суббота, 24 октября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Глава «СК-Фармация» получает свыше миллиона в месяц Токаев раскритиковал зависимость судей от правоохранительных органов. В Европе и России стремительно растет число заболевших коронавирусом В США одобрили применение лекарства, которое помогло Трапму Санврач Алматы обеспокоен ситуацией с ковидом в мегаполисе Российский боец ММА одобрил убийство французского учителя В Казахстане усиливаются карантинные меры Жириновский мечтает, чтобы в честь него назвали улицу в Казахстане Сбежавшим из аэропорта пассажиром оказался министерский чиновник Сноудену дали бессрочный вид на жительство в России «Киберщит Казахстана»: введены новейшие системы В Германии, несмотря на пандемию и кризис, число миллионеров выросло Куат Хамитов отрубил бы голову Борату В Грузии преступник забрал выкуп в 500 тысяч долларов и сбежал В Атырау на складе СК «Фармация» отсутствует запас лекарств Адвокат госпитализирована после инцидента в департаменте полиции Китай не намерен давать Кыргызстану отсрочку по кредиту Обама выступил в поддержку Байдена Токаев: национальные и государственные вузы продаваться не будут Папа римский поддержал однополые браки Выборы в мажилис будут проводиться по бумажным бюллетеням В Кыргызстане коррупционерам дали один месяц на возврат денег За ценовой сговор во время локдауна оштрафовали всего на 4,3 млн тенге Задержание казахстанца в США по делу контрабанды электроники прокомментировали в МИД Президент предложил отказаться от пышных празднований

Российский гамбит

Елена Бутырина

Пока все попытки нашей страны перенаправить собственные нефтяные потоки в обход российской территории остаются не до конца реализованными. Создается впечатление, что Казахстан с осуществлением этих проектов не спешит. Дипломатичный во всех отношениях,  он не желает ссориться с могущественным соседом и пока вынужден соглашаться на его транзитные предложения и условия. Впрочем, то, что конечные цели Казахстана по диверсификации экспортных путей будут реализованы, не сомневается никто – вопрос лишь во времени.

Казахстан экспортирует через территорию Российской Федерации львиную долю своей нефти. По данным российского нефтетранспортного монополиста ОАО АК «Транснефть», ежегодно в направлении портов Приморск и Новороссийск транспортируется свыше 18 млн. тонн казахстанской нефти. В ближайшей перспективе вряд ли следует ожидать уменьшения этого объема. Еще порядка 25 млн. тонн нефти в год отправляется из Казахстана на экспорт по системе Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), соединяющего западноказахстанские нефтяные месторождения с черноморским терминалом в Новороссийске. Но и у России, и у Казахстана есть схожие проблемы: существующие транспортные мощности не могут обеспечить растущую добычу и экспорт. В ближайшие несколько лет Казахстан, который сейчас добывает порядка 65 млн. тонн нефти в год, намерен удвоить объем нефтедобычи, в связи с чем ему потребуется расширение существующих и создание новых экспортных мощностей. И это отчасти становится не в пользу России, которая желает увеличения транзита по собственным трубопроводным системам и не намерена отпускать чью-то нефть в обход своей территории.

Битва акционеров
Первому инвестиционному нефтетранспортному проекту, реализованному на территории СНГ с участием иностранного капитала, похоже, не суждено стать еще и крупнейшим. Последние события вокруг КТК означают, что данная система, располагающая ежегодной пропускной способностью в 28 млн. тонн по нефти каспийского и российского происхождения, скорее всего, не будет увеличена в 2,5 раза, как того ожидали акционеры консорциума еще несколько лет назад. Правительство РФ, имеющее в КТК самую крупную долю - 24%,  три года назад объявило кабальными условия Договора акционеров КТК, подписанного в 1990-х годах, и тем самым создало массу неудобств для своих партнеров по проекту. Напомним, что правительство РФ в обмен на свое согласие расширить систему потребовало от частных акционеров консорциума снизить процентные ставки по займам, предоставленным для первоначального строительства системы, но при этом не собиралось изменять процентную ставку на долги консорциума перед правительственными акционерами, то есть на стоимость переданных ему в свое время активов. В числе других требований российского акционера были отмена претензий по задолженности к правительствам РФ и РК в отношении затрат на подготовку этих активов; повышение тарифа для скорейшего погашения существующей задолженности; предоставление западными добывающими компаниями гарантий «качай и плати»; пересмотр тарифа в целях компенсации любого перерасхода капзатрат на проект расширения (до сих пор иностранные акционеры извлекали основные доходы от экспорта нефти за счет минимальных отчислений РФ за прокачку); финансирование проекта расширения за счет внешних источников (причем свой существующий долг необходимо было считать второстепенным по отношению к этому новому займу). И, наконец, РФ для усиления своего влиянии на КТК потребовала согласия других акционеров на то, чтобы 50% руководства консорциума было представлено акционерами от правительства, а следующим гендиректором КТК был кандидат от РФ.
