вторник, 11 августа 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Арман Шораев обозвал акима Кульгинова и министра Атамкулова паразитами В Новой Зеландии отметили 100 дней без коронавируса Германия и Литва считают прошедшие в Беларуси выборы «неприемлемыми» Токаев поздравил Батьку с победой Золото может подорожать вдвое В Алматы начали строительство второй модульной инфекционной больницы В Беларуси на митинге после выборов погиб человек Путин лишил генералов каракулевых шапок МИД обнаружил нарушения на 442 миллиона тенге Экс-король Испании сбежал в Абу-Даби Зачем госкомпании по сбору энерголамп нужна аренда машин за 131 млн. тенге? Выборы в Беларуси: Лукашенко празднует победу, независимые экзит-поллы показывают победу Тихановской, а люди – протестуют Во время поминок Дулата Агадила спецназ запускал дроны над его домом Членов НСОДа просят проверить необходимость продажи 50% акций Valsera holdings китайцам Аким Костаная может оставить пост В Туркменистане пытаются скрыть от спутников новые захоронения Студентов из Казахстана в Россию не пустят Будут ли раздавать маски бесплатно? В Казахстане появилось новое интернет-издание Кормим заграницу? Президент Туркменистана, отрицающий коронавирус, написал 53 книгу Какую зарплату получает глава СК Фармация? Лукашенко назвал своего сына оппозиционером Дональд Трамп заявил, что вакцина от коронавируса появится до выборов На соратника Дулата Агадила завели дело

Базовая ставка: странности денежно-кредитной политики Нацбанка

Резкое повышение базовой ставки 10 марта фактически ограничило рост кредитования экономики. При этом Нацбанк одновременно запустил свой печатный станок для льготного кредитования. Однако решение по снижению базовой ставки 20 июля до уровня 9,00% годовых с сужением процентного коридора до +/- 1,5пп вызвало еще большее недоумение.

Сразу после резкого роста базовой ставки 10 марта этого года я написал статью, где резко раскритиковал политику нашего Нацбанка и сравнил её с политикой Центробанка России. На прошлой неделе Нацбанк и Центробанк снизили свои ставки (базовую и ключевую). Однако, странности политики Нацбанка от этого только усилились.

Ниже даны две таблицы показывающие как изменялась инфляция, а также базовая ставка в Казахстане и ключевая ставка в России. 

По этим таблицам очень важно отметить, что на стоимость кредитования в банках и на стоимость корпоративных облигаций на фондовом рынке напрямую влияет только ставка регулятора по изъятию ликвидности с рынка, которая представляет собой нижнюю границу коридора базовой/ключевой ставки. По нижней границе банки размещают свою избыточную ликвидность у монетарного регулятора. То есть, чем выше эта граница, тем охотнее банки отдают свои деньги в Нацбанк/Центробанк, и тем меньше они кредитуют экономику страны.

Также важно понимать, что базовая/ключевая ставка как в России, так и в Казахстане напрямую используется для управления инфляцией в соответствии денежно-кредитной политикой, которая называется «инфляционное таргетирование» (ДКП ИТ).

Изменения базовой ставки и инфляция в Казахстане

 

Дата принятия решения по базовой ставке

Размер ставки

Коридор базовой ставки

Инфляция на начало месяца

03.02.2020

9,25%

8,25% - 10,25%

5,6%

10.03.2020

12,00%

10,50% - 13,50%

6,0%

16.03.2020

12,00%

10,50% - 13,50%

6,0%

03.04.2020

9,50%

7,50% - 11,50%

6,4%

27.04.2020

9,50%

7,50% - 11,50%

6,4%

08.06.2020

9,50%

7,50% - 11,50%

6,7%

20.07.2020

9,00%

7,50% - 10,50%

7,0%

 

Изменения ключевой ставки и инфляция в России

 

Дата принятия решения по ключевой ставке

Размер ставки

Коридор ключевой ставки

Инфляция на начало месяца

07.02.2020

6,00%

5,00% - 7,00%

2,4%

20.03.2020

6,00%

5,00% - 7,00%

2,3%

24.04.2020

5,50%

4,50% - 6,50%

2,6%

19.06.2020

4,50%

3,50% - 5,50%

3,0%

24.07.2020

4,25%

3,25% - 5,25%

3,2%

 

Зачем подымали базовую ставку в Казахстане?

С 10 марта 2020 года базовая ставка была резко увеличена с 9,25% до 12% годовых с расширением процентного коридора с +/- 1,0пп до +/- 1,5. Из-за того, что процентный коридор по базовой ставке изменился, то ставка изъятия ликвидности с рынка колебалась в другой пропорции. Так, до 10 марта изъятие ликвидности происходило по ставке 8,25%, а с 10 марта - по 10,5%.

Резкое повышение базовой ставки 10 марта этого года было очень большой ошибкой Нацбанка, которая нанесла прямой вред экономике. Такое решение никак не могло сдержать рост инфляции и не могло предотвратить ослабление тенге к доллару.  Однако следствием такого резкого скачка нижней границы базовой ставки стал рост процентных ставок на депозиты в банках и на корпоративные облигации на фондовом рынке. Такая ситуация влияла на стоимость кредитования экономики со стороны банковской системы - особенно для бизнеса. То есть, своим решением Нацбанк фактически ограничил рост кредитование экономики со стороны частных финансовых организаций.

При этом, с другой стороны, Нацбанк под давлением правительства дополнительно запустил свой печатный станок для резкого расширения антикризисного льготного кредитования бизнеса в Казахстане. Спрашивается, в чем было логика таких одновременных и крайне противоречивых решений? То есть, с одной стороны он ограничил кредитование бизнеса в банках, а с другой расширил льготное кредитование за счет печатного станка.

