среда, 18 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Как будут оценивать акимов? Казна пополнилась 3,5 млрд. тенге Марату Оспанову исполнилось бы 70 Наш номер 28-й Алматы получил международный кредитный рейтинг «BBB» Крым хотят переименовать На киргизско-таджикской границе опять жарко Дарига Назарбаева поедет в Ватикан Алматы – город с самым большим количеством безработной молодежи Авиаперевозчики Казахстана стали еще богаче Кровавая статистика «Астану Экспо» переименуют Как тенге отреагировал на события в Саудовской Аравии? Цены на нефть летят верх Авария в Саудовской Аравии: ждать ли нефть по 100 долларов за баррель? Трагедия в Чемолгане Габидулла Абдрахимов стал советником премьер-министра Активы микрофинансовых организаций достигли 300 миллиардов Казахстанцы смогут учиться в «Алибабе» Казахстанское бюро по правам человека сделало Заявление по Джакишеву Трамп против вейпа В Алматы предложили гору Кок-Тюбе засадить яблонями Кому охотнее всего дают кредиты «Magnum» делает рестайлинг Повеселимся

Нацбанк: необходима перезагрузка

Перед Нацбанком и правительством сегодня стоит всего несколько задач, решение которых преобразит страну. И главная из них – обеспечение конкуренции. Второе -  обеспечение экономики длинными и дешевыми деньгами. Exclusive.kz завершает цикл публикаций «Как «замочили» финансовую систему Казахстана».

 

 

Итак, ключевые функции Национального Банка и Правительства: удержание инфляции, стабильность национальной валюты и обеспечение эффективных темпов роста экономики страны. Но пока не будет решена проблема отсутствия конкуренции, наличия в каждой из отраслей узаконенных монополистов и олигаполистов, рассчитывать на борьбу за клиента, повышение доступности товаров и услуг, а также снижение издержек, просто смешно. Ежегодно мы слышим заявления о необходимости повышения тарифов, которые усиливаются после очередного витка обесценения национальной валюты. Но ни никто так и не задался вопросом: куда делись деньги от повышения тарифов в предыдущие годы, когда нам обещали модернизацию и обновление основных средств, тех же электросетей, трубопроводов и прочее?

Относительно недавно Национальный Банк объявил, что его основной задачей является не обеспечение стабильности национальной валюты, а удержание инфляции в заданном коридоре. (Причем, кто устанавливает этот заданный коридор и почему он вот уже несколько лет один и тот же, это отдельный вопрос). Правда в том, что обменный курс и уровень инфляции имеют достаточно большую взаимную корреляцию в Казахстане с его огромной импортозависимостью и   почти полным отсутствием конкуренции на рынках товаров и услуг. Это доказывает практика. Теперь перейдем от слов к цифрам. Ниже на Графике 1 приведена динамика показателей обменного курса доллара США к тенге за последние 20 лет.

 

Источник: НБРК

За последние 20 лет стоимость доллара выросла более на 427%. На Графике хорошо видны всплески роста, соответствующие проведенным девальвациям. Наиболее крутой рост обменного курса — это последняя проведенная девальвация национальной валюты, осуществленная в течение последних 2-3 лет в 2-3 этапа.

Следующий График 2 наглядно иллюстрирует динамику роста курса доллара США и уровень инфляции за период с 1997г. по 2016г.г.

 

 

Невооруженным взглядом можно отметить схожесть изменения обменного курса доллара и уровня инфляции. Очень четко на обеих кривых выделяются пики, соответствующие периодам девальвации: где-то с опережением, где-то с запозданием, но идентичность очевидна. Если

Национальный Банк таргетирует инфляцию, но при этом, не обращает внимания на курс, поскольку инфляция якобы, по его мнению, от курса не зависит, то регулятор либо пребывает в преступном неведении, либо делает это осознанно, тем самым расписываясь в том, что ситуацию ни с курсом (курс, по сути, искусственно контролируется Правительством), ни с инфляцией он не контролирует.

В целях более наглядной демонстрации зависимости уровня инфляции в Казахстане от обменного курса доллара, приведем График 3 с накопленным уровнем инфляции и роста курса доллара за исследуемый период.

Можно отметить, что накопленный рост доллара США за 20 лет (427%) практически полностью соответствует накопленному уровню инфляции (419%). Разница в 8% на 20-летнем промежутке несущественна (это менее 0,5% в год). Совпадение? Маловероятно. Но к этому ввиду фактического отсутствия рыночной экономики (монополизм и отсутствие конкуренции), которую мы пытаемся выстроить все 25 лет независимости Казахстана, даже при определенном укреплении национальной валюты монополисты не снижают стоимость своих услуг, хотя при девальвации охотно это делают. В итоге, при снижении обменного курса доллара США к тенге, уровень инфляции практически не снижается. Можно отметить некоторое замедление роста уровня инфляции, но не снижение, как было бы ожидаемо в условиях рыночной экономики.

