вторник, 12 ноября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
В Казахстане появилась биржа отходов и вторичных ресурсов. «Я ушел на пике» Жерар Депардье стал послом Узбекистана НДС как драйвер роста доходов бюджета Алматинский аэропорт собираются продать Родня Асада накупила в Москве квартир на 40 млн.долларов Батька едет в Австрию За месяц казахстанцы потратили в интернете 1,1 трлн. тенге Сколько авиакомпаний покинули аэропорт Алматы В Ашхабаде установят гигантский памятник алабаю Насильника вернули в колонию Состояние миллиардеров сокращается Моралес ушел с поста президента Нур-Султан в темноте Ояновцы провели митинг Аэропорт в Семее хотят назвать в честь Абая Мировой долг достиг 188 триллионов долларов Какие документы Токаев подписал в Омске Collins назвал главное слово 2019 года В краже 32 миллионов тенге подозревают директора ТОО Токаев в Омске вспомнил Назарбаева Журналиста обвинили в вымогательстве у Кенеса Ракишева Чиновникам вернут смартфоны В Майами съездил на свои Франция вложила в Казахстан пол-миллиарда долларов за полгода

Нацбанк пытается снять казахстанцев с потребительской иглы  

Нацбанк вводит систему ограничений, после которых потребительские кредиты потеряют свою доступность. К каким последствиям это может привести?

55% экономически активных казахстанцев имеют долги по потребительским кредитам, общая сумма долга по ним превышает 4 трлн тенге. Финансисты считают это опасным как для банков, так и для населения. Поэтому озабоченность финансистов понять можно. Сегодня для получения потребительского кредита достаточно иметь удостоверение личности, а при нашей, мягко говоря, не очень высокой финансовой грамотности населения, в стране наступила полная кредитная уже даже не свобода, а анархия. По данным Ranking.kz, доля розничных займов от общего объёма кредитования экономики составила уже 46,1%  против 38,1% годом ранее. 63,2% из них составили непосредственно потребкредиты. Это уже 29,1% от всего ссудного портфеля против 23,6% годом ранее. По данным Нацбанка, сегодня каждый третий казахстанец задолжал банкам в среднем по 900 тысяч тенге, а многие имеют по несколько кредитов.

Но нужно понимать и другое – ужесточение правил выдачи потребительских кредитов, когда заемщик будет должен доказывать свою платежеспособность, при всей их логичности, может  привести к весьма негативным последствиям. Ведь рост потребкредитования у нас связан не с потребительским бумом, а обыкновенными низкими доходами. Поэтому, во-первых, в условиях высокой доли «теневых» доходов количество людей, которые смогут получить кредит, значительно снизится. А это, в свою очередь, приведет к падению покупательной способности населения, и, как следствие – падению сектора торговли и услуг, которые составляют подавляющую часть малого и среднего бизнеса. А по той же неумолимой статистике, количество субъектов МСБ и без того падает с каждым годом. Таким образом, будет запущен новый круг банкротств со всеми вытекающими последствиями.

Возможно, Казахстан уже достиг пределов закредитованности. Новых заемщиков мало и в корпоративном секторе, и в МСБ, и среди населения. Поэтому, проблема носит более системный характер, нежели просто более придирчивая проверка потенциального заемщика.

Все понимают, что дальнейшее кредитование бизнеса сдерживает именно закредитованность и неплатежеспособность ряда предприятий в реальном секторе экономики. По справедливому мнению Досаева, для активизации процесса кредитования нужны, прежде всего, правительственные меры по ускоренному оздоровлению компаний с недостаточным или отрицательным капиталом. Но для нашего правительства это непосильная задача вот уже долгие годы и оно предпочитает рубить хвост коту по частям.  

Надо признать, что делается это вполне гуманно: Нацбанк запрещает взимание всех комиссий, в том числе скрытых. Теперь всё должно отражаться в эффективной ставке вознаграждения. Во-вторых, доступ к микрокредитам могут иметь заёмщики, не имеющие просрочку свыше 60 дней, устанавливается коэффициент долговой нагрузки. И наконец, теперь нельзя будет получить кредит одновременно в нескольких МФО, особенно, если заемщик не предоставляет информацию о своих доходах. Кроме того, будут внесены поправки в закон "О банках и банковской деятельности" и в закон "О микрофинансовых организациях" в части введения запрета начисления неустойки, комиссий и иных платежей на займы с просроченной задолженностью свыше 90 дней.

