пятница, 13 декабря 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Назарбаев вручил ордена Human Rights Watch призвала Ташкент прекратить пытки в тюрьмах И все-таки Kaspi-платежи проверят Токаев озвучил главную цель национальной стратегии Кому и на сколько повысят соцпособия На каких «китах» будет развиваться Алматы? Экс-банкира будут судить 26 декабря Токаев наградил Сару Назарбаеву Нобелевская премия мира ушла в Африку Наш школьник в 23 раза «дешевле» сингапурского В Таджикистане проверят земли, отданные в аренду китайцам Акции Saudi Aramco подорожали на 10% Как собираются бороться с нелегальной эмиграцией? В Казахстане планируют открыть сервис-центры для Теслы В Казахстане хотят уменьшить количество ВУЗов Токаев встретился с главой Лукойла Скандал с Нобелевской премией Последнее предупреждение? Генассамблея ООН приняла резолюцию по Крыму Умер Юрий Лужков Четверым из десяти казахстанцев отказывают в визе США Токаев поручил повысить стипендии Зеленский встретился с Путиным Сел за Тойоту Немецкий менеджер обвинён в даче взяток чиновникам Туркменистана

Скудное политическое меню

Досым Сатпаев

Вряд ли можно сказать, что прошедший месяц, с политической точки зрения, был нашпигован интересными событиями, как куски сочного мяса насажены на шашлычную палочку. Все затмила ситуация, связанная с продолжающейся лихорадкой финансового сектора страны, и ценовые американские горки, которые подняли на уши всю страну и заставили правительство заниматься явным популизмом и сотрясанием воздуха. Хотя и среди скудного политического меню можно было, если постараться, найти несколько вкусных блюд, которые имеют долгое послевкусие.
Начнем со смешного, то бишь с нашего парламента. Как оказалось, в условиях существования однопартийного мажилиса и практически однопартийного правительства трудно ожидать серьезных взаимных трений вплоть до выражения вотума недоверия всему правительству. Для этого есть две причины. Во-первых, новый парламент слишком быстро выразил поддержку правительству Карима Масимова, следовательно, взял на себя ответственность за всю его деятельность. Во-вторых, при конфликте правительства и парламента только президент имеет право на последнее слово. Хотя формально, согласно конституционным поправкам, депутаты могут простым большинством голосов вотум недоверия все-таки выразить, но вряд ли это сделают, учитывая, что именно президент, как лидер партии «Нур Отан» и основной центр принятия политических решений, является главным арбитром в решении вопроса о судьбе правительства.
 И то, что некоторые депутаты высказывают свои возмущения по поводу роста цен и инфляции, скорее всего, не более чем игра на публику. Давайте вспомним, что парламент прошлого созыва также был чрезвычайно говорливым, но это не мешало правительству проталкивать нужные для себя законопроекты, тем более если они входили в президентский список приоритетов. К тому же императивный мандат и партийная дисциплина будут висеть над депутатами, как дамоклов меч. Получается, что депутаты попали в сложную ситуацию, когда и овцы должны быть целы, и волки сыты.
Единственной отдушиной для парламентариев является возможность выражения недоверия отдельно взятому министру, что вполне реально. Но это опять конфликтная ситуация, которую, скорее всего, попытаются избежать как спикер мажилиса, так и руководитель парламентской фракции «Нур Отан». Стоит отметить, что именно от них в немалой степени будет зависеть политический климат в парламенте - будет ли он жарким или замороженным. Если исходить из того, что и Аслан Мусин, и Бахытжан Жумагулов - больше политические конформисты, чем активисты, то ожидать от них чего-то неожиданного не стоит.
Несмотря на то что в новом парламенте две головы в лице спикера и лидера парламентской фракции «Нур Отан», они обе смотрят  в сторону Ак Орды. Но, как гласит пословица: «В одном казане две бараньи головы могут не поместиться», поэтому предположения некоторых казахстанских экспертов о том, что внутри «Нур Отан» могут начаться межгрупповые столкновения за влияние, ресурсы и доступ к телу, вполне оправданны. Действительно, с точки зрения иерархии две фигуры в парламенте почти равновесны. Спикер мажилиса - по Конституции  третий человек по статусу после президента. В свою очередь лидер парламентской фракции «Нур Отан» является первым заместителем президента по партийной линии. У первого выше юридический статус, у второго - политический. И как сложатся их отношения, пока не ясно.