Экономика Казахстана продолжает опираться на крупные отечественные и иностранные нефте - и горнодобыващие компании. Кредитный портфель в основном сконцентрирован в преимущественно в сферах торговли и услуг, приносящих более быстрый и высокий доход, но не участвующий в создании конечного продукта и не увеличивающий реальный ВВП. Негативным параметром и причиной этого является краткосрочное фондирование реального сектора, поскольку банковский сектор отталкивается от своей «длины» фондирования. Всем известно, что источником «длинных» денег являются пенсионные активы и активы компаний по страхованию жизни. Но продукты накопительного страхования жизни не могут получить в Казахстане должного развития, ввиду зарегулированности страхового рынка и непродуманности системы налогообложения клиентов страховых организаций, а закрытие частных пенсионных фондов привело к масштабной потере банками источников «длинного» фондирования. Причем, если в сфере кредитования малого бизнеса доля непроизводственного сектора всегда преобладала (65%), то в последние годы наблюдается переориентация банков из реального сектора в непроизводственный и в сферу среднего и крупного бизнеса. Банки четко следуют и соблюдают принцип соответствия активов и обязательств, и по этому поводу к ним претензий со стороны регулятора быть не может.

Кредитование субъектов малого предпринимательства в обрабатывающей промышленности осуществляется практически 100% за счет государственных средств

Кредитование субъектов малого предпринимательства в обрабатывающей промышленности осуществляется практически 100% за счет государственных средств. Фондирование банки получают на эти цели под 6% годовых (через институты развития и государственные программы), остальное - их маржа. При этом, наиболее привлекательной отраслью для получения процентной маржи банками является непроизводственная сфера (16,6%) и торговля (12,6%).

 

Источник: РА РФЦА, НБРК

Видно, что для обрабатывающей промышленности кредитные ресурсы обходятся намного дороже, чем горнодобывающей, а доходность по таким кредитам практически всегда выше инфляции. Горнодобывающие предприятия имеют более стабильный денежный поток, получая доступ к более дешевым кредитам через государственные институты развития (порой ниже инфляции). Обрабатывающая же промышленность страны, которая создает добавленную стоимость, в силу высоких ставок по ранее полученным кредитам (спрэд достигает 10% и выше), не имея стабильных рынков сбыта, в том числе в силу высокой себестоимости своей продукции, стабильного денежного потока не имеет, а значит не может рассчитывать на снижение процентных ставок по кредитам (повышенный кредитный риск). Вот такой замкнутый круг получается. 

Как итог, в стране развиваются крупные добывающие предприятия, а обрабатывающая промышленность сводит концы с концами. А что же Национальный Банк? Он упорно держит базовую ставку на уровне выше 10%. Но ведь в наших условиях, как выяснилось, это неэффективный инструмент в борьбе с инфляцией. А в части кредитования, маловероятно, что банки будут кредитовать кого-нибудь по ставке ниже 10%, если им самим конечное фондирование обходится по ставке свыше 10%, тем более принимая во внимание высокую степень долларизации экономики, и как следствие, дефицит тенговой ликвидности. А ведь обрабатывающие предприятия были бы совсем не против получить доступ к кредитам по ставке 6%-8%, но даже в лучшие годы ставки для них не опускались ниже 9%, за 2015 год - свыше 16%. Вот такая индустриализация и диверсификация экономики.

Национальный Банк, по сути, защищает интересы крупных добывающих компаний либо осознанно, либо по инерции некомпетентности. А значит, все планы диверсификации экономики, развитии производства и обрабатывающей промышленности, а значит и о развитии передовых технологий в Казахстане и росте доходов населения, так и останутся на бумаге. Все попытки Национального Банка совладать с инфляцией сводятся, видимо, к изменению методик расчета и «игрой» с весами потребительской корзины. 

Возможно, стоит обнародовать состав и веса потребительской корзины, указать в какие периоды и в каких продуктовых точках производится мониторинг цен. Тогда и доверие к НацБанку выросло бы. Население недоумевает: за последние 2-3 года стоимость самой популярной марки бензина выросла более чем на 30%, тот же самый продуктовый набор, даже в период скидок, вырос почти в 2 раза (100%), а у нас официальная инфляция - около 8%.  Ну а население уже привычно ждет очередного витка девальвации. Стоит ли содержать громадный штат сотрудников, если достаточно в среднем каждые 5 лет просто обваливать валюту? 