После этого, Национальный банк обещает проверить банки и МФО на предмет соблюдения процедур по прощению начисленных штрафов и пени. «В целях ограничения системных проблем и неуправляемого роста задолженности граждан в будущем до конца текущего года Нацбанком будут приняты необходимые нормативно-правовые акты по вопросам регулирования субъектов кредитования, в том числе онлайн-кредиторов, кредитных товариществ и ломбардов», - предупредил глава Нацбанка.  «При расчете коэффициента долговой нагрузки граждан при выдаче займа будут учитываться все обязательства заемщика, его платежеспособность и социальный статус. Так, при расчете предельного размера коэффициента долговой нагрузки будет установлен вычет прожиточного минимума на каждого несовершеннолетнего члена семьи из дохода заемщика. В рамках пруденциального регулирования будут повышены требования к собственному капиталу банков при предоставлении беззалоговых потребительских кредитов. Это будет дестимулировать банки к проведению агрессивной кредитной политики», - сказал Ерболат Досаев.

А накануне всех этих событий, по поручению президента Касым-Жомарта Токаева, банки и микрофинансовые организации Казахстана осуществили прощение задолженности казахстанцам-должникам по начисленной неустойке до 30 июля.

Но тут надо еще раз напомнить о том, что  потребительские кредиты для нашей части света – это в первую очередь стимулирование платежеспособного спроса, который в свою очередь активизирует работу других субъектов экономики.

В той же России, по признанию Центробанка, без роста потребительского кредитования российская экономика в первом квартале 2019 года показала бы нулевой рост (в действительности рост составил 0,5%). Тем не менее, в Москве тоже решили, что потребительские кредиты вытесняют другие виды кредитования, а потому государство должно их регулировать. В частности, они думают, что если банкам запретить давать кредиты физическим лицам, то они начнут активно кредитовать корпоративный сектор и это само по себе запустит маховик инвестиционного бума. На что глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина парировала: «Я должна в очередной раз констатировать, что простых решений не бывает».

К слову, в России уровень потребительской закредитованности существенно выше: на одного экономически активного гражданина приходится потребительский кредит в размере 168,2 тыс. рублей при средней заработной плате 44,1 тыс. рублей. При этом самый большой долг перед банками, как правило, приходится на развитые страны. В США в среднем один житель должен банкам по своим кредитам около 50 тыс. долларов.

Тем временем, данные о реальной задолженности населения по потребкредитам разнятся. По одним данным, сегодня в Казахстане на одного гражданина страны в среднем приходится 170,3 тыс. тенге задолженности по потребительскому кредиту. При этом на одного экономически активного гражданина уровень потребительской закредитованности составляет 345,3 тыс. тенге, или 2,1 среднемесячной заработной платы, что можно считать терпимым уровнем. Народный банк дает другую статистику, подсчитав не экономически активное население страны, а заемщиков. По их расчетам, сумма кредита на одного заемщика сейчас она превышает 800 тыс. тенге на человека.

Первое  Кредитное  Бюро, проведя  анализ рынка по состоянию на 1 июня 2019 года), считает, что все в пределах нормы - никакой закредитованности в Казахстане нет. Порядка 80% заемщиков имеют среднюю задолженность по беззалоговым потребительским кредитам около 300 тыс. тенге. Причем портфель розничных кредитов в Казахстане по задолженности распределен следующим образом: беззалоговые кредиты – 55%, ипотека – 26%, залоговые кредиты – 12%, автокредитование – 7%.

По данным Ассоциации финансистов Казахстана, среди топ-5 БВУ по размерам ссудного портфеля наибольший объём потребительских займов наблюдался у Kaspi – 864,1 млрд тенге (+158,3 млрд тенге за три квартала прошлого года, необеспеченные ссуды), Народного банка – 723,9 млрд тенге (+44,2 млрд тенге), ДБ Сбербанк – 209,1 млрд тенге (+48,0 млрд тенге), ForteBank – 119,7 млрд тенге (+35,5 млрд тенге), БЦК – 114,3 млрд тенге (+7,3 млрд тенге),  ДБ Хоум Кредит – 90,5 млрд тенге (+10,8 млрд тенге).

А в это время, именно розничное кредитование обеспечило рост кредитного рынка в Казахстане. По данным  Ranking.kz , объёмы займов физическим лицам увеличились за год сразу на 21,7%, до 6,01 трлн тг. В свою очередь, в розничном кредитовании наибольший объём займов традиционно обеспечивает потребительский сегмент: ссуды в секторе выросли сразу на 29,1% за год, до 3,8 трлн тг.

Так какую же роль играет потребительское кредитование: причина инфляции, финансового кризиса или единственное средство для поддержания потребительской активности и поддержки малого и среднего бизнеса?

Оставить комментарий

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33