вторник, 21 января 2020
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
В Павлодарской области новый аким ВОЗ проведёт экстренное совещание из-за неизвестного вируса в Китае В Узбекистане правительство подало в отставку Кредитный рейтинг Гонконга снижен с Aa2 до Aa3 Павлодар сохранит свое название 46 журналистов были задержаны в прошлом году в Казахстане Скушаем сами Чиновницу за взятку наказали штрафом Столица берет пример с Алматы? В Семее отказались о «Сергеков» Новый швейцарский домик Динары Кулибаевой В Уральске на пикет вышли владельцы автомобилей По уровню роста минимальной зарплаты Казахстан на последнем месте Этнический казах из Китая осужден за то, что прибыл в Казахстан Apple может отказаться от разъема Lightning Казахстан стремится увеличить долю ВИЭ В России зарегистрирована первая смерть от снюса Минюст построит здание за 1,5 миллиарда Канадский бизнесмен отсудил у Казахстана 52,6 млн.долларов Султанов пригласил к себе резервистов Смена президента улучшений не принесла Немецкая машина тормозит Исекешев назначен помощником президента – секретарем Совбеза КНБ подтвердил, что Бакауов - фигурант уголовного дела Дорогой наш Абай

Медленно и печально

Ярослав Разумов

На казахстанских автомобильных заправках и в магазинах традиционно можно найти масла и другую нефтехимическую продукцию из европейских стран и стран СНГ. Больше того - с недавних пор появились и китайские масла, быстро продвигающиеся на наш рынок. Лаки и краски – российские, турецкие, германские. Как и резинотехнические изделия, и многое другое из того, что относится к продукции нефтехимической отрасли. Отечественных изделий особо не заметно. Для страны, добывающей нефти в шесть раз больше своих внутренних потребностей, имеющей три нефтеперерабатывающих завода и имевшей, кажется, столько же государственных программ по развитию нефтехимической промышленности, ситуация просто удивительная.

