пятница, 29 мая 2020
,
USD/KZT: 412.55 EUR/KZT: 454.18 RUR/KZT: 5.81
Импортеры и производители кабельной продукции обратились к президенту Токаеву Трамп подписал скандальный указ о соцсетях C 30 мая в Алматы откроются мечети и церкви Уровень газификации Казахстана равняется всего 51,47% Volkswagen станет акционером совместного производства JAC Motors в Костанае Только три банка из ТОП-10 показали прирост вкладов в апреле Сколько миллиардов вывели из Казахстана? Смерть Дулата Агадила в СИЗО: дело прекращено «за отсутствием события уголовного правонарушения» Активисты требуют отставки Берика Имашева Halyk Bank устанавливает лимиты на снятие денег для юрлиц В Японии разработали УФ светодиод, деактивирующий коронавирус на 99,9% Реакция Госцентра поддержки национального кинематографа на дело Гульнары Сарсеновой Российский академик заявил о негативных последствиях длительного ношения масок и перчаток Кинопродюсера Гульнару Сарсенову подозревают в получении взятки в особо крупном размере Миллиардеры за время пандемии стали еще богаче Halyk Bank решил не выплачивать дивиденды за 2019 год Богатые должны платить Старт космического корабля Crew Dragon перенесен на 30 мая из-за погодных условий За время карантина и ЧП Алматы потерял 100 миллиардов тенге Кому запрещено выезжать за пределы Казахстана? Токаев призвал готовиться ко второй вспышке коронавируса Врачи будут получать в 2,5 раза больше остальных Наказали? В Эстонии начали тестировать «иммунные паспорта» Казатомпром выплатит 99 млрд тенге дивидендов

Фонд проблемных кредитов: миссия невыполнима

В 2012 году правительство создало АО «Фонд проблемных кредитов» для «очистки» балансов банков от «неработающих» займов. Однако с тех пор стало ясно, что у нас серьезные проблемы с банковским надзором. Фонд уже просто не в состоянии справляться со своей миссией.


Напомним, что с 2012 года по 2017 год управление Фондом осуществлял Национальный банк, а в 2017 году Фонд был передан в управление Министерству финансов, единственным акционером Фонда является Правительство РК.

Миссией Фонда проблемных кредитов является «Содействие оздоровлению национальной экономики через: 1) улучшение качества кредитных портфелей банков второго уровня путем выкупа неработающих активов; 2) вовлечение в экономический оборот неработающих активов посредством их оздоровления и реализации».

Давайте посмотрим, насколько текущая работа Фонда соответствует его миссии.

На рисунке 1 показана чистая прибыль Фонда по годам.

Убытки за 2012 – 2014 гг. объясняются тем, что Фонд только начал свою работу. Доходов еще не было или они были совсем мизерными, а административные расходы, включая заработную плату персонала, уже были.

Прибыль в 2015 г. в основном была получена за счет депозитов (доход от них составил12 492,8 млн. тенге). Но, в 2015 г. были депозиты специального назначения. Их суть заключается в том, что размещались они на нерыночных условиях. 250 000 млн. тенге были размещены в одном банке, а еще 130 000 млн. в 9 банках. Решения принимало не руководство Фонда, а правительство страны. Разница между номинальной стоимостью депозитов и справедливой стоимостью составила 127 734,2 млн. тенге и пошла на уменьшение капитала. Решение правительства о размещение депозитов специального назначения имеет мало общего с работой с проблемными кредитами.

В 2016 г. депозиты все еще составляли основной источник доходов. По ним было получено, округленно, 24 589,3 млн. тенге. Но депозиты специального назначения прошлого года продолжали генерировать убытки. Их удешевили еще раз, теперь на 7 160,8 (округленно) млн. тенге. Эта сумма пошла на убытки. Так же на убытки пошли депозиты в Дельта банке и Казинвестбанке, общей суммой в 1 352,2 (округленно) млн. тенге.

