среда, 16 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно» 93% компаний Казахстана сталкиваются с киберугрозами Банки рефинансировали займы на сумму около 215 млрд. тенге Эрдоган против перемирия с сирийскими курдами Токаев о будущем Казахстана Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят В Казахстане обсудят зарплаты с китайцами Назарбаеву дали новый орден Казахи из Китая просят политубежища в Казахстане Кто в стране самый заядлый шопоголик? Ануар Нурпеисов: «если я не могу выбрать президента, я могу выбрать страну, в которой я хочу жить» Таджикская власть признала оппозиционеров террористами Константина Сыроежкина лишили казахстанского гражданства На выборах президента сэкономили В Алматы обсудили эко-проблемы стран Центральной Азии Что сказал Тайжан на встрече с Токаевым? Две трети машин в Казахстане старше 10 лет Тайфун «Хагибис» в Японии: 45 погибших, сотни раненых и миллионы эвакуированных Помощь малому бизнесу за год сократилась на четверть Еще одна жертва Арыси 70 процентов таджиков живут за счет денег из-за границы Премьер – президентам пример Бишимбаев вышел на свободу

Банки Казахстана живут по закону джунглей

Казкоммерцбанк, в котором некогда работали «самые красивые девушки» оказался обречен давно. Еще тогда, когда его «назначили» в 2012 году «спасать» другой гигант – БТА. Впрочем, Аннушка разлила масло еще раньше…

 

Политическое однообразие, засилье близких и доверенных лиц правящего класса в банковском бизнесе, непрозрачность всей системы и как следствие качество принимаемых решений неминуемо отражается на всем финансовом рынке.

Обо всем этом открыто говорили и писали, как минимум, примерно год назад, а кулуарно, как о весьма вероятном сценарии, обменивались мнениями куда раньше. Хотя у оптимистов еще существовали некоторые сомнения насчет того, как в такой ситуации поведет себя тот же Нацбанк. Впрочем, обольщались немногие. Регулятор в этом случае всего лишь исполнитель.    

Минувшим летом, после того как государство объявило о том, что долги БТА перед ККБ погашены, а почти 97% акций последнего были оперативно выкуплены Народным банком, стало очевидно, что в стране де-факто появился банк-монстр, который и без того доминировал на рынке, благодаря сети и консервативной политике.

Вопрос был только в сроках. Почти полгода Казкоммерцбанк сохранял статус как бы юридически самостоятельного финансового института, но в качестве «дочки» в группе Halyk.

Финансовый аналитик Расул Рысмамбетов сегодня считает, что Народный банк «становится доминирующим банком в Казахстане не обязательно по своей воле». Просто только он в состоянии «проглотить» ККБ.   

– Было немало крупных и, казалось бы, сильных банков. Однако они в основном усохли в том числе и по причине неоднозначной политики в сфере рисков. Казком и оставался бы сильным, не купи он БТА. Это стратегическая ошибка его акционеров. Еще летом было непонятно, останется ли ККБ отдельным брендом или вольется в Halyk. Несмотря на проведенный due diligence, реальное изучение качества активов все же идет в динамике, в ходе работы с клиентом. Поэтому, вполне вероятно, что летом менеджмент и акционеры Halyk еще не рассмотрели все сценарии развития ситуации и надеялись на благоприятный исход.

К слову, президент Казахстана, этот основной и бессменный держатель политических и прочих акций в стране, в феврале этого года на расширенном заседании правительства открыто выразил свои взгляды на сделки по слиянию/поглощению в банковском секторе.

– Банки слабые, всего четыре банка держат 80% активов банков. Остальные 26%, некоторые 1%. В мире, когда наступил кризис, такие «крупняки» как Exxon Mobil объединились, Shell и British Gas объединяются. Пусть объединяются. Или акционеры ставят собственные деньги, если хотят сохранить банк. Другого способа сохранить банк нет. Они не нужны экономике, значит, не имеют права на жизнь.

