вторник, 13 апреля 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Председатель ОБСЕ встретилась не только с президентом, но и с представителями гражданского общества Навальный пожаловался, что ему не дают читать Коран Активы казахстанских банков выросли до 32 трлн тенге Минздрав «потерял» предложения по повышению  прозрачности системы здравоохранения Во сколько обошлась "Туркестанская Венеция"? Путин распорядился отметить победу над Золотой Ордой Алиев требует Ереван ответить, откуда Армения получила "Искандер-М" Нефтяники отказываются от вакцинации, боюсь потерять надбавки Индия одобрила «Спутник V» Казахстан: ВВП слегка растет Россия разместила на границе с Украиной и в Крыму свыше 80 000 военных Власти готовы платить за оружие до 300 тысяч В Беларуси прекращено вещание Euronews Без ПЦР-справки на борт не пустят Ограничить депутатство двумя сроками предлагает помощник мажилисмена Зеленский запросил переговоры с Путиным. Песков сделал заявление Кыргызстан предложил создать единый электроэнергетический рынок для членов ЕАЭС Политзаключенный Асет Абишев: «Отчет НПМ о моем посещении – лживый» В Алматы протестующие собирают ночевать у здания агентства по финнадзору Прокуратура Алматы начала проверку скорой помощи Узбекистан безвозмездно построит школу в Карабахе Бедных стало больше, а элита все богатеет Команда Навального получила премию за фильм «Дворец для Путина» Жители села в ЗКО пошли наперекор акимату и добились своего Акиматы выдавали пастбища с нарушениями земельного законодательства РК

Непрофильные активы Нацбанка: ослабленный иммунитет

Никто не знает, что на самом деле творится в «дочках» Нацбанка. Но достаточно даже элементарного анализа для тревожных выводов. Кстати, это почти всегда тот случай, когда «дети отвечают за отца». Exclusive.kz продолжает серию материалов под рубрикой «Как «замочили» финансовую систему Казахстана.

 

 

Не последовательность и не системность регулятор проявляет также и при выстраивании на финансовом рынке инфраструктурных институтов, основные из которых, это АО «Государственное кредитное бюро», Казахстанский фонд гарантирования депозитов (КФГД), Фонд гарантирования страховых выплат (ФГСВ) и Единая Статистическая База Данных (ЕСБД), ну и многострадальная KASE.

Про рынок ценных бумаг, который титаническими усилиями в очередной раз пытается перезапустить руководство биржи, уже не писал разве что ленивый. Но до тех пор, пока он будет находится под «чутким» руководством Нацбанка РК, будет всегда существовать риск очередного фальстарта. Потому как во всех институтах есть либо единоличное, либо мажоритарное участие, включая право вето Национального Банка.

Как итог, объем торгов - низкий, персонал раздутый, инвестиционная привлекательность практически нулевая. Зачем такая «корова» регулятору, он и сам не знает. Давно пора НБРК продать этот непрофильный актив стратегическому инвестору, который сделает его привлекательным и о чем говорят все эти годы эксперты. Но нет - воз и ныне там. Вот вам и эффективное государственное управление.

Выстроенная система гарантирования депозитов показала свою неэффективность

Теперь посмотрим на работу КФГД со 100% участием НацБанка. Во-первых, выстроенная система гарантирования депозитов показала свою неэффективность. Вспомним кредиторов Валют - транзит - Банка, Наурыз Банка и недавних клиентов Казинвестбанка. Очень много недовольств вызвала неоперативность расчетов с физическими лицами КФГД, хотя он был создан для решения проблем с быстрым и полным удовлетворением требований физических лиц к ликвидируемым банкам.

В результате ликвидации банка КФГД может даже получать прибыль

Во-вторых, в результате ликвидации банка КФГД может даже получать прибыль, поскольку ликвидационные комиссии ликвидируемых банков осуществляют расчеты с КФГД не из фактически выплаченных сумм гарантийных возмещений, а из сумм, которые подлежат выплате КФГД. Поскольку не все депозиторы идут в КФГД, ввиду небольшой суммы гарантийного возмещения, КФГД «в плюсе», хотя ликвидмассы, как правило, всегда не хватает. Кроме того, НацБанк, поставив КФГД в третью очередь удовлетворения требований кредиторов ликвидируемого банка, все средства от продажи активов которого, включая недвижимость и прочее имущество, направляются не на удовлетворение требований физических лиц и организаций, а в КФГД (Валют-Транзит-Банк, Наурыз Банк, на очереди - Казинвестбанк).