При этом, никаких экономических мер, способствующих снижению нагрузки на финансовый сектор, минимизации его сопутствующих расходов с целью снижения себестоимости финансовых продуктов и финансовых услуг для населения, со стороны НацБанка не принималось и не принимается. Наоборот, все меры направлены только на ужесточение и усиление наказаний. Нацбанк обвиняет банки в низкой кредитной активности, но разве не он диктует правила управления активами и пассивами? Ввиду того, что банки лишены долгосрочного фондирования, они либо очень сильно ограничили выдачу кредитов, либо вообще прекратили их выдачу.  Фонд проблемных кредитов, который мог бы освободить балансы банков, забрав на себя просроченные и безнадежные займы для частичной активизации кредитной активности, безнадежно молчит.

Странно, что финансовое лобби, влияние которого так велико на первый взгляд, не может решить столь системных вопросов отрасли. Тяжелая артиллерия подключается только тогда, когда речь идет о некий крайних мерах и только в отношении отдельных банков. 

А пока воображения регулятора хватает только на то, чтобы сводить любой вопрос развития рынка к необходимости его дальнейшей капитализации, причем, без привязки к каким-либо объемам бизнеса. Видимо, глубоко в историческую память надзора засел опыт 2000-х годов, когда, действительно, необходимо было «подчистить» рынок. Но времена меняются: рынок необходимо развивать, наращивать его объемы (не в плане активов, а привлекаемых депозитов и собираемых страховых премий), грамотно выстраивать процедуры защиты инвестиций и прав инвесторов, привлекать инвесторов на рынок, как отечественных, так и иностранных. Здесь можно было бы рассмотреть и введение новых обязательных видов страхования, таких как страхование недвижимости физических лиц с учетом возможностей и потребностей, участие страховых организаций в государственных программах наравне с банками, развитие пуловой емкости и прочее.

Национальный Банк наступает на те же «грабли», упорно спасает банки, к которым сам же и предъявляет завышенные и неоправданные требования, «закачивает» в них народные деньги, как правило, безвозвратно, и не развивает альтернативные направления привлечения внутренних ресурсов в экономику страны. 

При этом, Национальный Банк, кроме как индексации всех абсолютных цифр, участвующих в расчетном капитале с учетом роста курсов доллара США и Евро, а также запугиванием участников вторжением на отечественный финансовый рынок иностранных крупных игроков, ничего придумать не может. Но ведь индексация абсолютных цифр по уровню роста доллара США и Евро - высший уровень лицемерия и двойных стандартов, применяемых Национальным Банком в вопросах дедолларизации отечественной экономики. Не в силу ли всех этих причин с отечественного финансового рынка уже ушли почти все иностранные игроки и известные мировые бренды, включая: UniCredit, Allianz AG, Generali, AIG?

В этом контексте, подобные инициативы Национального Банка идут в разрез всем усилиям государства по защите инвестиций и частной собственности. Как можно говорить об инвестиционной привлекательности отечественных рынков для инвесторов, в том числе и страхового рынка, если собственность акционеров, по желанию государственного органа может быть изъята, а их права и интересы ограничены на законодательном уровне. Подобные прецеденты с нарушением прав и интересов инвесторов способны негативно отразится на рейтинге Казахстана в различных рейтингах конкурентоспособности и Doing Business. За прошлый год Казахстан показал наихудший результат в рейтинге конкурентоспособности за последние 5 лет (53 позиция), а главным проблемным фактором в рейтинге Doing Business была и остается инфляция, обуздать которую безуспешно пытается НацБанк (объявивший для себя это главной задачей), и явно, с ней не справляющийся.

В рейтинге глобальной конкурентоспособности Казахстан за последние годы существенно ухудшил свои позиции и по другим факторам. В частности, по факторам «Макроэкономическая среда» и «Развитие финансового рынка» наши позиции упали практически по всем позициям. 

Что же делать? Прежде всего, признать, что все эти годы принимались инерционные решения. Необходима четкая и понятная государственная политика по развитию финансового сектора именно с акцентом не на регулирование, а развитие, повышение его инвестиционной привлекательности. Очевидно, эта задача выходит далеко за рамки Нацбанка. 

Кто это мог бы сделать? Люди есть. Многие из них по разным причинам были просто выдавлены из отрасли и сейчас работают в лучшем случае в крупнейших зарубежных финансовых организациях стран Запада, а в худшем – попросту распылены внутри страны. 
Назрела необходимость формирования Экспертного совета, в состав которого, помимо отечественных специалистов, входили бы и иностранные специалисты - нерезиденты, и все ключевые решения, касающиеся финансового рынка, должны проходить обсуждение и согласование этим Советом.  Но для реализации такого подхода, конечно же, требуется качественный скачок в сознании тех, кто сегодня попросту не хочет признать, что нужно вновь все начать сначала.

 

Как "замочили" финансовую систему Казахстана (Часть 1)

Как "замочили" финансовую систему Казахстана. Новые подробности (Часть 2)

Приемные дети Нацбанка (Часть 3)

Непрофильные активы Нацбанка: ослабленный иммунитет (Часть 4)

Оставить комментарий

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33