Сегодня о нефтехимии в Казахстане приходится писать как о наборе упущенных возможностей.
В наследство от Советского Союза Казахстану досталась довольно противоречивая ситуация в нефтехимической отрасли. Она в республике существовала и была представлена крупными предприятиями, но завершающие стадии производства были развиты очень слабо,  не имея на территории республики замкнутого технологического цикла. По некоторым оценкам, доля нефтехимических и химических производств, работающих на потребительский рынок,  составляла в Казахстане менее 20%. Тогда,  при СССР, принято было считать, что уровень развития нефтехимической отрасли в республике очень отстает от того, что могло бы дать имевшиеся возможности нефтегазодобычи. «Потенциал отрасли был использован тогда, может быть, процентов на двадцать, и тем не менее развитие промышленности шло очень хорошими темпами. Только один пример: Актауский завод пластмасс, выпускавший полистирол, имел мощность в 200 тысяч тонн продукции в год. Чтобы представить масштаб этого предприятия, надо привести другую цифру: все остальные вместе взятые заводы Советского Союза, выпускавшие аналогичную продукцию, давали суммарно 70 тысяч тонн», - рассказывает известнейший казахстанский ученый академик Надир Надиров. Крупными предприятиями отрасли были Атырауский химический завод, выпускавший полиэтилен и полипропилен, Кустанайский завод химического волокна. Номенклатура выпускавшихся в Казахстане нефтехимических продуктов и связанной с ней химической продукции была достаточно широка:  кроме полипропилена, полистирола и химических волокон также и резинотехнические изделия, в том числе шины, лаки и краски, смолы, полимерные композиционные материалы и изделия из них, а также многих видов товаров народного потребления. Хотя все же наследство досталось проблемное. Как отмечал известный казахстанский эксперт, участвовавший в работе над рядом отраслевых программ, Валерий Марков, в республике никогда не существовало производства базового нефтехимического сырья в виде пропана, бензола, фенолов; так как все нефтеперерабатывающие заводы строились при СССР по топливному варианту.
Судьба этой промышленности в постсоветские годы была плачевной даже на фоне всеобщего тогдашнего спада. Про предприятия нефтехимического комплекса республики можно сказать словами классика:  «Плохая им досталась доля – немногие вернулись с поля…».  Особенно разрушительной стала для отрасли вторая половина 1990-х, когда большинство предприятий фактически не работало. Стоит проанализировать этот негативный опыт, не прячась за «сложные годы переходного периода». Ведь, например, наши соседи - Туркменистан, в это же время добились заметных успехов в развитии нефтехимии и нефтепереработки, имея худшие стартовые условия, чем Казахстан. Удивительно, но нефтехимическую продукцию из Туркменистана покупают даже нефтедобывающие арабские страны («Эксклюзив», №4 (61), 2007 г., «Туркменская «терра инкогнито»…).  У нас же спад в нефтехимии шел не только на фоне успехов соседей, но и стабильного роста отрасли в целом в мировом масштабе. Например, несколько десятилетий в мире идет постоянный рост производства полимерной продукции, обгоняя по темпам даже такие традиционные «локомотивы» международной экономики, как металлургия. Вот подтверждение:  за последние три десятилетия производство полимеров в мире выросло более чем на 500%, а базовых металлов лишь на 90%. Можно было бы попробовать вскочить в этот «международный экспресс». Условия для этого были:  прекрасная сырьевая база; пусть не современная, но все же изначально неплохая база производственная; научные центры и кадры. И даже общемировые тенденции работали объективно на нас:  многие западные компании, в последние годы пересматривая свою политику по размещению нефтехимических производств, стремились приблизить их к источникам сырья и дешевой рабочей силы, содействуя открытию новых производств на Ближнем Востоке и даже в не имеющем избытка нефтегазового сырья Китае.
О тех возможностях, которые есть у Казахстана в этом направлении, много писали и говорили наши известные химики и экономисты:  Надир Надиров, Халел Сулейменов, Валерий Марков, Канат Берентаев… Но так по большому счету ничего и не вышло.
Не слишком оправдались и когда-то большие надежды на иностранных инвесторов в эту сферу. Вспомним:  в конце 1990-х американская компания «Филипс Петролеум» стала участником кашаганского консорциума, посулив Казахстану (во всяком случае, так это подавалось в официальных комментариях) серьезное развитие нефтепереработки и нефтехимии в Казахстане. Потом об этом благополучно забыли…
Вроде бы сказать, что государство совсем не уделяло внимания нефтехимии, нельзя. Ее традиционно называли в числе отраслей, которые нужно развивать особо, уже в конце 1990-х была создана первая госпрограмма на этот счет. Но  вот характерная иллюстрация реалий: академик Надиров несколько лет назад отмечал, что в журнал «Нефть и газ» за пять лет не было предложено для публикации ни одной статьи по нефтехимии. «Это показывает, что ни практики, ни теоретики, ни ученые, ни политики не занимаются этой проблемой. Почему же ученые не пишут на тему нефтехимии? Потому что ясно видят приоритеты правительства в нефтяной сфере, среди которых этого направления нет», - отмечал академик.
Что есть сейчас, спустя несколько лет после констатации провалов 1990-х – начала 2000-х годов? Сегодня Надир Надиров ситуацию характеризует так: «…формально динамика есть, но…».
В Атырау восстановлено производство полиэтилена. Конечно, объемы далеко не те, что были при СССР, зато выпускается продукция, которой не было тогда, в частности, трубы для нефте- и водопроводов. В этом году также в Атырауской области определено место, где будет строиться крупный нефтехимический комбинат. Планируется, что он будет выпускать полипропилен и полиэтилен.  Место выбрано достаточно удачно:  кадры, инфраструктура здесь есть. Сырьевой базой должен стать попутный газ Тенгизского и в перспективе, которая, дай Бог, когда-нибудь настанет, и Кашаганского месторождений. В качестве будущих рынков сбыта рассматриваются страны Центральной Азии, Китай, Россия.
Все ясно и логично. Но  есть здесь один серьезный минус. Он  системен и для развития нефтехимической отрасли, и для экономики Казахстана в целом. Имя ему – «очень долгая раскачка».
Уместно процитировать слова Валерия Маркова, сказанные в интервью казахстанским СМИ больше года назад. С тех пор ничего принципиально не изменилось:
- Мы очень сильно задерживаемся с развитием нефтехимии. Рынки постепенно начинают заполняться: Россия на ряде заводов начинает создавать производство полипропилена, этим же путем идут ряд стран Юго-Восточной Азии, даже не имеющие собственного углеводородного сырья. А мы можем стабильно развивать это направление только в расчете на внешний рынок – наш внутренний не поглотит каких-либо серьезных объемов нефтехимической отрасли. Но мы пока продолжаем упускать время,  хотя вроде бы в последнее время понимание этого есть. Надо очень тщательно изучить конъюнктуру мирового и региональных рынков, иначе можно попасть в серьезные проблемы, уже построив или модернизировав нефтехимические производства.
Откуда происходит эта «тянучка»? В том числе от нерешенности вопросов конкретной ответственности в бюрократической среде, в стремлении уходить от четких и ясных ответов на задачи промышленного развития. Очень ярко это все проявляется в истории с серой, извлекаемой из нефти, добываемой на Тенгизском месторождении и здесь же скадируемой. Накопилось ее уже очень много, а о серьезной утилизации говорить не приходится.
Академик Надиров говорит, что в Казахстане существуют научные разработки, позволяющие использовать серу для дорожного покрытия при строительстве автомагистралей. Дороги получаются на 20-25% дешевле, чем при использовании обычных материалов, кроме того,  прочнее.
Последнее немаловажно. Академик рассказал, как весной этого года казахстанская делегация ученых ездила из Атырау на конференцию в Астрахань. Ездили на машинах. Так контраст состояния дорог на казахстанской части и на российской оказался разительным. Не в нашу пользу.
- Многие бизнесмены, и наши, и иностранные, узнав от нас о тех возможностях, которые дает использование технологии для строительства дорог, проявляют серьезную заинтересованность. Просят предоставить технико-экономическое обоснование. И – все. Дальше дело не идет. Дело в том, что его разработка стоит недешево, порядка 25 млн. тенге. Кто должен его оплатить? Так этот вопрос и висит. Вроде бы те, кому поручено, не отказываются. Но и не более того.
Такая картина типична для многих, если не всех, отраслей народного хозяйства Казахстана. Но мало где потенциальные возможности столь велики, а промедление с их использованием столь опасно из-за действий конкурентов, как в нефтехимии. Так недолго и утратить одно из самых сильных наших преимуществ, данных нам свыше.

Оставить комментарий

Антресоли

Political theatre of one actor Political theatre of one actor
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 13:48
Anvar Saydenov: Anvar Saydenov:
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 12:59
Бизнес-гайд Бизнес-гайд
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 11:43
КПО: программа-2038 КПО: программа-2038
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 11:34
SELA vie SELA vie
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 11:34
Экзамен на КСО Экзамен на КСО
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 11:16
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33