Частные акционеры КТК, долгое время не соглашавшиеся на такие условия российской стороны по расширению системы, два года назад все же подписали Меморандум о взаимопонимании. Однако камнем преткновения стали детали выполнения этих условий. Большинство акционеров, к примеру, опасается роста тарифа на прокачку 1 тонны нефти выше предлагаемого уровня в $38 (нынешний тариф $24 за тонну) – до $50-55. Такой резкий рост тарифа не выгоден тем акционерам, которые одновременно являются производителями нефти, поскольку это значительно увеличивает их транспортные расходы.
Впрочем, «Транснефть», которой в июне 2007 года Указом президента РФ Владимира Путина были переданы в управление находящиеся в федеральной собственности 24% акций АО КТК-Р (юридическое лицо КТК, действующее на территории РФ), намерена во что бы то ни стало добиться максимальных выгод от своего «главенствующего положения» в КТК. На июльском собрании акционеров КТК она предложила изменить схему погашения задолженности консорциума в сумме
$5 млрд. путем выпуска евробондов в объеме, эквивалентном этому долгу. Поговаривают, что «Транснефть» помимо выше перечисленных требований хочет поменять устав ЗАО КТК-Р, ликвидировав при этом правила решения ключевых вопросов в КТК консенсусом в 100% и заменив их решением в 75% голосов акционеров. В случае непринятия данных предложений другими акционерами генеральный директор ООО «Транснефть-Финанс» Мурод Мухамеджанов пригрозил КТК банкротством.
Как бы то ни было российские и казахстанские аналитики ситуацию вокруг КТК советуют не драматизировать. Большинство из них думает, что акционерам консорциума следует принять предложения «Транснефти». Во-первых, перспективность выпуска еврооблигаций достаточно высока. Во-вторых, это избавит их от дальнейшего давления российских властей, которые так или иначе добьются своего. Сценарий банкротства они, правда, всерьез не рассматривают, считая соответствующую угрозу лишь рычагом давления на частных владельцев трубы.
Многие аналитики вообще полагают, что весь спектакль про расширение КТК был затеян властями России из-за желания направить нефть из системы КТК в нефтепровод Бургас - Александруполис, который лоббируют Россия, Болгария и Греция и который планируется начать строить ориентировочно в 2009 году. Он позволит обойти перегруженные проливы Босфора и Дарданеллы, соединяющие Черное и Средиземное моря и контролируемые Турцией. «Зачем тратить порядка $2 млрд. на расширение системы КТК, когда можно стать участником другого международного консорциума и создать байпас, диверсифицировав нефтепотоки», - рассуждают они. Несмотря на то что руководство КТК официально не поддержало стремление РФ вовлечь в данный проект своих акционеров, известно, что нацхолдинг «КазМунайГаз» и американская Chevron, владеющие соответственно 20% и 50% долями в СП «Тенгизшевройл» (ТШО) - крупнейшем грузоотправителе КТК, уже выразили свое желание стать участниками нового болгаро-греческого нефтепровода. Представители министерства энергетики и минеральных ресурсов РК и «КазМунайГаза» уже обсуждали возможность вхождения в данный проект с правительствами Болгарии и Греции, готовыми продать в нем 49% своих акций.
