среда, 26 февраля 2020
,
USD/KZT: 376.72 EUR/KZT: 408.67 RUR/KZT: 5.76
После смерти Дулата Агадила люди требуют отставки Назарбаева, Совета безопасности и правительства. Из Казахстана переведено 27 триллионов тенге Смерть Дулата Агадила: у здания МВД задержаны десятки людей Авиакомпания не знала, что перевозит пассажиров из лайнера «Diamond Princess» Россия построит русскоязычные школы в Таджикистане Дулат Агадил, выступавший за соблюдение гражданских прав и свобод, умер в СИЗО Харви Вайнштейна признали виновным в сексуальном насилии В Праге появится площадь имени Бориса Немцова Побег сержанта из воинской части: оружие найдено, сообщники тоже В Германии автомобиль въехал в толпу людей Чудеса случаются-2 ООН будет бороться с поставками оружия террористам в странах Центральной Азии Казахстанцев призвали отменить поездки в страны, где есть коронавирус Коронавирус ударил по Италии Инга Иманбай покинула пост главреда «Жас Алаша» Рустам Журсунов сменил Палымбетова Казахстанцы из лайнера Diamond Princess по прибытию на родину госпитализированы Британский паспорт поменяет цвет Во время митингов было задержано свыше 300 человек Дархан Калетаев стал послом в Украине Митинги: что происходит сейчас? Митинг в Алматы: идут задержания, в центре идет зачистка улиц, отключен интернет Жанболат Мамай арестован Токаев не заметил потери бойца День Национального позора или что случилось в Новых Санжарах?

КСО: Ни одного проекта по правам человека

Внедрение КСО в бизнесе XXI века - вопрос не имиджа и престижа, а инструмент в борьбе за прибыль. В условиях, когда покупателю важно знать, не использовался ли детский труд на предприятии и не вызывает ли компания своей деятельностью экологическую катастрофу, бизнес стремится заработать кредит доверия, поддерживая социально важные проекты и обеспечивая прозрачность своих бизнес-процессов.

В Казахстане же корпоративная ответственность – понятие новое, еще не до конца изученное. О том, как выглядит КСО в глазах казахстанских бизнесменов и чем отличается от мировых стандартов в интервью с директором Центра исследования правовой политики (LPRC) Татьяной Зинович.

- Под корпоративной социальной ответственностью часто ошибочно понимают благотворительность. Расскажите, что на самом деле подразумевает КСО?

- Мировой совет бизнеса для устойчивого развития под корпоративной социальной ответственностью понимает обязательство бизнеса вносить вклад в устойчивое экономическое развитие, трудовые отношения с работниками, их семьями, местным сообществом и обществом в целом для улучшения их качества жизни. В Казахстане под КСО  понимается добровольный вклад субъектов частного предпринимательства в развитие общества в социальной, экономической и экологической сферах.

КСО – это не благотворительность, а вклад в улучшение положения людей, взаимодействующих с бизнесом (работников, потребителей, жителей местности, где бизнес активно работает и т.д.) , вклад в экологию, на которую бизнес неминуемо воздействует, вклад в экономику посредством добросовестных деловых практик и многое другое.

В современном понимании КСО состоит из семи основных аспектов: корпоративное управление, соблюдение прав человека, занятость и трудовые отношения, охрана окружающей среды, добросовестные деловые практики, ответственное отношение к потребителям и развитие и поддержка местных сообществ.

- В 2015 году LPRC провел исследование, которое показало, что практика КСО в Казахстане не соответствует международным стандартам и универсальным понятиям о корпоративной социальной ответственности. Расскажите про это исследование? Как вообще сейчас выглядит корпоративная социальная ответственность в Казахстане? Что казахстанские компании еще боятся внедрять, что еще непопулярно? Чем именно мировое понимание КСО отличается от казахстанского?

- Действительно, в 2015 году мы провели исследование “КСО case-study на примере 30 компаний Казахстана”. Целью исследования было определить лучшие практики КСО в компаниях, работающих в Казахстане, и проанализировать степень распространенности КСО. Мы исходили из того, что КСО – это философия развития компаний  и достижения коммерческого успеха путями, основанными на этических нормах и уважении к людям, сообществам и окружающей среде. В рамках обзора проведен анализ веб-сайтов 30 случайно выбранных компаний: национальных, частных и международных, работающих в Казахстане. Компании выбраны из различных сфер деятельности: добывающие, оказывающие услуги, производящие и продающие товары народного потребления, медийные, финансовые.

