пятница, 23 августа 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Матпомощь из-за границы Виктории Шарбону вновь отказали Динара Кулибаева купила замок в Швейцарии Когда отпустят Джакишева Велосипедисты против Казахстанцы боятся открывать собственный бизнес Гражданские активисты требуют изменить закон о выборах В Ташкенте состоится встреча глав правительств стран-членов ШОС Интернет-гиганты заблокировали сертификат безопасности в Казахстане Бойцов СОБРа станет еще больше Сайт о Кунаеве Разнос по-партийному Казахстан будет развивать халал-индустрию Печально известный университет проверили Кок-Жайляу: отложить не значит закрыть В Казахстан прибыл замгоссекретаря США Пропавшие альпинисты: шансов нет Против Гульнары Каримовой возбудили новые дела В Нур-Султане пройдет казахстанско-итальянский форум поставщиков нефтегазовой отрасли Аналитический центр АФК поменял руководителя В Казахстане введут инвестиционное налоговое резидентство Сапарбаев вновь стал вице-премьер-министром Польский участник Форбса проявляет интерес к Казахстану Дворец Школьников в Алматы переделают Велодорожки vs МСБ

Первые среди последних

На днях международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s выпустило обзор, в котором говорится о крайне тревожных тенденциях в казахстанской банковской системе. Высока вероятность ухода с рынков небольших банков, роста токсичных активов. Люди все больше опасаются хранить деньги в финучреждениях. О проблемах банковского сектора Exclusive.kz поговорил с финансовым аналитиком Тимуром Абилкасымовым. 


- Высоки ли риски банковской системы Казахстана?

- Последние годы не являются лучшими для банковской системы страны. Банки один за другим объявляют о прекращении деятельности, а регулятор отзывает лицензии. Будь данный факт единичным случаем, это могло считаться отклонением от нормы, однако все иначе. Ежегодные дефолты банков свидетельствуют о «поражении» самой банковской системы.

Другими словами, налицо факт отсутствия качественного риск-менеджмента и надзора, которые позволяли бы выстроить эффективные процедуры по управлению активами, тем самым, избежать многочисленных дефолтов.

Несмотря на мировую практику применения риск-ориентированных подходов, казахстанская система все еще не может этим похвастаться.

Оглядываясь назад, на протяжении времени банки второго уровня имели плохой ссудный портфель, что влияло на показатели ликвидности. Низкое качество портфеля не могло не вызывать беспокойства, особенно на фоне исторических событий, таких как мировой финансовый кризис.

Однако в мае 2015 года ситуация разительно «изменилась в положительную» сторону. Доля неработающих кредитов обманчиво сократилась с 30% до 9%. Проблемные кредиты материнских банков были передислоцированы в их дочерние структуры, демонстрируя искаженные, «здоровые» показатели. Благодаря этой хитрой махинации проблема не была ликвидирована, а лишь умело замаскирована.

Банки продолжали свою деятельность, регулятор не бил тревогу, поскольку нормативы были в норме. Даже в годовых финансовых отчетах, проверенных «независимыми» аудиторами проглядывался лишь легкий намек на реальное положение вещей.

У ряда банков таких, как Qazaq banki и Банк Астаны, были аудиторские заключения с оговоркой, а аудиторы Эксимбанка вовсе отказались давать свое аудиторское мнение. При этом, надо понимать, что поскольку данные банки являются относительно не большими, способность их в качестве аудиторских клиентов и, соответственно, весомость их позиции в переговорах с аудиторами не столь существенна, как у более крупных банков.

- О чем это свидетельствовало?

Такой поворот событий свидетельствовал о скрытых проблемах, выраженных в некачественной деятельности финансовых институтов. Помимо внешних аудиторов, государство также было несколько насторожено, но этого было недостаточно. Согласно данным Национального банка РК, финансовый регулятор не раз выписывал письменные предписания вышеуказанным банкам. Главным основанием являлось искажение финансовой информации.

На протяжении 2015-2017 годов такие предписания получили Банк Астаны, Цесна банк, Эксимбанк, Qazaq banki, Альфа банк и Delta bank. Последний в свою очередь отличился получением предписания за дважды недостоверно предоставленную информацию в течение 2015 года.

Пускай финансовый регулятор и заметил нарушения, но серьезные меры не были предприняты своевременно. Нельзя не вспомнить экстренный займ Казкоммерцбанка в полтора триллиона тенге в 2016 году, информация о котором была обнародована агентством Bloomberg и отрицалась руководством банка. 

Позже Национальный банк сделал заявление о предоставлении 400 млрд тенге «для поддержания уровня краткосрочной ликвидности в преддверии череды декабрьских и новогодних праздников». Данные действия можно трактовать как низкий уровень кэш-менеджмента -  у банка нет средств, чтобы обеспечить спрос денег на новогодние праздники.

К слову, пруденциальные нормативы банка были в норме, а оговорка относительно резерва на обесценение в аудиторском мнении была недостаточно озадачивающей.

Данные довольно «позитивные» заключения позже никак не вязались со словами Умут Шаяхметовой о «лучшем мнении о риск-менеджменте» Казкоммерцбанка. 

- Почему так происходит?

- Анализируя деятельность данных банков, падает тень на их руководство. Как отметила Умут Шаяхметова, «когда в управление приходят ни дня не работавшие в банке люди и начинают принимать высокорискованные решения, потом возникает много вопросов». Во главе принятия таких решений зачастую стоят люди, чья компетенция вызывает сомнения.

К примеру, член Совета директоров и контролирующий акционер Delta bank, Тлеубаев Нурлан, имеет руководящий опыт в сельском хозяйстве, но достаточно ли этого для управления банком? Не говоря уже о том, что Совет директоров данного банка состоял только из двух людей, вышеназванного и Самзаева Нурлана.