Пока решается вопрос о том, быть или не быть проекту расширения КТК и какую долю может получить Казахстан в проекте Бургас - Александруполис, добывающие компании, работающие в нашей стране и нуждающиеся в дополнительных нефтетранспортных мощностях, ищут альтернативные пути экспорта углеводородов. В конце 2005 года в разгар конфликта между акционерами КТК  ТШО, планирующий в 2008 году увеличить нефтедобычу вдвое - до 25 млн. тонн в год, заключил коммерческие договора на экспорт своей нефти через «южный маршрут». Он предусматривает экспорт нефти с Тенгизского месторождения через порт Актау по Каспийскому морю в Баку (Азербайджан) и далее в Батуми (Грузия) к Черному морю для дальнейших поставок на международные рынки. Данный маршрут также даст доступ ТШО к трубопроводу Баку - Тбилиси - Джейхан (БТД), к которому Казахстан официально присоединился летом 2006 года. Кроме того, второй по величине грузоотправитель КТК - международный консорциум Karachaganak Petroleum Operating (KPO), разрабатывающий Карачаганакское нефтегазоконденсатное месторождение, в 2006 году начал экспорт сырья по новому маршруту через Одессу. Сырье направляется по маршруту Карачаганак - Большой Чаган - Самара, а из Самары по системе «Транснефти» в соответствии с графиком экспортной прокачки нефть может направляться либо в черноморские (Одесса, Новороссийск, Южный) и балтийские порты (Приморск, Гданьск, Бутинге), либо напрямую в Европу (Польша, Германия, Венгрия, Словакия, Чехия и другие) по нефтепроводу «Дружба». Данный маршрут органично дополнил существующую систему поставок карачаганакского сырья в КТК и на Оренбургский ГПЗ.

Ах, Самара…
Впрочем, направление на Самару в ближайшие годы не сможет в полном объеме удовлетворить растущие экспортные потребности нефтедобытчиков. Казахстан и Россия, которые несколько лет назад объявили о возможности увеличения пропускной способности нефтепровода Атырау - Самара с нынешних 15,6 млн. тонн до 25 млн. тонн нефти в год, на протяжении нескольких лет не могут согласовать условия и принципы реализации данного проекта. Как известно, данный нефтепровод долгие годы оставался чуть ли не основным маршрутом транспортировки казахстанского сырья через территорию России на мировые рынки, однако в последние годы, благодаря созданию новых нефтепроводных и нефтеперевалочных мощностей, компании, работающие в республике, существенно диверсифицировали направления поставок нефти. Все же ежегодно спрос на использование мощностей нефтепровода Атырау - Самара лишь увеличивается. На сегодняшний день пропускная способность этой системы достигла своего максимума. Для ее расширения госкомпании АО «КазТрансОйл» и «Транснефть» на протяжении вот уже нескольких лет применяют противотурбулентные присадки – технологию, которая находит все большее распространение во всем мире. Как показали проведенные в 2002 году опытно-промышленные испытания, использование присадок только на российском участке нефтепровода Атырау - Самара может увеличить объем перекачки нефти до 17,5 млн. тонн в год. В реальности же данные меры позволили увеличить пропускную способность этого нефтепровода с 12,3 млн. тонн до 15,6 млн. тонн нефти в год, а ежегодные объемы транспортировки - с 11,8 млн. тонн в 2000 году до 15,6 млн. тонн в 2006 году. В мае 2006 года по участку нефтепровода Атырау - Самара было прокачано рекордное с момента его ввода в эксплуатацию ежемесячное количество нефти – 1 млн. 370 тыс. тонн. В первом полугодии 2007 года по участку нефтепровода Атырау - Самара для дальнейшего транзита по трубопроводным системам России, Украины и Белоруссии было прокачано 7,974 млн. тонн нефти, что превышает план на 7%, а аналогичный прошлогодний показатель - на 134 тыс. тонн. Сейчас Россия и Казахстан ведут работу по согласованию технического задания к ТЭО проекта увеличения пропускной способности нефтепровода Атырау - Самара, а также разрабатывают регламент последовательной перекачки легких сортов казахстанской нефти по направлению Атырау - Самара – западная граница РФ (морской порт) в объемах 2,5 млн. тонн и 10 млн. тонн нефти в год. В этой связи еще 5 октября 2005 года между ОАО «АК «Транснефть» и АО «КазТрансОйл» был подписан протокол по вопросу порядка организации последовательной перекачки нефти различного качества. О технической возможности, сроках и стоимости увеличения мощности нефтепровода Атырау - Самара до 25 млн. тонн в год в Казахстане теперь уже никто не говорит. Как и не называют конкретные сроки начала транспортировки казахстанской нефти на мировые рынки через Каспий по нефтепроводу БТД, первому обводному маршруту загруженных турецких проливов.