Убыток 2017 г. получен за счет формирования резервов под обесценение активов, по которым начисляются проценты, в размере 38 722,5 (округленно) млн. тенге. История здесь непростая. В 2017 г. в рамках подготовки АО «Казкоммерцбанк» к продаже, Фонд выкупил активы БТА на сумму 2 639 771,12 млн. тенге. После оценки эти активы «усохли», но уже на балансе Фонда до 267 739,7 (округленно) млн. тенге. Разница пошла на формирование резерва по условному распределению и, соответственно, привела к уменьшению капитала. Среди купленных активов были права требований по займам и имуществу на сумму 142 202,1 (округленно) млн. тенге. Вот на них были сформированы резервы в размере 38 852 (округленно) млн. тенге. По депозитам в Дельта банке и КИБ произошло частичное восстановление на сумму 129,5 (округленно) млн. тенге. С учетом этого мы и получаем сумму, которая пошла в отчет о прибылях и убытках.

В 2015 г. был сделан первый шаг к тому, чтобы Фонд проблемных кредитов превратить в компанию специального назначения по сомнительным операциям. В 2017 г. провернули еще одну такую сделку. Но там хотя бы Фонд для этого соответствующим образом докапитализировали. В 2018 г. решили даже этим себя не обременять. Фондом были выкуплены активы Цесна банка на сумму 450 000 млн. тенге. Независимым оценщиком ТОО «GRAND – PRIORITY» стоимость активов была снижена на 404 298,6 (округленно) млн. тенге. Эта сумма пошла в резерв по условному распределению. Но так как Фонд для этой сделки не докапитализировали – он получил средства за счет размещения облигаций, - то капитал Фонда стал отрицательным (смотрите рисунок 2).

Аудированной финансовой отчетности за 2019 г. еще нет в публичном доступе. Есть отчет за 9 месяцев 2019 г. и пояснительная записка к нему. В годовой версии отчета многое может поменяться, но пока в отчетах отражено увеличение резервов по условному распределению на 495 881 (округленно) млн. тенге за счет безвозмездной передачи по решению правительства третьей стороне депозита по программе рефинансирования ипотечных займов (485 795,7 (округленно) млн. тенге) и убытков от реализации государственных программ (10 085,2 (округленно) млн. тенге).

Расходы по вознаграждению по облигациям (66 733,5 (округленно) млн. тенге) превышают процентные доходы и валовую прибыль от основной деятельности (49 511,7 (округленно) млн. тенге в сумме). Надо полагать, если не случится ничего неожиданного, 2019 г. Фонд закроет с убытками.

Когда в казахстанских СМИ появляется заметка, в которой не в самом приглядном свете предстает какая-нибудь фирма, первый вопрос, который задают герои заметки, это: «Кто заказал? Кто под нас копает?» Поэтому, сразу оговоримся, что к работникам Фонда претензий нет и быть не может. Все убытки, все обесценение активов – это результат правительственных решений. Более того, менеджеры Фонда не прятали финансовые потери, а отражали их в финансовой отчетности, доступной каждому. Они же приглашали оценщиков, чтобы те определили рыночную стоимость активов, доставшихся Фонду в результате операций специального назначения.

На самом деле, имеют значения другие вопросы.

Первый: что не так у нас с банковским надзором? Проблемы у БТА возникли еще до 2009 г. Все, кто хоть немного знал о положение дел в банке, понимали, что качество активов у него очень низкое. Только АФН не знал.

Второй: проблемы вскрылись, но почему для их решения применяются мудреные схемы, ничего не улучшающие, а только ухудшающие? Было вполне очевидно, что банк не спасти. Лучше было бы еще тогда его обанкротить, а государству взять на себя ответственность по обязательствам. Но реализуется странная схема по продаже БТА Казкому. Может быть и в Казкоме было не все в порядке с активами, но БТА стал тем камнем, который потянул его на дно. В итоге, государство таки ответило по обязательствам БТА, но стоило потери времени и репутации.

В итоге, Фонд проблемных кредитов превратился в компанию специального назначения по спасению некоторых банков. Стоила ли овчинка выделки?

Оставить комментарий

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33