Мы исходили из гипотезы, что казахстанский бизнес находится на стадии осознания такого явления, как корпоративная социальная ответственность, в то время как в международном сообществе КСО уже стала необходимым требованием. Культура и практика КСО развивается в последние пять лет более активно, однако пока характерна лишь для крупных компаний, многие из которых – добывающие, и в то же время являются участниками международных деловых отношений, биржевой торговли и т.п. Практика КСО, бесспорно, развивается, однако пока в компаниях она перекошена в сторону благотворительности.

В рамках исследования было отмечено 46 проектов и практик казахстанских компаний в области КСО. Наиболее представленная область: благотворительность (25 из 46 проектов) – это преимущественно разовая поддержка социально незащищенных слоев населения, и даже если она системная – на протяжении нескольких лет – она не задает поддерживаемой группе устойчивости. Здесь отмечены такие проекты как проведение мероприятий образовательного, развлекательного характера для детей-сирот, детей-инвалидов, детей из малообеспеченных семей, поддержка талантливой молодежи через конкурсы и гранты, стипендии для малообеспеченных детей, проездные гранты, подарки в виде современной техники и оборудования и так далее.

На втором месте находится развитие сообществ (23 из 46) – сюда относятся проекты, которые – в отличие от благотворительности – создают устойчивость для получателей услуг и производят мультипликативный эффект развития. Это строительство и реконструкция инфраструктурных объектов (школ, детских садов, спортивных стадионов), профориентационная и мотивационная образовательная работа со школьниками и студентами, выделение грантов на научные исследования и разработки, развитие казахского языка и разноязычной современной литературы, вклад в развитие малого и среднего бизнеса.

С большим отрывом на третьем месте – права потребителя (4 из 46). Обновление оборудования для снижения вероятности катастроф, повышение качества обслуживания, забота о потребителях из социально уязвимых категорий (как, например, пенсионеры), а также забота о качестве продукта, если это продукты питания – неиспользование ГМО и так далее.

На четвертом месте – окружающая среда: 3 проекта из 46. Это покупка нового современного оборудования для снижения негативного влияния на природу, в одном случае – строительство объекта по производству возобновляемой энергии.

На пятом месте трудовые практики: 2 проекта из 46. Здесь были отмечены проекты по развитию персонала: создание лидерских программ и программ повышения квалификации.

Шестое и седьмое место – корпоративное управление и МСБ. Хотя корпоративное управление в теории – наиболее представленное направление, и есть на сайте почти каждой крупной компании, только одна компания объявила о достижении показателя в 50% независимых директоров в структуре своего управления.

Права человека и честная конкуренция – ноль примеров, это области практики, где мы не отметили ни одного проекта. Как мы видим, часть гипотезы исследования, что для большинства казахстанских компаний КСО – это благотворительность, подтвердилась.

Процесс осознания КСО в большей степени проявляется в своей первой стадии: разработка стратегий, принципов и политик КСО, которые формулируются и предоставляются крупными компаниями на сайтах для широкой общественности.

Теория может сильно отличаться от практики: например, корпоративное управление на сайте компании может быть прописано очень хорошо и иметь множество документов. На практике – мало информации о реализации этого направления, мало новостей и кейсов: какой процент независимых директоров работает в компании, как принимаются решения, как сотрудники компании могут получить информацию о ключевых решениях в компании.

Среди казахстанских компаний понимание и практика КСО лучше развиты в национальных компаниях с централизованным государственным управлением, где процесс стандартизации облегчен через управляющую компанию. В бизнес-компаниях, где менеджмент должен самостоятельно внедрять культуру и практики, представленность КСО уже беднее и кейсов меньше.

Международные компании в целом показывают хороший уровень развития КСО, но только с мировыми отчетами: здесь трудно получить отчеты, цифры, данные по Казахстану. Зачастую у представительств нет своего сайта и централизованной информации об их деятельности в области развития сообществ, хотя сама деятельность наличествует.