Синдром Кашагана
В 2007 году Астана уже трижды рапортовала об активизации процесса сотрудничества с Баку по проекту БТД, официальную поддержку которому Казахстан дал еще в 1990-е годы, а присоединился летом 2006-го. Так, с начала  января текущего года «КазМунайГаз», подрядные компании по СРП по Северному Каспию (Eni, Total, ExxonMobil, Royal Dutch/Shell, ConocoPhillips и Inpex) и Тенгизская группа (Chevron Limited и ExxonMobil Kazakhstan Ventures Inc) подписали Меморандум о взаимопонимании основных принципов сотрудничества по проекту создания Казахстанской каспийской системы транспортировки (ККСТ), предназначенной для экспорта нефти с месторождений Кашагана и Тенгиза через Каспий на мировые рынки посредством маршрута Ескене - Курык - Баку - Тбилиси - Джейхан. Затем в начале лета накануне приезда в Астану президента Азербайджана Ильхама Алиева «КазМунайГаз» объявил, что процесс идет. А в довершение  в августе главы Казахстана и Азербайджана, пожав друг другу руки, вновь договорились об активизации сотрудничества в этом направлении. Ход «процесса» казахстанская сторона почему-то не озвучивает. Официально лишь известно о том, что в рамках ККСТ планируется создать 740-километровый нефтепровод Ескене - Курык и Транскаспийскую систему, которая будет состоять из нефтесливных терминалов на казахстанском побережье Каспийского моря, танкеров и судов, нефтеналивных терминалов на азербайджанском побережье Каспийского моря и соединительных сооружений до системы БТД. А также о том, что ККСТ обеспечит на начальном этапе транспортировку 25 млн. тонн нефти в год с последующим увеличением до 38 млн. тонн в год. Сроки начала строительства и ввода в строй ККСТ будут, скорее всего, увязываться со сроком начала добычи нефти на Кашагане, который, как известно, отложен во второй раз – с 2008 года на 2010 год. В этой связи Казахстану торопиться незачем. В АО «КазТрансОйл», правда, утверждения об увязке этих факторов отрицают, говоря, что переговоры с французской Total и участниками Тенгизской группы по основным принципам реализации проекта строительства нефтепровода Ескене - Курык продолжаются. В частности, обсуждаются вопросы организации бизнес-структуры и финансирования данного проекта. Источники в администрациях Атырауской и Мангистауской областей в свою очередь утверждают, что проекты по возведению инфраструктурных объектов в рамках ККСТ находятся на нулевой стадии, и тоже затрудняются назвать более или менее конкретные сроки начала этих работ. Эксперты в этой связи даже считают, что в Астане согласились в очередной раз передвинуть срок начала добычи нефти на Кашагане только из-за отсутствия необходимой транспортной инфраструктуры. Консорциуму Agip KCO - оператору Кашагана - и Казахстану не выгодно начинать добычу кашаганской нефти, пока не решена экспортная проблема, включая наличие определенной экспортной стратегии, которая обозначит объемы, сроки, стоимость прокачки, в том числе с учетом Банка качества нефти, дальнейшие направления транспортировки. Как ни странно, разработка такой стратегии в Agip KCO только начинается и пока о ее содержимом рассуждать трудно.
По информации BP-Azerbaijan, оператора проекта БТД, этот нефтепровод уже к концу 2008 года планирует выйти на проектную мощность по прокачке нефти, равную 1 млн. баррелей в сутки. И это только за счет азербайджанской нефти, без учета казахстанского сырья. Объемы транспортировки азербайджанской нефти в турецком направлении растут завидными темпами, хотя начало экспорта было положено лишь в июне 2006 года. Впрочем, в государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ГНКАР) говорят, что в зависимости от реального интереса Казахстана к данному направлению пропускная способность нефтепровода может быть расширена, тем более что технические возможности для этого существуют. Вопрос лишь в финансировании такого проекта. Казахстанская нефть может понадобиться системе БТД, если на азербайджанских месторождениях Азери - Чыраг - Гюнешли (АЧГ) начнется спад добычи. Сейчас здесь добывается порядка 700-750 тыс. баррелей нефти в сутки, предельный ежесуточный рубеж по добыче нефти в 1 млн. баррелей может быть достигнут к 2010 году, после чего не исключен некоторый спад в объемах добычи. Приблизительно к этому времени, как известно, Казахстан все же надеется начать промышленную эксплуатацию Кашагана, углеводороды которого вполне могут пригодиться проекту БТД. Правда, у Азербайджана есть еще и запущенное недавно в эксплуатацию месторождение Шах Дениз, конденсат которого с начала текущего года тоже загружается в БТД.
