понедельник, 21 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
600 миллиардов тенге мимо кассы Умеет ли министр образования считать? Талгат Ермегияев: свобода близко? Чили: демонстранты добились своей цели В Шахтинске восстановят пустующие многоэтажки Митинг в Баку Айсултана Назарбаева в Лондоне приговорили к 18 месяцам и штрафу Казахстанцы, в основном, положительно относятся к Золотой Орде. Назарбаев: надо консолидировать общество и элиту вокруг Токаева Назарбаев раскритиковал партию Nur Otan Сколько иностранцев работает в Казахстане легально? Атамбаеву вернут статус экс-президента? Объявлены победители стипендий имени Батырхана Шукенова Saudi Aramco отложила IPO В Казахстане появится новая монета 35 паломников погибли в Саудовской Аравии Брексит: жёсткий выход отменяется? США призывают власти Казахстана улучшить ситуацию с правами человека Одним движением больше В Казахстане подорожает бензин Когда поменяют код аэропорта столицы? В Казахстане появилась Демократическая партия Опять про Стати Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно»

Политическое эхо экономического кризиса

 Подготовлено Центром исследований и мониторинга экономики Казахстана (ЦИМЭК)

Принцип бумеранга

Казахстан все сильнее входит в орбиту влияния международной экономической системы. Это государственная политика, которая активно поддерживается национальным бизнесом. Данный процесс четко виден на примере последствий глобального финансового кризиса 1998 года и кризиса ликвидности на международных рынках в 2007 году.
В первом случае события 1998 года практически серьезно не повлияли на экономическую ситуацию в Казахстане. Во многом такое положение вещей было связано с монетаристским курсом Национального банка и с недостаточно сильными интеграционными связями республики с мировой экономикой. Но уже через девять лет дефолт хедж-фондов, которые инвестировали на рынке США в ипотечные облигации класса subprime, уже задел по касательной нашу банковскую систему. Это как полет бумеранга. Активно запущенная в международное пространство экономика Казахстана, может не только достичь поставленной цели, но и поранить того, кто ее запустил.
В связи с этим понятно, что по мере дальнейшего включения казахстанской экономики в международную систему экономических связей, особенно после вступления в ВТО, автоматически снижается ее устойчивость. Именно поэтому крайне важным является не только анализ возможных экономических последствий финансового и иных кризисов, но и оценка социально-политических последствий для страны, учитывая тесную связь государства и крупного бизнеса. 
Здесь следует сразу оговориться, что данное исследование не ставило своей целью анализировать детали самого экономического кризиса, так как это задача экономистов и финансистов. Хотя понятно, что сценарий сильного доллара, ужесточение внешних условий заимствований, увеличение стоимости обслуживания внешних долгов, снижение цен на сырьевые товары – довольно малопривлекательный вариант для казахстанской экономики. Но основной акцент в исследовании изначально делался именно на таком политическом индикаторе, как легитимность власти, то есть уровень доверия к ней со стороны населения и элиты в случае серьезных кризисных процессов. 

SWOT-анализ политической системы Казахстана

Прежде чем давать оценку жизнеспособности политической системы Казахстана, необходимо сделать «рентгеновский снимок» ее внутренней структуры, чтобы выявить сильные и слабые стороны, а также оценить уровень иммунитета данной системы к кризисам разного масштаба.
Судя по вышеприведенной таблице, слабых сторон в политической системе Казахстана больше, чем сильных, несмотря на явное наличие политической стабильности. К тому же позитивные стороны политической системы Казахстана могут иметь и негативные последствия, как, например, сильная президентская власть, которая держится только на личности первого президента. Но интересным является то, что и некоторые минусы этой системы, с точки зрения анализа возможных политических последствий экономического кризиса, могут значительно повышать государственный иммунитет к таким кризисным ситуациям.
Например, то, что власть в Казахстане по факту не является электоральной и практически не зависит от настроений электората, снижает риск частой смены элиты в случае экономических кризисов в результате внеочередных выборов и вотума недоверия.
Если провести компаративный анализ, то в мире можно найти несколько примеров реакции на экономический кризис 1998 года с теми или иными социально-политическими последствиями, которые могут быть интересны для Казахстана.