Это является грубейшим нарушением стандартов корпоративного управления. В Эксимбанке профессиональная компетенция не была проблемой, но вопрос независимости членов СД встал остро. Весь Совет директоров состоял из руководителей компании «ЦАЭК», когда лучшие мировые практики говорят о наличии хотя бы 50% независимых директоров.

Схожие проблемы были у Банка Астаны и Qazaq banki, чье управление аналогично вызывает недоверие. Корни этого лежат глубоко в принципе корпоративного управления, а точнее в его отсутствии в банковском секторе.

- Получается, хромает корпоративное управление?

- Корпоративное управление подразумевает правильный механизм принятия решений с учетом раскрытия информации и риск-ориентированного подхода. Несмотря на то, что этот момент поднимался такими экспертами как Анвар Сайденов, экс-глава Национального Банка РК, никаких улучшений еще не последовало.

Реальный опыт показывает, что корпоративному управлению не уделяется внимание, а риск-менеджеры банков зависимы от руководства. Вместо выявления и своевременного митигирования рисков, риск-менеджеры своей зависимостью и недоведением проблем до сведения членов СД ставят под удар всех стейкхолдеров. Данный опыт был описан господином Сайденовым как «проблема банковской системы РК» и нереализация корпоративного управления. Иначе говоря, вместе с отсутствием корпоративного управления у банкиров отсутствует и стабильность. 

- Граждане все меньше доверяют банкам

- Да, как следствие, возникает недоверие граждан к банковской системе. В подтверждение был проведен опрос на телеграмм-канале Тенгеномика, где люди отвечали на вопрос «Доверяете ли вы банкам Казахстана?». Количество опрошенных превысило 1000 респондентов, из которых 80% ответили отрицательно. Это иллюстрирует недоверие не к определенным банкам, а к системе и главному регулятору в целом.

Для зарубежных инвесторов система Казахстана также является турбулентной: ненадежность банков вкупе с мистически плавающим курсом и политизированностью экономики. Вышеописанное демонстрирует, как управление банковской системой имеет мультипликативный эффект на экономику и является препятствием.

На пути к решению данной проблемы рассматривается применение подхода Базель III, уделяя особое внимание компоненту 3 (Pillar 3). Подход был разработан в 2010 год как ответная мера на случившийся кризис. В Казахстане внедрение не раз переносилось, и, согласно последним заявлениям, оно должно произойти в 2021 году.

Эта методология заключается в качественном раскрытии информации корпоративного управления, уменьшении рисков, улучшении риск-менеджмента и пруденциального решения проблем. Упомянутый компонент 3 акцентирует важность прозрачности деятельности и раскрытия рисков как залог интересов всех участников рынка.

В системе свободной от вмешательства государства этот концепт решает проблемы асимметричности информации и риска недобросовестности. Информация может быть неравномерно распределена между участниками рынка или недобросовестно использована кем-то. Например, при плохой системе риск менеджмента и слабых контролях отчеты банка могут и не содержать всех существенных рисков, что повлечёт неведение широкой публики о финансовых проблемах банка.

- Как можно изменить ситуацию

- Более того, даже руководство – орган который должен координировать действия банка по решению финансовых трудностей – может не понимать всей серьезности положения пока не станет слишком поздно. Во избежание этого Базель 3 делает ставку на механизм корпоративного управления, дабы само принятие операционных и финансовых решений было прозрачным.

Для обеспечения этого нужно начать с независимой оценки деятельности банка и руководства. Из открытых источников не было найдено информации о проведении экспертной оценки и привлечении независимых специалистов. Очевидно, что руководство банков не имеет объективного взгляда со стороны на свою деятельность.

Важность независимой оценки заключается в том, что руководство банка, СД и акционеры могут не знать всех «внутренностей» и как исполняются их решения на нижних ступенях структуры. В лучших практиках, существует слаженная работа между акционерами, СД и менеджментом компании, основанные на отсутствии конфликтов интересов, защищенных правах акционеров, высоком уровне раскрытия информации и эффективной вовлеченности управленцев и независимых экспертов.

Банкам настоятельно рекомендуется применять риск-ориентированный подход, который будет основываться на передовых практиках. Также нужно постоянное обновление с помощью независимой оценки для предотвращения эффекта «замыленного глаза». Также Национальному банку следует скорее внедрить риск-ориентированный надзор с понятным и справедливым механизмом.

После внедрения качественного надзора, система может стать превентивной, предупреждая о проблемах, нежели устраняя их последствия. Вдобавок, регулятор должен требовать с БВУ добросовестного подхода в предоставлении и публикации информации на постоянной основе, особенно о процессе принятия решений, не ограничиваясь проверкой раз в 4 года.

- Может ли это оздоровить экономику?

- Важность здоровых финансовых индикаторов как основа экономики была уже подчеркнута Международным валютным фондом. Фонд собирает финансовые данные со всех стран мира и в своих источниках указал, что не более 15% стран региона Ближнего Востока и Центральной Азии в течение 2009-2018 гг. предоставляет им информацию.

Не говоря о репутационном влиянии, уровень корпоративного управления является одной из важных составляющих кредитного рейтинга банка. При недостаточном внимании к этому критерию может снизиться кредитоспособность, что не пройдет бесследно для всей экономики. Это ведет к необходимости открываться независимым экспертам и делать рынок страны более доступным и читабельным.

Примером является своевременное внедрение метода Базель III, который основан на мировом опыте, является гарантом эффективного риск-менеджмента и способствует возврату доверия к банковскому сектору.

 

Оставить комментарий

Финансы111

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33