Не стоит забывать и том, что по БТД смогут экспортировать нефть в соответствии с их долями лишь четыре компании, являющиеся одновременно участниками БТД и Agip KCO – это ConacoPhillips, INPEX, Eni и Total. Остальным участникам северокаспийского проекта придется искать другие пути транспортировки нефти, как это делает тот же ТШО, или качать свою нефть по БТД на худших условиях, нежели акционеры данного проекта. Есть и другой вариант, связанный опять же с Россией, всегда ревностно относившейся к разным байпасам, кроме собственных, и с самого начала слывшей противником БТД.

Байпаса не будет
Кстати, недавно представитель одной из нацкомпаний, входящий в число топ-менеджеров, рассказал автору этих строк о том, что Казахстан в ближайшей перспективе отказался от участия в проекте Одесса - Броды, также ранее рассматриваемом как байпас. По его словам, Астана не пойдет на конфликт с Москвой, у которой давние счеты с украинскими противниками реверса этого нефтепровода и которая соответственно не желает его работы в прямом направлении. «Благодаря» вмешательству и давлению России госкомпания «Укртранснафта» так и не смогла привлечь на свою сторону «КазМунайГаз» и Chevron, которые приблизительно четыре года назад даже подписали с ней предварительные соглашения о транспортировке нефти в объеме 3 млн. и 9 млн. тонн в год соответственно. Соответствующие слова прозвучали как раз в то время, когда в начале 2007 года президенты Казахстана и Украины Нурсултан Назарбаев и Виктор Ющенко в Киеве договорились активизировать сотрудничество в энергетической сфере, в частности, совместно построить 52-километровый участок нефтепровода Одесса - Броды до терминала «Южный» на Черном море параллельно имеющейся нитке. К слову, это была уже третья серьезная попытка Астаны и Киева пустить казахстанскую нефть через украинскую территорию в Европу, не считая многочисленных рабочих переговоров и презентаций проекта «Одесса - Броды» в Казахстане, Украине и Европе. Впервые стороны сделали реальный шаг навстречу друг другу в июле 2003 года, подписав соглашение о строительстве вышеупомянутого 52-километрового участка нефтепровода к «Южному», второго причала для поставок до 8 млн. тонн казахстанской нефти в год, а также заявив о готовности РК участвовать в проекте продления нефтепровода Одесса - Броды до польского города Плоцк. Реализацией этих договоренностей должно было заняться совместное предприятие «ТрансЮг», созданное осенью того же года «КазМунайГазом» и «Укртранснафтой». СП так и не заработало, ситуация вокруг работы нефтепровода «Одесса - Броды» в реверсном или аверсном режиме слишком политизировалась, а Казахстану в этих условиях было выгоднее оставаться в роли наблюдателя, а не поставщика сырья. Вторая попытка Астаны и Киева сблизиться в вопросе развития данного энергетического коридора была сделана уже в ноябре 2005 года, когда во время визита Нурсултана Назарбаева в Киев стороны договорились о привлечении РК к проекту «Одесса - Броды» в течение года и интеграции нефтепроводов «Дружба» и «Адрия» и создали новое СП – ООО «ТрансМунай», забыв про существование «ТрансЮга». Но и это СП стало лишь декларацией о сотрудничестве.
«Укртранснафта» постоянно раздражала Москву заявлениями о том, что казахстанская нефть могла бы поставляться в Европу посредством транспортировки по нефтепроводу Тенгиз - Новороссийск КТК и через межсистемную перемычку перекачиваться в систему украинских нефтепроводов до «Южного». Россия, недовольная навязчивым PR-ом украинского проекта, в ответ просто воспользовалась нестабильной ситуацией на политической арене в Украине, частой сменой правительства и соответственно влиятельных фигурантов в нефтяном бизнесе и добилась-таки реверсивного использования нефтепровода Одесса - Броды, тем самым закрыв туда вход Казахстану.