Российский опыт 1998 года

Во-первых, произошло усиление социального недовольства из-за инфляционного скачка. Причем особенно сильно пострадали как раз те слои и группы населения, которые являлись сторонниками существующей социально-экономической и политической системы - новый средний класс (работники быстро растущей сферы услуг), мелкий бизнес и вообще жители крупных городов.
Во-вторых, наблюдалось резкое ослабление политических позиций президента. Девальвация и дефолт стали мощным ударом по президенту, а увольнение кабинета и переплетение политического кризиса с финансовым привело к новому снижению уровня доверия к Б. Ельцину и укреплению политических позиций тех, кто требовал смены конституционного строя и переизбрания президента. Объективно это усилило позиции законодательной ветви власти.
В-третьих, произошла заметная перегруппировка и изменение влиятельности различных групп интересов. Прежде всего произошло резкое ослабление политической роли олигархов, в основном связанных с банковским и энергетическим бизнесом, из-за фактического банкротства многих крупных банков и снижения финансовых возможностей энергетического экспорта.

Бразильский опыт

В Бразилии целый ряд вполне назревших, в том числе конституционных, проблем длительное время не находил своего решения. Финансовый кризис способствовал консолидации политических сил и дал возможность президенту страны провести в жизнь многие, иногда на вид мелкие непопулярные меры. Это позволило не только оперативно воплотить в жизнь антикризисную программу, но и дало все основания правительству рассчитывать на ускорение реформ в целом благодаря принятию необходимых законодательных актов.
Несмотря на то что политическая система Казахстана в своем нынешнем виде, при действующем президенте, имеет повышенный иммунитет к проявлению серьезных экономических проблем, определенных социально-политических последствий кризиса нам все-таки не избежать. В значительной степени это связано с изменением социального и иерархического статуса разных социальных групп попавших под каток кризиса.
 
Изменение социального и иерархического статуса разных социальных групп
Уязвимые слои населения

Возьмем для начала ту основную часть населения Казахстана, которую вряд ли можно причислить к среднему классу. Эта социальная группа самая первая ощутит последствия экономического кризиса независимо от того, будет ли он носить сильный характер или его влияние на экономику останется незначительным. Это связано с тем, что в политико-правовом механизме отсутствуют действенные и эффективные средства социальной защиты населения.
Подобное положение можно рассматривать как результат непропорционального распределения власти в обществе, которая преимущественно сконцентрирована в узких политических и бизнес-кругах. В итоге интересы большей части населения игнорируются. А потому, как это было в 90-х годах, в случае кризисных явлений политический истеблишмент посоветует своим гражданам «потуже затянуть пояса». Население снова окажется тягловой силой, которая должна будет вытянуть из кризиса экономику. Это значит, что даже незначительные финансовые передряги в обществе будут иметь достаточно ощутимые последствия. Но, как отмечалось выше, без сильной оппозиции или  кризиса внутри самой элиты социальное недовольство сложившимся положением вещей вряд ли перерастет в общественный протест, который сможет нанести мощный удар по всей политической системе. 