Повторюсь о чем писал неоднократно. В странах – экспортёрах нефти, которые имеют неразвитые валютный и фондовый рынки как в Казахстане, базовая (ключевая) ставка центрального банка имеет крайне ограниченное влияние как на инфляцию, так и на курс национальной валюты. Яркий пример этому – это наш текущий кризис.

Существует два основных вида инфляции: инфляция спроса (монетарная инфляция) и инфляция издержек (немонетарная инфляция). Процентная политика Нацбанка может влиять только на инфляцию спроса. В свою очередь, в Казахстане в основном превалирует инфляция издержек, на которую процентная политика Нацбанка имеет мало влияния.

На сегодня карантинные меры и резкое падение цен на нефть уже очень сильно повлияли на доходы бизнеса и работающего населения и резко снизили спрос в Казахстане. В результате у нас, как и во всем мире, происходит снижение инфляции спроса. В такой ситуации, большинство центральных банков в мире в отличии от нашего Нацбанка пытались простимулировать спрос путем снижения процентных ставок на кредиты и прочие займы на рынке, чтобы расширить кредитование/финансирование экономики частными финансовыми организациями.   

С другой стороны, экономика Казахстана находится в очень большой зависимости от экспорта нефти, поэтому при сильном падении цен на нефть девальвация тенге неизбежна. В нашей импортозависимой стране за девальвацией нацвалюты неизбежно идет рост цен на импортируемые товары и сырье. То есть, происходит рост инфляции предложения, на которую никак не может повлиять увеличение базовой ставки. Так зачем нужно был подымать базовую ставку во время кризиса?!

Снижение базовой ставки в июле не поддержит рост экономики

Таким образом, сначала базовая ставка по изъятию ликвидности резко подскочила, а затем менее чем через месяц также резко упала с еще одним расширением коридора на 0,5 процентных пункта (пп). При этом нижняя граница коридора стала на 0,75пп пункта меньше чем она была до кризиса (см. таблицу). В то время я только поприветствовал такое снижение нижней ставки регулятора, поскольку это было уже довольно значительное стимулирование банковского кредитования экономики.

Однако решение по снижению базовой ставки 20 июля до уровня 9,00% годовых с сужением процентного коридора до +/- 1,5пп вновь вызвало большое недоумение. Снижение ставки на 0,5пп при одновременном сужении границы коридора с обоих сторон на те же 0,5пп, оставили нижнюю границу коридора без изменений (см. таблицу).

С этой точки зрения не понятно заявление Нацбанка, что «данное решение позволит сгладить влияние последствий мер по ужесточению карантина на казахстанскую экономику и поддержит процесс восстановления роста экономики Казахстана». Здесь возникают два вопроса. Как неизменная нижняя граница базовой ставки может повлиять на стимулирование кредитования экономики? И зачем нужны были эти игры с расширением, а затем сужением коридора?

Большую выгоду от последнего решения Нацбанка получили только банки, которые испытывают проблемы с ликвидностью. Если до 20 июля они могли занимать у Нацбанка деньги по 11,5% годовых, то сейчас они уже делают это по 10,5%. В кризисное время это можно рассматривать как определённую помощь таким банкам.

Какой должна быть ДКП Нацбанка?

Теперь, если посмотреть, на меры Центрального Банка России в аналогичных условиях, то его действия при использовании той же самой ДКП ИТ выглядят совсем по другому.

В отличии от Нацбанка, в начале кризиса Центробанк России абсолютно правильно не стал подымать свою ключевую ставку. Затем через месяц он начал агрессивно снижать её, несмотря на рост инфляции. Это было напрямую связано с тем, что рост инфляции в России также носит немонетарный характер.

Что касается нашего Нацбанка, то 20 июля он вполне мог снизить нижнюю границу базовой ставки как минимум на 0,5пп, и это никак бы не повлияло на рост инфляции, но реально простимулировало банковское кредитование бизнеса.

Как сказал сам регулятор, в своем пресс релизе - «снижение базовой ставки было обусловлено ослаблением проинфляционных рисков и более сильным сокращением экономической активности в первом полугодии 2020 года, а также принятые меры по ужесточению карантина окажут дополнительное дезинфляционное воздействие». С этой точки зрения нужно было не играться с коридором базовой ставки, а реально снизить его нижнюю границу.

В такой ситуации снова возникают вопросы о доверии к денежно-кредитной политике Нацбанка. До коронавирусного кризиса у него и так были очень серьёзные проблемы с этим, а после таких непредсказуемых и непонятных изменений базовой ставки это доверие еще больше упало.

С точки зрения одновременного совмещения двух противоречивых целей – борьба с высокой и нестабильной инфляцией и стимулирование экономического роста, для Казахстана больше всего подходит монетарная политика - «таргетирование роста номинального ВВП» или другой режим, позволяющий Нацбанку иметь двойной мандат. 

Ключевое отличие такой политики от таргетирования инфляции в плане «двойного мандата» центрального банка состоит в том, что вполне допускается повышение инфляции в краткосрочной перспективе особенно в случае, когда она относится к виду «инфляция издержек». То есть, в соответствии с «таргетированием роста номинального ВВП» базовая ставка могла бы сейчас находится на более низком уровне чем при использовании ДКП ИТ, что стимулировало бы кредитование и рост экономики.

Мурат Темирханов, FCCA, Финансист/экономист.

Оставить комментарий

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33