Киеву казахстанский нефтяной транзит крайне выгоден. Благодаря этим поставкам он рассчитывает выйти из-под контроля России. Сейчас Украина импортирует 75-80% нефти, при этом почти весь объем поступает из России. Украинская нефтетранспортная транзитная система состоит из двух магистральных нефтепроводов – «Дружба» и «Приднепровские магистральные нефтепроводы», экспортный потенциал которых превышает 100 млн. тон нефти. Однако, как утверждают в «Укртранснафте», несмотря на такую мощность, объемы транспортировки сырой нефти через Украину в Европу постоянно уменьшаются. В будущем они и вовсе могут сократиться, учитывая желание России переориентировать свою нефть на Приморск и освободить нефтепровод «Дружба». Казахстану поставки нефти в трубопровод Одесса - Броды тоже интересны, хотя бы с точки зрения диверсификации путей экспорта энергоресурсов, сохранения качества нефти (у системы «Транснефти» отсутствует банк качества) и расширения сотрудничества с европейскими странами. Несколько лет назад Pricewaterhouse Coopers проанализировал, что каспийская нефть могла бы поставляться в Европу по нефтепроводу «Дружба» на чешский НПЗ Кралупы, южногерманские НПЗ в Ингольштадте, Варбурге и Карлсруэ, на австрийский НПЗ Швехат, до немецкого порта Вильгельмсхаффен на Северном море, а также до хорватского порта Омишаль на побережье Адриатического моря. А в начале уже этого года Варшава предложила Астане «энергетическую дружбу» при участии украинского маршрута Одесса - Броды. Сейчас Польшу не устраивают все чаще звучащие угрозы со стороны России о прекращении поставок нефти литовскому нефтяному концерну Mazeikiu Nafta, которым владеет польская компания PKN Orlen (кстати, «перебежавшая» полтора года назад дорогу «КазМунайГазу» в схватке за акции Mazeikiu Nafta). Поэтому для PKN Orlen и для самой Литвы такие поставки были бы весьма своевременны, а если бы они были обеспечены в обход России, еще и выгодны. Казахстан, пообещавший Варшаве подумать о сотрудничестве, пока в Литву не стремится, тем более в обход России. В конце 2005 года, когда из-за столкновения интересов Казахстана и России вокруг акций Mazeikiu Nafta «Транснефть» в одностороннем порядке расторгла с «КазТрансОйлом» 10-летний договор о ежегодной транспортировке на литовский терминал Бутинге до 12 млн. тонн казахстанской нефти, Астана уже искала варианты байпаса. Однако, проиграв в борьбе за акции Mazeikiu Nafta и обидевшись на Литву и PKN Orlen, «КазМунайГаз» вскоре заявил, что не будет использовать эти или какие-нибудь другие схемы поставок нефти в Литву.
Один из топ-менеджеров другой нацкомпании как-то сказал, что Казахстан скорей пойдет на альтернативный проект байпаса, предлагаемый Россией.

Труба по-пекински
Единственным самостоятельным нефтепроводным проектом Казахстана, лишь косвенно зависящим от капризов России, является транснациональный трубопровод Атасу - Алашанькоу с первоначальной пропускной способностью 10 млн. тонн нефти в год, с возможностью увеличения до 20 млн. тонн в год на втором этапе. Он был введен в эксплуатацию 15 декабря 2005 года, а промышленные поставки сырья из Казахстана в Китай по данному маршруту начались только во второй половине июля. Несмотря на оптимистичные ожидания казахстанской стороны транспортировать в 2006 году по нефтепроводу Атасу - Алашанькоу около 6 млн. тонн казахстанской и российской нефти, фактический объем прокачки едва превысил 2 млн. тонн. Западносибирские производители нефти в прошлом году всерьез так и не заинтересовались этим направлением, несмотря на соответствующие призывы Казахстана.