В отношении казахстанских компаний озабоченность вызывает тот факт, что наиболее развиты направления КСО в сфере развития общества и благотворительности – там, где получателем услуг и благ являются целые группы населения или все население. Направления, где под риском нарушений может оказаться отдельный человек, не представляют нам механизмов и практик по защите такого человека. Это такие направления, как права человека, трудовые практики и права потребителя.

Бесспорно, в этих сферах происходит множество конфликтов между бизнесом и человеком, которые остаются не только скрытыми, но и не отраженными в теории и практиках КСО компаний.

- Какой сейчас в Казахстане механизм регулирования и контроля за соблюдением стандартов КСО (есть вообще такой?)? Какие рычаги давления на компании есть у государства?

- Нормативных средств и механизмов регулирования нет. На практике компании руководствуются Государственным стандартом «Руководство по социальной ответственности» СТ РК ИСО 26000-2011. Это весьма детальный и хорошо проработанный международный стандарт. Тем не менее сам по себе он не является рычагом давления. Использование стандарта – дело добровольное. Другой вопрос, что государство должно создавать для бизнеса стимул для продвижения стандартов КСО. Разработать систему бенефитов, убедить бизнес любого размера продвигать практики КСО.

- На Западе имидж - это репутационный актив. В Казахстане же репутация не всегда так оценивается. За неимением аналогов и жесткой конкуренции в некоторых сферах бизнеса нарушение прав человека спускается “на тормозах”: люди все равно будут работать даже в диких условиях, потому что другой работы может не быть, а может, там меньше платят. То же относится, например, к концепции этичного потребления, которая у нас еще не набрала обороты: потребитель не готов отказаться от продукции компаний, нарушающих права человека, только из-за этих нарушений. Как заставить такие компании внедрить хотя бы базовые элементы КСО, если для них репутационный ущерб в принципе не представляет угрозы?

- Формирование культуры нетерпимости к нарушениям прав человека – сложный и длительный процесс, который зависит от государственной политики в отношении прав человека, бизнеса и общества. На западе культура ответственного ведения бизнеса складывалась не одно десятилетие. Такая задача стоит сегодня и перед нами. Чтобы решить этот вопрос в Казахстане, в первую очередь необходимо принять Национальный план действий по развитию ответственного ведения бизнеса, который в краткосрочной и среднесрочной перспективе будет продвигать культуру соблюдения прав человека бизнесом. Самому бизнес-сообществу необходимо решить вопрос по механизмам имплементации стандартов ответственного ведения бизнеса в предпринимательскую практику. Эта задача, с моей точки зрения, ложится на плечи Национальной палаты предпринимателей. Задача же гражданского общества – продвигать стандарты ответственного ведения бизнеса в массы. Например, в этом году Молодежная информационная служба Казахстана, Центр исследования правовой политики (LPRC) и Almaty Management University  при поддержке Посольства Королевства Нидерландов в Казахстане намерены провести первую международную летнюю школу по ответственному ведению бизнеса для студентов бизнес-Вузов, их преподавателей и молодых бизнесменов. Это беспрецедентный по масштабам и качеству проект в котором лучшие международные эксперты и 200 участников за неделю прокачают свои знания и навыки в области корпоративной социальной ответственности, социального предпринимательства, новых моделей бизнеса и дизайна мышления через призму ответственного ведения бизнеса.

- В продолжение к предыдущему вопросу: даже если транснациональные корпорации, озабоченные своим имиджем “дома”, могут следовать стандартам КСО в странах третьего мира, то что делать с местным малым и средним бизнесом? Как можно мотивировать их?

- Через информирование, обучение, создание культуры новых ценностей в бизнес-среде. Через государственную поддержку бизнеса, пропагандирующего и использующего подход КСО и соблюдения прав человека. Через этот комплекс мер есть шанс достигнуть существенного прогресса на любом уровне, независимо от размера, местонахождения и вида деятельности субъекта предпринимательства.

Оставить комментарий

Бизнес

Хайп как среда обитания Хайп как среда обитания
Редакция Exclusive
11.06.2018 - 14:29|
30 лет университету AlmaU 30 лет университету AlmaU
Ботагоз Сейдахметова
31.05.2018 - 13:54
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33