среда, 16 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно» 93% компаний Казахстана сталкиваются с киберугрозами Банки рефинансировали займы на сумму около 215 млрд. тенге Эрдоган против перемирия с сирийскими курдами Токаев о будущем Казахстана Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят В Казахстане обсудят зарплаты с китайцами Назарбаеву дали новый орден Казахи из Китая просят политубежища в Казахстане Кто в стране самый заядлый шопоголик? Ануар Нурпеисов: «если я не могу выбрать президента, я могу выбрать страну, в которой я хочу жить» Таджикская власть признала оппозиционеров террористами Константина Сыроежкина лишили казахстанского гражданства На выборах президента сэкономили В Алматы обсудили эко-проблемы стран Центральной Азии Что сказал Тайжан на встрече с Токаевым? Две трети машин в Казахстане старше 10 лет Тайфун «Хагибис» в Японии: 45 погибших, сотни раненых и миллионы эвакуированных Помощь малому бизнесу за год сократилась на четверть Еще одна жертва Арыси 70 процентов таджиков живут за счет денег из-за границы Премьер – президентам пример Бишимбаев вышел на свободу

“Натуральный гоп-стоп!”

Ярослав Разумов

О том, насколько сильно влияет на инфляционные процессы политика правительства и Нацбанка в денежно-кредитной сфере или в направлении администрирования на внутреннем рынке, сейчас говорится много. Затрагивается и вопрос о том, каков «вклад» динамики мировых рынков в рост цифр на ценниках в казахстанских магазинах. Но между этими двумя инфляционными течениями есть еще одно – нормативная регламентация и практика внешнеэкономической деятельности (ВЭД). То, что эта сфера также является очень значимой в состоянии внутреннего рынка,  очевидно. Достаточно лишь вспомнить, насколько любая сфера экономики Казахстана зависит от импорта. А его цена для нашего потребителя составляется, в том числе из успешной или неуспешной политики государства в отношении ВЭД.
- Любые действия с таможенными формальностями, исполнение импортером различных норм, регламентирующих ВЭД, ведут к обременению участников внешнеэкономической деятельности. Это бремя, которое необходимо исполнять, но оно должно быть прозрачным, незатейливым и понятным. К сожалению, наши законы на это не рассчитаны, - комментирует проблему Геннадий Шестаков, председатель совета Казахстанской ассоциации таможенных брокеров (КАТБ).       
Сколько легальных, законодательных препон стоит на пути импортных товаров к казахстанскому потребителю? Очень много. Несмотря на то что предприниматели не раз ставили вопрос об организации работы таможни по принципу «одного окна», этого до сих пор нет. При импорте необходимо иметь при себе от 7 до 21 различных справок (в развитых странах 3-5), разрешений и иных документов. Таможенники в любой момент могут потребовать любой из них и даже – добавить новые. Кроме того, все лицензии и разрешения должны быть на руках у импортера до  момента таможенного оформления товара. Как это сделать, если товар ввозится в Казахстан впервые, где получить на него разрешительные документы? Ведь, понятное дело, признаются только отечественные, не зарубежные, разрешения. Как-то надо суметь получить документы,  и импортеры «ускоряют» действия всех государственных служб. А насколько это потом отражается на стоимости товара для конечного потребителя, можно лишь догадываться. Но, видимо, хорошо отражается. Но и это еще не все.
- Во всех развитых странах  налоги с импортеров государство берет в отчетный период. А у нас – сразу при ввозе товара. То есть он еще не продан, не в экономическом обороте и неизвестно, когда это произойдет, а уже будь добр прокредитуй государство. И как владелец товаров потом их продаст, его не интересует. Форменный «гоп-стоп», - так видит это г-н Шестаков.
В среднем таможенные изъятия сейчас составляют порядка 21% стоимости импортируемых товаров. Если сравнивать с другими странами, то это много. А если помнить, что Казахстан фатально зависит от импорта, что без него не может существовать ни продовольственный, ни фармацевтический, ни автомобильный рынки, как и любые другие в Казахстане, включая даже ГСМ, то 21% - это неразумно много.
Кроме таможенных норм прямого действия существует еще масса так называемых норм нетарифного регулирования – получение разрешений, сертификатов, лицензий и прочих действий, которые необходимы для таможенного оформления импортируемых товаров.