По данным АО «КазТрансОйл», в соответствии с Протоколом на 2007 год к Соглашению между правительствами РФ и РК о сотрудничестве и развитии ТЭК от 25 декабря 1993 года предусмотрена поставка российской нефти по нефтепроводу Омск - Павлодар в количестве 12 млн. тонн, в том числе для транзита по направлению Омск – Павлодар –Атасу - Китай в количестве 5 млн. тонн. В целом за январь - июль 2007 года на ГНПС «Атасу» в магистральный нефтепровод было перевалено 2 млн. 731 тыс. тонн казахстанской нефти. В «КазМунайГазе» ранее заявляли о том, что переговоры с потенциальными грузоотправителями ведет китайская национальная нефтяная корпорация – CNPC, имеющая через свою «дочку» 50% доли в ТОО «Казахстанско-Китайский трубопровод» (ККТ), построившим и эксплуатирующим нефтепровод Атасу -Алашанькоу  (второй равноправный участник проекта - «КазТрансОйл»). По его словам, казахстанская сторона отношения к данным переговорам не имеет. В «КазМунайГазе» с самого начала ожидали, что казахстанскими поставщиками сырья в эту систему станут предприятия с китайским участием, прежде всего, АО «CNPC-Актобемунайгаз», разрабатывающее месторождения Кенкияк и Жанажол в Актюбинской области, и PetroKazakhstan, работающая на Кумкольском месторождении в Кызылординской области. В частности, предполагалось, что на станцию Атасу по железной дороге и дальше по трубе ежегодно на первом этапе будет поставляться до 1,5 млн. тонн актюбинской нефти, еще около 3 млн. тонн будет поступать с Кумколя, остальной объем предоставят российские компании из Сибири. Вообще, говорят в «КазМунайГазе», Россия, которая с этого года начала прокачку своей нефти в направлении КНР через казахстанскую территорию, может ежегодно поставлять в нефтепровод Атасу - Алашанькоу порядка 8 млн. тонн нефти. Помимо грузоотправителей CNPC ведет переговоры с «Транснефтью», которая должна предоставить для этого свои мощности на территории РФ. «Транснефть» интересуют, во-первых, объемы и качество сырья, которое российские компании захотят экспортировать в Китай через Казахстан, а во-вторых, график и сроки поставок. В первом случае потребуется решить, транспортировать ли нефть разного качества последовательно или смешивать, поскольку сегодня «Транснефть» поставляет на Омский НПЗ сырье лишь одного качества. Во втором случае российский нефтепроводчик, не желающий строить дополнительную насосную станцию, должен знать, хватит ли ему действующей мощности для прокачки по нефтепроводу Омск - Павлодар определенного количества сибирских углеводородов. В советское время нефтепровод Омск - Павлодар был спроектирован из расчета прокачки 40 млн. тонн нефти в год, а фактически эксплуатировался на 20 млн. тонн, нефтепровод Павлодар – Атасу - Шымкент был спроектирован на мощность 20 млн. тонн, а работал на 12 млн. тонн в год. Так что для прокачки российской нефти мощности есть, тем более что Казахстан не консервировал свои трубопроводные мощности в отличие от России, которая в связи с падением нефтедобычи и сокращением транспортировки в РК законсервировала часть своих нефтеперекачивающих активов.
Вообще во всем мире страны Юго-Восточной Азии, особенно Китай, называют наиболее перспективным рынком сбыта нефти. В КНР, по прогнозам Международного энергетического агентства, потребление нефти к 2015 году может вырасти примерно вдвое - до 500 млн. тонн в год. То есть китайский рынок съест практически все, что ему дадут, хотя здесь преимущество все же будет иметь тот, кто пришел первым и кто предложил китайцам более выгодные условия сотрудничества. Сегодня это именно Казахстан, который в обозримой перспективе свяжет в единый энергетический коридор все три звена большой казахстанско-китайской трубы. В 2003 году уже был сдан в эксплуатацию нефтепровод Кенкияк - Атырау первоначальной мощностью 6 млн. тонн в год, позволивший актюбинской нефти транспортироваться по системам КТК и Атырау -Самара. В 2005 году заработал Атасу - Алашанькоу. А в декабре 2007 года запланировано начало строительства нефтепровода Кенкияк - Кумколь пропускной способностью первой очереди 10 млн. тонн в год, ввод в строй которого намечен на октябрь 2009 года. В последующем предполагается, что по нефтепроводу Кенкияк - Кумколь будет транспортироваться нефть из регионов Западного Казахстана, в том числе и казахстанского сектора Каспийского моря. Для этих целей планируется проведение работ по реверсированию действующего нефтепровода Кенкияк - Атырау. Запуск в эксплуатацию нефтепровода Кенкияк - Кумколь существенно улучшит структуру бизнеса «КазТрансОйла», который будет играть все более важную роль как поставщик энергоносителей на растущие рынки Китая, а также за счет этого увеличит поставки нефти по трубопроводу Атасу - Алашанькоу до второй проектной мощности в 20 млн. тонн в год.