Зарождающийся средний класс

При этом, как и в России 1998 года, самым неприятным последствием экономического кризиса будет снижение удельного веса среднего класса. Правда, у нашего северного соседа этот процесс привел не только к количественным изменениям в социальной стратификации, но и к качественным. Прежде всего «квазисредний класс» в лице «новых русских» уступил свое место новому среднему классу. После кризисных явлений более или менее состоятельные граждане страны перестали «жить одним днем», стали больше полагаться на собственные силы, профессионализм, накапливать средства на случай форс-мажорных обстоятельств, поддерживать свой социальный статус и вести респектабельный образ жизни. В результате сменились не только социальные ценности, но, что не менее интересно, – политические убеждения. «Новый средний класс» в отличие от своего предшественника на политической арене стал занимать более консервативные позиции. В происходящих переменах он стал видеть болезненные для себя предзнаменования. В связи с чем сегодня эта прослойка общества заинтересована в сохранении статус-кво при незначительной модернизации или усовершенствовании политической и экономической модели общества.
Собственно, такое положение продемонстрировали события в Кыргызстане в 2005 году. Очередная революция на постсоветском пространстве была холодно встречена среди представителей нарождающегося среднего класса в Казахстане, который демонстрирует высокую степень политического абсентеизма и апатии, полностью замкнувшись на своей частной жизни. В такой ипостаси отечественный средний класс только начинает играть роль социального буфера между радикально настроенными низами общества и придерживающихся консервативных взглядов верхами. Семья сегодня - единственная сфера активной жизни для многих. И власть такие настроения поощряет. Даже призыв прийти на выборы она связывала с необходимостью сохранить стабильность и такой порядок вещей, что в целом устраивает средний класс.
Но вся проблема заключается в том, что на данный момент прослойка среднего класса сегодня незначительна (от 15 до 25%), а потому в случае экономического кризиса его удельный вес станет еще меньше. Такое положение будет продиктовано увеличением на рынке труда количества незанятого населения. Тем более что в последнее время отмечается сокращение количества безработных, что продиктовано темпами экономического роста.
С другой стороны, дефолт, пусть даже незначительный, повлечет снижение материального положения большей части казахстанцев. Собственно, по этой причине представители среднего класса утратят свой социальный статус, спустившись к его нижней кромке. Этот процесс приведет к росту маргинальных слоев в обществе, которыми движут протестные настроения. В результате социально-политическая система утратит запас прочности и окажется в состоянии шаткого равновесия, если кризисная ситуация продлится слишком долго. Это значит, что любой внешний раздражитель способен вызвать энтропию и привести к необратимым последствиям. В качестве такого внешнего раздражителя может быть, например, серьезный конфликт в элите, в том числе связанный с возможным уходом первого президента.
Опасность состоит в том, что, как уже отмечалось выше, появились новые скрытые очаги напряжения в обществе. Это прежде всего стихийная миграция населения и как следствие – процесс захвата земель, который отмечается в пригородах крупных городов. При этом провал государственной жилищной программы в случае кризиса может спровоцировать новую волну захвата земли и собственности, что способно повысить социальную напряженность в обществе. К тому же в течение последних пяти лет имели место конфликт рабочих с иностранными инвесторами и межнациональные столкновения. Иными словами - длительный экономический кризис способен обострить подобные противоречия внутри общества и разбить идиллию мира, гармонии и спокойствия, которая широко декларируется политическим истеблишментом страны. 
Хотя смягчает ситуацию то, что влияние общества на процесс принятия важных политических решений в Казахстане изначально носит незначительный характер. Даже если финансовый кризис будет сильно сказываться на основании социальной пирамиды, то он не сильно отразится на политической жизни. Массовые акции протеста обманутых вкладчиков и других категорий граждан, пострадавших от кризиса, скорее всего, будут носить «шумовой эффект» – громко, но совершенно безопасный для существующей политической системы.
Единственное исключение может быть в случае очень сильного финансово-экономического кризиса, который приведет не только к девальвации валюты, но и вызовет катастрофические последствия экономической системы республики – массовое банкротство банков и «нулевая отметка» в экономике. И, как показывает мировой опыт,  экономический кризис способен все-таки серьезно подорвать доверие населения к политическим институтам общества. Поддержкой населения нельзя пренебрегать даже в условиях авторитарного режима. Наглядным примером может быть судьба индонезийского режима Сухарто, который к концу 90-х годов прошлого столетия представлял собой скорлупу с пустой полостью. Финансовый кризис привел к тому, что политическая надстройка, несмотря на существовавшие внутри элиты тесных родственные связи – элемент дополнительной прочности, потерпела фиаско после более 30 лет своего существования.

Оставить комментарий

Антресоли

Rely on reforms… Rely on reforms…
Редакция Exclusive
06.11.2007 - 17:42
Pleasant,but expensive Pleasant,but expensive
Редакция Exclusive
06.11.2007 - 16:49
Мы все в одной лодке Мы все в одной лодке
Редакция Exclusive
05.11.2007 - 16:07
Хлебные «качели» Хлебные «качели»
Редакция Exclusive
05.11.2007 - 15:55
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33