
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 11:16
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33