Море, море…
Важнейшим экспортным направлением для казахстанских нефтяных компаний по-прежнему остается и международный торговый порт Актау на Каспийском море, где АО «КазТрансОйл» осуществляет перевалку нефти с трубопроводного и железнодорожного транспорта в танкеры. Сейчас на нефтеналивные терминалы порта нефть поставляется по существующему нефтепроводу Каламкас - Каражанбас - Актау, а также железнодорожным транспортом с месторождений Мангистауской, Атырауской, Актюбинской и Кызылординской областей. После проведения «КазТрансОйлом» в 2001 году модернизации железнодорожной эстакады ГНПС «Актау» слив с железнодорожных цистерн кумкольской нефти с высокой температурой застывания осуществляется круглогодично. А работы по реконструкции и расширению сливной железнодорожной эстакады ГНПС «Актау», осуществленные в 2003-2005 годах, позволили увеличить объемы сливаемой с железнодорожных цистерн нефти для дальнейшей перевалки в танкеры с 2,9 млн. тонн в 2002 году до 4,5 млн. тонн в 2006 году. Из Актауского порта казахстанская нефть экспортируется в иранский порт Нека по маршруту Актау -Махачкала с перевалкой в трубопроводную систему «Транснефти» и дальнейшей поставкой по нефтепроводу Махачкала - Новороссийск; а также с использованием  мультимодальной системы транспортировки - танкерами или посредством парома по маршруту Актау - Баку с дальнейшей поставкой железнодорожным транспортом до черноморского порта Батуми. В АО «КазТрансОйл» отмечают, что активное развитие указанных экспортных маршрутов позволило обеспечить рост объемов перевалки нефти в танкеры в порту Актау через систему компании до более чем 8,5 млн. тонн в 2006 году. В будущем Актауский порт намерен удвоить свои мощности, в  связи с чем уже сейчас проводит соответствующие мероприятия.
Стоит также учитывать и то, что «КазТрансОйл» в конце прошлого года стал соучредителем СП «Батуми Терминалс». В Батуми казахстанская нефть будет поставляться танкерами через Каспий до Баку и далее по железной дороге. Говорят, правда, что Казахстан до сих пор спустя девять месяцев после объявления о завершении данной сделки, так и не расплатился с британской Greenoak Group за приобретенные акции. В «КазТрансОйле» подобные разговоры не комментируют, почему-то предпочитая молчание.

Вместо послесловия
Сейчас нефти у Казахстана на новые проекты не хватает, но она должна появиться через 5-10 лет, когда начнется нефтедобыча на казахстанском шельфе. Последние результаты буровых работ в этом секторе Каспия, впрочем, пока Астану не порадовали: первые скважины на структурах Курмангазы и Тюб-Караган с участием российских компаний «Роснефть» и «Лукойл» оказались пустыми, а Shell в течение 2007 года уже дважды откладывала срок начала бурения первой скважины на структуре жемчужины. Как бы то ни было инвесторы в один голос твердят о перспективности поиска нефти на казахстанском шельфе Каспия. Ожидается, что к 2010 году объем добычи нефти составит до 90 млн. тонн в год, а к 2015 году, когда в разработку будут введены новые шельфовые месторождения, - 150 млн. тонн в год. Только за счет Кашагана и Тенгиза Казахстан в скором времени получит дополнительные 40 млн. тонн нефти в год, которые нужно будет куда-то экспортировать. Помимо уже упомянутых здесь маршрутов все та же Россия в ближайшие годы планирует расширение мощностей в направлении КНР (строительство ВСТО) и Европы (расширение Балтийской трубопроводной системы на 50 млн. тонн в год). Казахстану, который, с одной стороны, стремится к независимости в вопросах нефтеэкспорта и которому, с другой стороны, не резон ссориться с соседом, уже в ближайшее время необходимо выбрать предлагаемые Москвой маршруты транспортировки каспийской нефти. Здесь важно не упустить собственные выгоды.

Оставить комментарий

Антресоли

The army of allies The army of allies
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 14:10
Political theatre of one actor Political theatre of one actor
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 13:48
The situation and prospects The situation and prospects
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 12:59
SELA vie SELA vie
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 11:34
КПО: программа-2038 КПО: программа-2038
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 11:34
Армия союзников Армия союзников
Редакция Exclusive
28.08.2007 - 14:30
Там, за туманами Там, за туманами
Редакция Exclusive
28.08.2007 - 11:47
Анвар Сайденов: Анвар Сайденов:
Редакция Exclusive
28.08.2007 - 11:36
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33