За исключением обоснованных претензий к акционерам банков, это, конечно, совсем слабо согласуется с постоянно декларируемыми принципами конкуренции и соревновательности на рынке, бесконечными разговорами про то, что нужно отходить от политических решений и вмешательства государства в бизнес и прочее. 

Так вот уже в марте этого года ККБ и Народный согласовали документ, который говорил только о возможной сделке года. Шли переговоры, а Народный, во всяком случае публично, был вроде бы против укрупнения. В итоге с месяц назад Национальный банк Казахстана дал добро супругам Тимуру и Динаре Кулибаевым на «приобретение статуса крупного участника (косвенного) АО «Казкоммерцбанк».

В минувшую пятницу председатель правления Народного банка Умут Шаяхметова уже излучала сам за себя говорящий оптимизм:

– Мы с уверенностью можем утверждать, что потенциал сделки огромен, как по масштабам, так и по степени влияния на экономику Казахстана и ряда сопредельных стран. Интеграция банков является наиболее оптимальным вариантом дальнейшего развития группы.

Ядром интеграции является принцип максимальной синергии, основанный на объединении сильных сторон двух банков. Мы возьмем всё лучшее: самую развитую в стране банковскую инфраструктуру и лучший риск-менеджмент Halyk Bank, современные технологии и стандарты клиентского сервиса Qazkom, а также знания, наработки, опыт в обслуживании миллионов клиентов и наиболее конкурентные продукты, и услуги обоих банков.

Все это называется последствиями восстановительных работ по стабилизации банковского сектора. И, если честно, неизвестно последнее ли это поглощение. Не факт, что Народный банк и в дальнейшем не будет прирастать другими, менее успешными и проблемными фининститутами.  

– Думаю процесс полноценной интеграции займет больше года. Кроме того, маловероятно, что им будет интересно покупать другие банки – он и так крупный и присутствует во всех регионах и сферах бизнеса. Концентрация рынка всегда враг конкуренции, однако каждый из первой десятки банков еще способен финансировать немало крупных проектов. Выигрыш Halyk Bank в размере не дает ему преимущества в корпоративном секторе над другими банками – при условии, что в других банках растет компетенция менеджмента. С учетом развития интернета – и сервис для физических лиц может уже развиваться без большого размера.

Поэтому риски скорее растут для самого Halyk Bank, потому что покупка БТА банка Казкомом и покупка последнего Halyk Bank – это скорее корпоративная социальная ответственность бизнеса, чем очень прибыльный проект. Можно взять для примера Швейцарию. Там два крупных универсальных банка – UBS и Credit Suisse – которые работают по всей стране. Остальные коммерческие банки берут на себя отдельные регионы и бизнес ниши.

При этом, по большому счету в Казахстане далеким от политики клиентам обычно все равно – два банка или один. Всех интересует сервис, но он всегда в кризис планомерно ухудшается. Все, что интересует людей – не приведет ли поглощение Казкома к дальнейшему падению качества обслуживания? Ведь в стране традиционно, кажется, не банк работает на клиента, а совсем наоборот. И чем больше банк, тем меньше внимания. По словам Расула Рысмамбетова, однозначного ответа нет.

– Регулярно слышу жалобы на все без исключения банки. А первые пять крупных банков будут чаще сталкиваться с проблемами качества обслуживания клиентов – в силу размера доли рынка. Для сохранения качества или его улучшения есть операционная стратегия банка с разделением клиентов на сегменты.

Тем временем наиболее просвещенные казахстанцы, похоже, не ждут ничего хорошего от местных комбанков в плане повышения именно качества обслуживания. Через пару лет на рынок, вероятно, зайдут иностранные банки. Это как раз станет хорошим показателем того, какую отечественную банковскую систему выстроило государство за годы независимости.

Парыз Байтенов
Оставить комментарий

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33