КФГД не способен до сих пор своими силами так сказать «покрыть» обязательства перед физическими лицами хотя бы одного крупного системного банка

Тем самым, фактически НацБанк обогащается за счет своей «дочки», вытягивая из ликвидируемого банка последние соки, т.е. отбирая у частных акционеров их собственность. В-третьих, КФГД не способен до сих пор своими силами так сказать «покрыть» обязательства перед физическими лицами хотя бы одного крупного системного банка. При этом, НацБанк, как уже отмечалось, убивает конкуренцию на финансовом рынке, в принципе, что приводит к тому, что каждый банк становится системным, а системные риски увеличиваются кратно. Где логика? Казалось бы, необходимо действовать наоборот, снижать системность банков, стимулируя добросовестную конкуренцию. Но видимо, здравая логика и логика НацБанка, в данном случае, разные понятия.

В 2008 году регулятор  полностью вышел из капитала ФГСВ, продав свою долю акций страховым организациям по балансовой стоимости

Что касается ФГСВ, который был создан в 2003 году, то его учредителем был Национальный Банк РК. На тот момент это было оправданным решением, поскольку рынок до конца еще не понимал цели и задачи подобного фонда, регулятор же действовал по аналогии с банковским сектором, в котором известный всем фонд гарантирования депозитов является 100% дочерней организацией Национального Банка. Однако, уже в 2008 году регулятор  полностью вышел из капитала ФГСВ, продав свою долю акций страховым организациям по балансовой стоимости. Это общемировая практика - на страховом рынке все фонды гарантирования частные. Как известно, в это время мировой финансовый экономический кризис набирал обороты, но у Национального Банка не было вопросов и претензий к уровню капитализации ФГСВ. Необходимо отметить, что после выхода регулятора из состава акционеров ФГСВ, на страховом рынке произошел ряд дефолтов страховых организаций, в том числе самой крупной на тот момент компании по доле рынка (порядка 25%-30%) по обязательному страхованию гражданско-правовой ответственности владельцев транспортных средств (ОГПО ВТС). ФГСВ своими накопленными активами успешно реализовал свою функцию и полностью рассчитался с клиентами ликвидируемых компаний, тем самым, показав эффективность выстроенной системы гарантирования, а также способность страхового рынка самостоятельно (без участия Национального Банка) купировать негативные последствия реализации рисков банкротств на страховом рынке.

По прошествии нескольких лет, когда ФГСВ восстановил свои активы после выплат по дефолтам, Нацбанк принял решение снова войти в капитал ФГСВ с мажоритарной долей (не менее 50% + 1 акция). Эти нормы были включены в законопроект без какого-либо обсуждения, четкого обоснования и согласования. Единственной причиной, которую неофициально озвучивал регулятор, была необходимость в повышении капитализации ФГСВ. На вопросы о суммах необходимой капитализации, которую могли осуществить и действующие акционеры без помощи регулятора, понятно, ответа не дождались.

Было желание практически за бесценок (т.е. по номинальной стоимости в сумме до 300 млн. тг.) получить контроль над частными активами в несколько миллиардов тенге

Примечательно, что после перехода управления Фондом в руки акционеров - страховых компаний, собственный капитал его, а значит и балансовая стоимость его акций, выросла в разы, по сравнению с периодом, когда управление было в руках регулятора. Когда речь зашла о покупке регулятором акций ФГСВ по балансовой справедливой стоимости, т.е. по тому же принципу, по которому покупали акции страховые компании, этот процесс был приостановлен самим Нацбанком. Стоимость пакета акций составила несколько миллиардов тенге (2,5-3,0 млрд, тг. Если речь шла о повышении капитализации, то, как раз такая сумма существенно бы его повысила. Однако, дальнейшее молчание НБ может говорить о том, что капитализация Фонда его мало волнует. Было желание практически за бесценок (т.е. по номинальной стоимости в сумме до 300 млн. тг.) получить контроль над частными активами в несколько миллиардов тенге. Спрашивается - зачем? Здесь уместно вспомнить, насколько Национальный Банк эффективен в качестве акционера и управляющего активами, на примере того же КФГД и Единого Накопительного Пенсионного Фонда (ЕНПФ).

При попустительстве главного банка при объединении частных фондов из накопительной пенсионной системы исчезло 100 млрд. тг. народных денег и при этом, никто не понес даже малейшего наказания

При попустительстве главного банка при объединении частных фондов из накопительной пенсионной системы исчезло 100 млрд. тг. народных денег и при этом, никто не понес даже малейшего наказания. Последние события в ЕНПФ о нецелевом использовании 5 млрд. тг. якобы собственных средств, также наглядно иллюстрируют «способность» Национального Банка по защите народных денег, их преумножении и эффективном использовании. В итоге вопросы остались: где деньги, кто наказан, как собираются восстанавливать утраченное, что делается в целях недопущения подобных ситуаций в будущем? Теперь НБРК хочет аналогичным образом «поуправлять» средствами ФГСВ? Эта норма, по вхождению Национального Банка в капитал ФГСВ, кстати, до сих пор им не исполнена, но это вовсе не мешает ему инициировать другие нормы. В частности: введение «золотой акции», дающее право ее владельцу блокировать все решения акционеров и руководящего органа, особый порядок голосования и процедур принятия решения, для чего инициируются поправки в законодательство об акционерных обществах, и также теперь доля акций НБРК должна составлять не менее 25%.

