понедельник, 14 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Токаев встретился с участниками НСОД Две трети машин в Казахстане старше 10 лет Тайфун «Хагибис» в Японии: 45 погибших, сотни раненых и миллионы эвакуированных Помощь малому бизнесу за год сократилась на четверть Еще одна жертва Арыси 70 процентов таджиков живут за счет денег из-за границы Премьер – президентам пример Бишимбаев вышел на свободу Перейдем на российское Учителей заставляют читать книги президента Дело Атамбаева продлено до 1 ноября Налоговых поступлений в бюджет стало больше Серик Кудебаев от работы не отстранен КНБ подтвердил приговор Константину Сыроежкину В Алматы открылся турнир «Мемориал Дениса Тен» Это – фейк Цены на нефть упадут? Кого посадят за хищения LRT? Еще один конфликт с иностранными рабочими Объем безнала побил новый рекорд Зять сдал, зять принял Константину Сыроежкину дали 10 лет? Елжан Биртанов: приоритет детям и профилактике Сергей Лавров: мы не видим альтернативы Минским договорённостям. Полиция Караганды ищет стрелка

Рейтинг регионов Казахстана

Год назад, 12 марта 2010 года на совещании с акимами областей и городов Астаны, Алматы глава государства поручил определять рейтинг работы акимов всех уровней. Цель — способствовать влиянию акимов на общественно-политическое развитие региона, улучшению социально-экономического положения на местах, оценить эффективность работы акимов, выявить достижения и недостатки в их работе. Были даже определены 35 социально-экономических критериев. Среди них: достижение стратегических целей и задач в курируемых отрасли/сфере/регионе, исполнение актов и поручений Президента РК, Администрации Президента, премьер-министра и других, а также реализация бюджетных программ, оказание госуслуг, управление персоналом и применение информационных технологий и т. д. Что ж, посыл можно только приветствовать, ибо рейтинги являются если не единственным, то одним из немногих инструментов, которые позволяют объективно судить о работе местных органов государственного управления и их эффективности. Тем более за последние годы вопрос распределения власти, ответственности и сфер полномочий между центром и регионами был сильно осложнен многочисленными административными реформами. С одной стороны, в регионы переданы функции социально-предпринимательских корпораций, выделяются солидные деньги на Программу по форсированному индустриально-инновационному развитию, поддержку малого и среднего бизнеса, с другой — их работа слабо контролируется, а степень коррупции и бюрократии в областях иногда в разы выше, чем в центральных органах власти. Опять-таки именно акиматы находятся в первом эшелоне борьбы с социальными проблемами. Вместе с тем сам факт, что акиматы, в том числе областные, будут оцениваться самой же властью, по меньшей мере свидетельствует о слабом участии неправительственного сектора, общественных организаций. В чем тут дело — судить не беремся, так же как о степени объективности таких рейтингов. Другое дело — предложить собственный рейтинг и вынести его на суд читателей. Приступая к исследованию, в отличие от предшествующего опыта, мы сразу решили заострить внимание на оценке не акимов, а областных акиматов. На наш взгляд, во-первых, это даст более внятную картину о деятельности местной власти, стабильности, профессионализме и слаженности ее аппарата. Во-вторых, в реалиях современного Казахстана, когда первые руководители областей часто сменяются, акцент на одной личности, ее известности, влиятельности или популярности может заслонить реальное положение вещей. Наконец, в-третьих, акимы, равно как и министры, будучи назначенцами главы государства, являются всего лишь исполнителями его установок, а не самостоятельными политическим деятелями. Сообразно теряют смысл и рейтинги персоналий. Это было бы актуально для западных демократий с их лидерами оппозиционных партий, фракций в парламенте, независимыми профсоюзами и губернаторами. Понятно, что любая система оценок, если она претендует на объективность, должна в первую очередь учитывать мнение местного населения, а также бизнеса, работающего в конкретном регионе. Отчасти подобные замеры делаются с помощью соцопросов. Но данность такова, что опрос общественного мнения — сам по себе процесс весьма трудоемкий и финансово затратный, подобные мероприятия зачастую осуществляются по заказу самих государственных органов либо инстанций, приближенных к ним. Соответственно, сложно гарантировать, что над подведением итогов исследований не будет довлеть пресловутое административное влияние. Другая сложность возникла при обращении к данным, выложенным местными властями на страницах Всемирной паутины. На первый взгляд, ситуация видится неплохой, временами создается ощущение, что Казахстан шагает в ногу с передовыми державами. Тут вам и официальные сайты акиматов областей и ключевых городов, и персональные блоги акимов, и сайты статистических и прочих служб. Сразу надо сказать: их значение никак нельзя умалять, поскольку у местных граждан, хотя бы тех, кто имеет доступ в Интернет, появилась возможность