А в это время в соседней России активно изобретают новый трамплин для плавного возвращения президента Путина во власть после 2008 года. Речь идет о решении президента Владимира Путина дать свое согласие возглавить список партии власти на предстоящих в декабре выборах в Госдуму. Одновременно он не исключил возможности в будущем занять пост премьер-министра. Это событие интересно не тем, что еще больше увеличило интригу по поводу политического будущего Путина после президентских выборов в 2008 году, а тем, что на постсоветском пространстве появится новая модель удержания власти, без изменений в Конституции, дворцовых переворотов и революций. Вроде бы прямого отношения к Казахстану это событие не имеет, но все познается в сравнении.
Речь идет о бархатной преемственности власти, при которой Путин, как отмечают некоторые российские эксперты, имея статус беспартийного, может стать не просто премьером правительства парламентского большинства, но и сохранить фактическую власть первого лица в государстве. То есть теперь не столь важно, кто займет президентский пост, если в конечном счете парламент и правительство будет контролировать нынешний руководитель страны. Путин, как и положено по Конституции, уйдет с поста президента, но лишь для того, чтобы чуть позже снова вернуться в Кремль, превратив преемника лишь в хранителя ключа от власти. И все это под лозунгом: «План Путина - победа России». Немного напоминает предвыборный лозунг казахстанских пропрезидентских сил: «Нурсултан - Казахстан». И если перефразировать слова бывшего британского премьер-министра Маргарет Тэтчер, то Путин, как и многие его коллеги по СНГ, думают так: «Я останусь до тех пор, пока не устану. А пока мое государство во мне нуждается, я никогда не устану».  По сути Путин попытается реализовать то, что ему недавно советовал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, когда призывал его остаться на третий срок. Путин так и сделает. Но сделает это более искусно и в рамках действующего законодательства, что будет отличать его от некоторых постсоветских глав государств, которые в своем стремлении сохранить власть действовали менее изощренно. Одни объявляли себя пожизненными президентами, другие проводили эксперименты над Конституцией, третьи активно готовили престолонаследников из Семьи.
Получается, что после президентских выборов 2008 года Россия продемонстрирует вторую модель бескровной передачи власти. Первая была опробована покойным Ельциным и вполне удачно. Это значит, что для других президентов стран СНГ, которые все еще задумываются о том, «как уйти, чтобы остаться», список таких моделей существенно расширился, от малопривлекательного туркменского до иезуитски изощренного российского. Кстати, это сейчас должно быть актуально для президента Узбекистана Ислама Каримова. В этой республике в декабре будут очередные президентские выборы. Поэтому казахстанские поправки в Конституцию касательно первого президента и российский сценарий могут быть для него интересны. В конце концов не проводить же бесконечно референдумы о продлении своих полномочий.
Таким образом, можно сказать, что на данный момент на постсоветском пространстве существует уже несколько моделей удержания или смены власти: российская (преемник); азербайджанская (династийная форма передачи власти); украинская (победа контрэлиты); грузинская (победа контрэлиты); кыргызская (победа контрэлиты); туркменская (Король умер! Да здравствует король!); казахстанская (конституционное закрепление бессрочных полномочий для первого президента).