Т.е. ФЕСВ наделяют особым статусом акционерного общества. С какой целью?

Отмечаем, что ФГСВ, хоть и имеет статус некоммерческой организации, но все же это частная собственность. Очевидно, что, инициируя подобные нормы, НБРК ущемляет законные интересы и права акционеров и сводит на нет все усилия государства по защите частных инвестиций. И вот здесь уже точно мотивы подобного вмешательства со стороны НБРК в ФГСВ совсем не ясны.

Показателен еще тот факт, что ФГСВ на текущий момент под частным управлением способен своими активами ответить по обязательствам, как минимум, двух самых крупных страховых компаний, в случае их ликвидации. Может ли этим похвастать КФГД со 100% участием НБРК, вопрос открытый.

По ЕСБД картина очень схожа с ФГСВ, в плане того, что НБРК пытается частную собственность превратить в свою через законодательные требования, т.е. бесплатно. Создали и развили ЕСБД, аналог кредитных историй в банковском секторе, страховые компании полностью сами и за свой счет, не потратив ни одной тенге государства или НБРК. Страховые организации на регулярной основе оплачивают в ЕСБД взносы для поддержания ее работы. Теперь НБРК, создав в очередной раз свою дочернюю организацию (Государственное кредитное бюро), пытается устроить ей долгую и беспечную жизнь за счет страховщиков: отобрав ЕСБД себе и обязав страховые компании работать со своей дочерней компанией. Опять же, все это происходит только исключительно во благо страховых компаний, но они это благо еще раз должно быть оплачено. Все доводы страхового рынка и компромиссные варианты решения данного вопроса Нацбанком просто игнорируются. Более того, с его подачи ГКБ хочет «загнать» и все банки под ГКБ с целью получения кредитных историй по всему банковскому сектору. При этом, интересы ПКБ, частной компании банков, в расчет не берутся.

НБРК занимается развитием своих непрофильных активов вразрез полученным указаниям главы государства

Всем очевидно, что НБРК занимается развитием своих непрофильных активов вразрез полученным указаниям главы государства. Это можно отнести и к Монетному двору, и Банкнотной фабрике НБРК, которая является монополистом по печатанию бланков страховых полисов по обязательным видам страхования для страховых организаций (требования соответствующего законодательного акта были разработаны и приняты с подачи НацБанка специально для своей «дочки» - Банкнотной фабрики). Стоимость таких бланков существенно выше рыночных (51 тг. против 10- 15тг. на рынке) и цена практически ежегодно растет. Тем не менее, проблема с хождением фальшивых полисов на рынке так и не решена, а количество степеней защиты заметно уменьшилось (как минимум, в два раза). Зато «дочка» НБРК хорошо заработала и зарабатывает на страховых организациях (используя свое монопольное положение) и обеспечена заказами на много месяцев вперед.

Отдельно стоит рассмотреть вопрос автоматизации деятельности Национального Банка. Всем известно, что регулятор предъявляет жесткие требования по автоматизации бизнес процессов в банках, страховых компаниях и прочих поднадзорных субъектах. Это тоже сказывается на расходах финансовых институтов, а значит и на конечной стоимости финансовых услуг для населения и организаций: они кратно возрастают, что негативно сказывается на их доступности. Однако, к себе Национальный Банк более снисходителен. Несмотря на обширный перечень всевозможных подсистем, разработанных очередной «дочкой» НБ Банковским Сервисным Бюро (БСБ), часть из них либо вообще устарела, либо не сопровождается БСБ и подлежит списанию, либо их функционал не соответствует заявленному (часть выходных форм формируется вручную), а тот, что работает, изобилует различными ошибками и неточностями, и имеет низкий уровень безопасности. Более того, расходы по сопровождению устаревающих и недоработанных подсистем постоянно растут, а руководство НБРК продолжает подписывать «липовые» акты и оплачивать неэффективную работу своей «дочки» в лице БСБ.

Как "замочили" финансовую систему Казахстана (Часть 1)

Как "замочили" финансовую систему Казахстана. Новые подробности (Часть 2)

Приемные дети Нацбанка (Часть 3)

Оставить комментарий

Финансы

Не нефтью единой Не нефтью единой
Редакция Exclusive
08.08.2017 - 14:47
Нездоровые тенденции Нездоровые тенденции
Редакция Exclusive
01.08.2017 - 12:02
Цены против логики Цены против логики
Редакция Exclusive
01.08.2017 - 10:44
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33