суббота, 07 декабря 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Что думают рядовые украинцы о заявлении Токаева по Крыму? Конец «Олимпа»? День приговоров Стрельба в аэропорту Нур-Султана Топ-менеджер задержан по подозрению в хищении 20 миллионов Токаев сделал еще одно заявление по Украине В Казахстане наблюдается рост платежных карточек МИД Украины вызвал посла Казахстана Трампу грозит импичмент Сколько будет стоить нефть в следующем году? Алиев распустил парламент. Следующие выборы в феврале Чем займется новое Агентство по регулированию и развитию финансового рынка Токаев прибыл в Германию В Чечне потратят миллионы на медали в честь Кадырова Старшей дочери экс-президента продлили срок Минобразования и науки будет бороться с плагиатом В Вашингтоне обсудили региональную стабильность и права человека в Казахстане МИД Украины отреагировало на заявление Токаева по Крыму. Старый «конь» лучше или трудно с финансами? Токаев о Крыме: это не аннексия Казахстану вернут землю Реимова опять взяли под стражу Стройки не будет Хорошо живут ООН потребовала от Израиля покинуть Голаны

Что мешает Казахстану стать вторым Сингапуром?

Именно этим, экзотическим на первый взгляд вопросом, задались участники прошедшего в среду в Нур-Султане Форума стратегических инициатив, который вот уже во второй раз организует Олжас Худайбергенов – старший партнер Центра стратегических инициатив (CSI).

Как выяснилось из выступления самого Худайбергенова, открывшего первую дискуссию форума, у наших стран много общего. К примеру, сопоставимая численность населения (18 млн. и 8 млн), а также одинаковое в процентном выражении соотношение бюджета и ВВП (17 процентов).

А дальше – дело техники. Достаточно упростить бюджетное администрирование, предоставить министерствам и подведомственным им госкомпаниям максимально возможную финансовую самостоятельность (в том же Сингапуре каждое министерство обеспечено бюджетным финансированием на 5 лет вперед), объявить налоговую амнистию, и, наконец, обнулить внешний долг государства.

- Сингапур имеет 0 долларов государственного внешнего долга, и в принципе мы можем позволить себе то же самое – особенно на фоне имеющегося Национального фонда – сообщил он присутствующим.

Вслед за этим спикер высказал не менее революционную мысль: необходимо полностью отказаться от направления внешних займов на государственные цели. Для нашего правительства, привыкшего решать любые текущие задачи за счет заемных денег, предложение прямо-таки крамольное…

Впрочем, выступавший следом замглавы администрации президента Тимур Сулейменов в присущей ему дипломатичной манере дал понять: эти идеи не лишены здравого смысла, хотя и преждевременны: и государственный, и правительственный долг исчисляют вполне приемлемыми цифрами, а без внешнего заимствования в разумных пределах государству никак не обойтись.

- Чем больше высказывается таких идей, тем легче будет сформулировать правильную, - заметил он с едва уловимой иронией. И тут же предложил свой взгляд: необходимо всячески повышать качество человеческого капитала, занятого от имени государства регулированием, надзором и участием (через те же госкомпании) в экономике. Последняя мысль прозвучала неким диссонансом посланию президента Токаева, объявившего «крестовый поход на квази-госсектор.

Между тем, замрук АП произнес еще одну замечательную сентенцию:

- Мы хорошо научились писать разные концепции и программы, взаимодействуя со Всемирным банком или ЕБРР, но потом они почему-то буксуют…

Причины этой пробуксовки ярко и убедительно объяснил другой участник дискуссии – бизнесмен и общественный деятель Маргулан Сейсембай. Не вступая, впрочем, в прямую полемику с высокопоставленным чиновником.