Плохое быстро забывается. Уже забыли про недавнюю, но долгую историю, связанную с компанией ICS, осуществлявшей экспертизу декларируемой импортерами таможенной стоимости товаров. Ее действия обошлись бюджету    примерно в $20 млн. Помимо этого ущерб был и в том, что товары предпринимателей лежали на складах до окончания экспертизы, а также в издержках на судебные действия по искам бизнесменов к компании. Все это так или иначе в итоге ложится на конечного потребителя. Именно он  «выкупает» все неудачные действия властей, и все промахи правительства обязательно окажутся заложены в цену товара. Компания ICS, которой нас «благословило» правительство, в итоге ушла, но дело ее живет. Проще импортерам жить не стало.
Нельзя сказать, что государство остается глухо к этим проблемам и не пытается что-то изменить. Но часто это напоминает ту самую «медвежью услугу» для импортеров и потребителей. Самый яркий такой пример у многих сейчас на слуху.     
21 августа этого года вступил в действие Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам упрощения таможенных и налоговых процедур». Разработчиком поправок выступило министерство финансов, а основанием для них стала концепция «упрощения таможенных процедур». Но в итоге бизнесмены сейчас оценивают результат от этой новации сакраментальной фразой: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».
В результате изменений законодательства очень усложнился импорт товаров в Казахстан. Таможенники по новым правилам требуют от участников внешнеэкономической деятельности грузовую экспортную декларацию той страны, откуда ввозится товар в Казахстан. А такой документ для третьих стран (в частности, для Казахстана) не предусмотрен  в бумажном виде. И никто его предоставлять казахстанской стороне не будет, в каждой стране определена процедура представления достаточно длительная, до нескольких месяцев. Итог – порядка 40% импортных грузов, идущих в Казахстан, остановлены на таможне. Простаивают на складах временного хранения. А на их владельцев продолжают «капать» банковские проценты. Которые в итоге, пройдя по всей «цепочке», выльются на потребителя.
- Сегодня совокупная товарная масса, легально поступающая в Казахстан, оценивается не менее чем в 100 млрд. долларов. Если 40% объема ее простаивает на СВХ, то, используя размер ставки рефинансирования Нацбанка, можно примерно подсчитать, во что это обходится. Это ущерб, нанесенный предпринимателям в  2,5 млн. долларов в день, или порядка 150 млн. долларов за два месяца, прошедших со времени введения новых правил. Это  только прямой вклад в рост инфляции, сделанный простой «ошибкой» авторов закона, - говорит г-н Шестаков.    
Свою обеспокоенность этими новациями выразили все национальные ассоциации и представительство германской экономики в РК, Американская торгово-промышленная палата и Европейская бизнес-ассоциация Казахстана (ЕВРОБАК). Воздействие излишнего, а порой просто непрофессионального, администрирования ВЭД на инфляционные процессы многопланово. Кроме, скажем так, прямого давления на рынок, о чем сказано выше, есть еще косвенное, но очень серьезное и пролонгированное во времени. Речь о выдавливании сложными формальностями, которые создает государство для легальных импортеров, их вынуждают переносить  импорт в теневую сферу – «серую», когда реальная сумма товаров и, значит, таможенных платежей занижается, и «черную» - это уже банальная контрабанда, которая доходит до $5 млрд.  в ценах экспорта. А это уже недополученные государством налоги, криминализация торговли, ослабление и без того не великой управляемости экономикой со стороны государства. Все это имеет свою цену, «ручейками» стекающуюся в поток казахстанской инфляции.          
Были и грамотные, продуманные меры со стороны таможни, направленные на легализацию импорта и снижение цен на внутреннем рынке. Например, в 2005 году таможенный комитет изменил нормы ввоза сельскохозяйственной продукции на территорию Казахстана, брокеры ассоциации снизили стоимость своих услуг на оформление таких товаров. Хотели помочь поставщикам овощей и фруктов облегчить их доставку из Киргизии и Узбекистана и, насытив наш рынок легальным импортом, снизить цены. Но и это ни к чему не привело, так как фрукты и овощи, пройдя таможню, попадали на рынки, а те у нас не легализованы, работают в своем экономическом поле. Лишний раз стало видно, что таможенная служба - это лишь часть государственной системы, и без комплексной работы последней ничего не сделать. Но хоть бы в этой сфере не делать лишних ошибок.

Оставить комментарий

Антресоли

Любо, но дорого Любо, но дорого
Редакция Exclusive
05.11.2007 - 15:42
Банкиры заговорили Банкиры заговорили
Редакция Exclusive
05.11.2007 - 15:05
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33