Забавляет то, что на фоне активного поиска постсоветскими лидерами ответа на вопрос «Как все-таки уйти, чтобы остаться?» они продолжают заявлять о своей поддержке кандидатуры Казахстана на пост председателя ОБСЕ в 2009 году. Эта тема была еще одним блюдом в скромном политическом меню республики. Уже в начале октября она, по крайней мере, три раза озвучивалась, при этом с абсолютно противоположных позиций.
Сначала премьер-министр Италии Романо Проди заявил о том, что его страна будет поддерживать кандидатуру Казахстана на пост председателя ОБСЕ в 2009 году. При этом непонятно, насколько это было искреннее утверждение, учитывая тот малоприятный фон, на котором он делал такие заявления. Действительно, для спасения реноме оператора консорциума «Agip KCO» в лице итальянской компании «Eni» у Романо Проди все средства хороши, в том числе излить бальзам на душу казахстанских властей, для которых идея возглавить ОБСЕ именно в 2009 году уже стала делом чести.
С другой стороны, надо понимать, что от поддержки Италии Казахстану не горячо и не холодно, так как не от Рима зависят наши шансы порулить в ОБСЕ, а от Лондона и Вашингтона, которые, судя по всему, поддерживать Казахстан не собираются. Более того, по некоторой информации, у США существует мысль предложить на этот пост кандидатуру Кыргызстана, если не в 2009 году, то позже. Вот уж будет сюрприз для всех и в первую очередь для самого Кыргызстана, который до сих пор находится в состоянии политической лихорадки с 2005 года. Хотя непонятно, какой смысл США менять шило на мыло, так как Кыргызстан также трудно отнести к образцу демократического развития.
Также вряд ли серьезно изменит расклад сил по этому вопросу и приезд в Казахстан Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств Кнута Воллебека, который также не скупился на похвалы по поводу удачной казахстанской модели сохранения межнациональной стабильности. Кстати, именно эта тема является одной из козырных карт в руках казахстанских чиновников, лоббирующих кандидатуру нашей республики в ОБСЕ. 
Но, судя по всему, для самой организации этот козырь хоть и сильный, но не выигрышный. К тому же всю радужную картину испортила казахстанская оппозиция. Одни ее представители, как Асылбек Кожахметов, в Варшаве на совещании ОБСЕ по человеческому измерению поставили под сомнение эту идею. Другие, в лице Галымжана Жакиянова, в Алматы также выступили против этого. Хотя для самой оппозиции это уже не главная тема, так как внутри нее начался новый процесс политического размежевания между «Настоящим «Ак Жол» и «ОСДП». А это уже относится к разряду политического десерта, так как любимым занятием казахстанских аналитиков является не только препарирование власти, но и промывание косточек тех, кто считает себя ее оппонентами.
Казахстанская оппозиция наконец прервала непонятное затишье после парламентских выборов, чтобы заявить о начале своего развода. Формально это называется  «качественное структурирование демократических сил». Фактически же демократическая партия «Нагыз «Ак Жол» и «Общенациональная социал-демократическая партия» решили расселиться по своим квартирам, прекратив существование предвыборного союза. Боливар все-таки не выдержал двоих. Пока непонятно, насколько данные тактические шаги усилят саму оппозицию и сделают ее будущее более перспективным, но очередное разочарование  электората, который традиционно поддерживал оппозицию, эти новые телодвижения, скорее всего, вызовут. Интересно отметить, что еще в августе 1999 года дискуссионный клуб «Политон» вынес такой вердикт казахстанской оппозиции: «Партии персонифицированы, и их деятельность во многом определяется личностными качествами и амбициями лидеров… Большинство сегодняшних лидеров оппозиции являются аутсайдерами власти, выпавшими из ее обоймы. Политика - их образ жизни. А оппозиционность - попытка вернуть утраченное легитимным путем». За последние 8 лет ситуация, судя по всему, сильно не изменилась, что показали последние президентские и парламентские выборы.

Оставить комментарий

Антресоли

Anvar Saydenov: Anvar Saydenov:
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 12:59
The situation and prospects The situation and prospects
Редакция Exclusive
29.08.2007 - 12:59
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33