- Что появилось первее – экономика или государство? Конечно, экономика! – воскликнул он – Люди делились ракушками, стрелами… Но тут появилось государство…

В числе основных функций государства – отъем у богатых, активных и успешных в пользу бедных, пассивных и неспособных к созиданию. Стало быть. Государство де-факто занято дестимулированием экономики. Поэтому, убежден Сейсембай, для государства актуален не вопрос «что делать?», а вопрос «чего не делать?». Ответ – максимально НЕ участвовать в экономике. Когда в экономике слишком много государства – в ней возникает избыток бюрократических процедур.

- А что такое бюрократия? –обратился он к залу с риторическим вопросом. И сам же ответил:- Это специальный механизм по избежанию ответственности.

В самом деле, кто ответил за провалы – будь то комплексные экономические программы или конкретные проекты вроде завода по выпуску планшетов в Актау?  По большому счету «государственники», размазывая ответственность, создают условия для безнаказанности и коррупции. А коррупция, в свою очередь, тормозит развитие экономики. Убийственная в своей очевидности  логика!

Маргулан Сейсембай вышел за рамки собственно экономики, продемонстрировав притихшему залу последствия коллективной безответственности, главное из которых – утечка мозгов. По его словам, молодые, предприимчивые, креативные люди уезжают из Казахстана потому, что «мы до сих пор живем при социализме, а рассуждаем о какой-то сингапурской модели».

«70 процентов экономики – это квазигоссектор, еще процентов 10-15 завязаны на гостендеры – то есть, на долю свободного рынка остается 15…максимум 20 процентов», – констатирует он.

Но как же успешно бороться с засильем государства в экономике? По мнению Сейсембая  есть два взаимоисключающих варианта, «позволяющих быстро привести экономику в чувство. Первый – краткосрочный и сомнительный – светлая голова с железными яйцами и с широкой поддержкой общественности. А второй, «лучше которого никто еще не придумал – это демократия, политические реформы». Последние его слова вызвали в зале одобрительный шумок…

Между тем, при всей либеральной риторике нового президента вряд  ли можно сомневаться в том, какой вариант выберет Казахстан. На словах Касым-Жомарт Токаев вроде бы готов «перевернуть» многолетний императив Нурсултана Назарбаева «сначала экономика, потом политика», но в стране существуют серьезные силы, которые в этом отнюдь не заинтересованы. К тому же, люди, входящие в так называемый экономический блок правительства, пока еще не могут представить себе другого сценария.

Да и вожделенная «сингапурская модель изначально опиралась на вариант, который Маргулан Сейсембай назвал краткосрочным и сомнительным. Там по счастливому стечению обстоятельств идеи, родившиеся в светлой голове Ли Кван Ю и заработавшие благодаря его «железным яйцам» - единым для всех правилам игры, привели экономику этого города-государства к успеху.

У нас же сегодня «головы» вроде бы есть, а вот с «яйцами» определенно проблема. В результате, как заметил еще один участник форума Эльдар Абдразаков, гендиректор холдинга Centras, желание стать Сингапуром воспринимается скорее как прекрасная мечта «светлых голов» из чиновных кабинетов Нур-Султана, нежели как объективный анализ возможностей  экономики и бизнеса. Выступление г-на Абдразакова сводилось к главной мысли: прежде, чем рваться на мировую арену, нужно уяснить: есть ли у нас компании, способные расти на 15-20 процентов в год? Таких сегодня совсем мало. Но даже если они начнут расти, как грибы после дождя , то вряд ли мы завтра проснемся в Сингапуре. Слишком уж велика разница в менталитете, в политической практике.

И когда тот же Ораз Жандосов, выступая на форуме, утверждает, что для отказа от сырьевой модели экономики достаточно политической воли, он вынужден оговариваться:

- Правда, несырьевые модели в мире разнятся – от Таджикистана до Сингапура…

За этой вроде бы мимоходом брошенной репликой – неутешительный диагноз от известного экономиста: до Сингапура высоко, а вот до Таджикистана в случае чего рукой подать.

Оставить комментарий

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33