без очередей получить интересующую информацию и справку, минуя бюрократические препоны, напрямую обратиться к региональному руководству и даже получить ответ. Правда, не все еще так радужно, как хотелось бы. К примеру, в отличие от центральных органов, областные интернет-ресурсы не унифицированы и не систематизированы под единый стандарт. Всё вразнобой. Отличаются дизайн, правила пользования, режимы наполнения и обновления материалов, предлагаемые услуги и опции, прочее. Не совсем понятно и то, как модерируются вопросы и обращения граждан, поскольку на блогах акимов обычно выставляются только те вопросы, на которые даны ответы. Отсюда можно предположить: либо, в отличие от республиканских министерств, власти на местах работают превосходно, а потому вопросов мало, а те, которые есть, решаются почти на 100%, либо на обозрение публики выставляется отнюдь не всё. Зато немалое число указанных источников изобилуют позитивными отзывами граждан о деятельности того или иного чиновника, индивидуальными и коллективными письмами благодарности за оперативное решение тех или иных проблем. Как бы то ни было, делать умозаключения по этим источникам мы не стали и обратились к голой статистике, имеющейся в зоне доступа. Пускай у кого-то и возникнут параллели с одной известной песенкой («Я его слепила из того, что было, а потом что было, то и полюбила»), но нам представляется, что сопоставление социальных и экономических показателей, их оценка и анализ все же имеют свои резоны. К сожалению, и здесь пришлось столкнуться с определенными сложностями. Как оказалось, отдельные статистические органы на местах выдают неполную информацию, особенно если речь идет о негативных показателях или тенденциях. Например, если процент темпов роста в определенной отрасли нулевой либо отрицательный, то, как правило, эти данные опускаются, а для общественности обнародуются лишь абсолютные цифры, скажем, по объему произведенной сельхозпродукции в тенге или прожиточному минимуму. Попытки самостоятельно вычислить индексы исходя из показателей прошлых лет не увенчались успехом, так как ряд таблиц и расчетов хоть и заявлены в интерфейсе, но недоступны. Встречались и случаи, когда с целью занизить количество безработных в расчет принимались только те граждане, которые официально зарегистрированы в органах занятости. Такие цифры в силу их условности пришлось игнорировать. Поэтому, возможно, с некоторым авансом, в пустых графах были вписаны среднереспубликанские показатели. Признаться, в ходе исследования отдельные статистические выкладки даже ставили нас в тупик с точки зрения здравой логики. Один только пример: Западно-Казахстанская область, которая по итогам 2010 года заняла передовые строчки по двум, мягко говоря, не стыкующимся позициям: рост номинальных денежных доходов населения составил 35,3%, а рост объема промышленного производства — минус 0,3%. Проще говоря, в регионе с одним из самых низких показателей роста экономики в стране наблюдается наибольший доход населения, пускай и номинальный. Возможно, это и частности, но, глядя на них, вспоминаешь расхожую поговорку о трех видах лжи. Итак, за основу в нашем рейтинге областных акиматов были взяты шесть, на наш взгляд, ключевых позиций в процентах: • номинальные денежные доходы населения; • объем розничного товарооборота; • объем промышленного производства; • величина прожиточного минимума; • уровень безработицы; • индекс потребительских цен (инфляция). Здесь уровень безработицы и величина прожиточного минимума указывают на эффективность государственного органа в решении наиболее злободневных социальных проблем в регионе. В свою очередь, рост номинальных денежных доходов вкупе с индексом потребительских цен, другими словами, уровнем инфляции, дает более-менее ясную картину о платежеспособности и в целом социально-экономическом положении населения. Наконец, объемы розничного товарооборота и промышленного производства дают представление об экономической и деловой активности. При этом из шести параметров четыре (номинальные денежные доходы населения, объем розничного товарооборота, объем промышленного производства и величина прожиточного минимума) рассматриваются в качестве положительных — баллы по ним зачисляются в плюс. Оставшиеся два параметра (уровень безработицы и индекс потребительских цен) есть показатели негативные, соответственно, заносятся в минус. Все статистические данные в рейтинге снимались по состоянию на 20 января 2011 года. Напоследок обращаем внимание на еще один любопытный факт: участвуй в общем ранжире 14 областей и двух городов республиканского значения Казахстан как государство, он скромно разместился бы между 13-м и 14-м местами в промежутке между Астаной и Мангистауской областью. Если учесть, что лидирующие позиции в рейтинге завоевали не самые крупные и густонаселенные регионы, то сам собой напрашивается вопрос: за счет чего или кого случилось так, что социально-экономические показатели республики в целом оказались столь низкими?    

Оставить комментарий

Рейтинг

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33