среда, 18 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Как будут оценивать акимов? Казна пополнилась 3,5 млрд. тенге Марату Оспанову исполнилось бы 70 Наш номер 28-й Алматы получил международный кредитный рейтинг «BBB» Крым хотят переименовать На киргизско-таджикской границе опять жарко Дарига Назарбаева поедет в Ватикан Алматы – город с самым большим количеством безработной молодежи Авиаперевозчики Казахстана стали еще богаче Кровавая статистика «Астану Экспо» переименуют Как тенге отреагировал на события в Саудовской Аравии? Цены на нефть летят верх Авария в Саудовской Аравии: ждать ли нефть по 100 долларов за баррель? Трагедия в Чемолгане Габидулла Абдрахимов стал советником премьер-министра Активы микрофинансовых организаций достигли 300 миллиардов Казахстанцы смогут учиться в «Алибабе» Казахстанское бюро по правам человека сделало Заявление по Джакишеву Трамп против вейпа В Алматы предложили гору Кок-Тюбе засадить яблонями Кому охотнее всего дают кредиты «Magnum» делает рестайлинг Повеселимся

Так начиналась легенда

Первая часть материала по ссылке:  Казахской национальной армии Алаш – 100 лет

В ноябре-декабре 1916 года Германия и её союзники предложили мир, но военно-политический блок  России, Франции и Великобритании – Антанта - отклонил это предложение, указав, что мир невозможен «до тех пор, пока не обеспечено восстановление нарушенных прав и свобод, признание принципа национальностей и свободного существования малых государств (!)».

А в это время в Петрограде все еще обсуждался вопрос о введении воинской повинности для казахов. Но вопрос стоял о призыве казахов в пехотные войска и только в мирное время. «В мирное время правительство намерено призвать нас в пехотные войска, – писал по этому поводу Қыр баласы в статье, опубликованной в газете «Қазақ» в 1916 году, - Если народ посчитает это приемлемым, то пусть не теряет время в пустую, а продолжает заниматься своим хозяйством… Мне же ясно, что если казах будет призван на службу, то нашему народу лучше служить как казаки. Веские аргументы в пользу этого для непосвященных были перечислены в «петроградских письмах»…».

Добиваясь службы в кавалерии, лидер «Алаш» планировал обучить это войско - на первых порах - с помощью казачества и нашёл среди казачьих депутатов Думы IV созыва полную поддержку, о чём сообщил в одном из «петроградских писем» на страницах газеты «Қазақ»: «Здесь [в Государственной думе] казачьи депутаты заявили, что «если казахи желают служить как казаки, мы поможем - казахам удобно быть казаком». Однако, - успел отметить он в предыдущем письме из этой же серии, - вопрос о внедрении воинской повинности для казахов в Думе пока закрыт и вряд ли удастся продвинуть его сейчас».

Но политическое чутье подсказывало Алихану, что вопрос положительно решится в ближайшее время и оно не обмануло. Однако Николай ІІ 25 июня 1916 года издал указ о «реквизиции коренных жителей», то есть о мобилизации «инородцев» Степного и Туркестанского краев, как того меньше всего желали лидеры казахов, на… тыловые работы. Ещё большей неожиданностью для А.Н. Букейхана стало стихийное восстание народа, вспыхнувшее вслед за указом «25 июня», которое лишь усилило опасение колониальных властей России предоставить казахам возможность сформировать свои конные войска. Но главное, восстание, тем более стихийное и фактически безоружное, не входило в планы и стратегию лидеров движения «Алаш», а если точнее – прямо противоречило этой стратегии. Тем более, что основной причиной народных волнений стал не столько сам указ, сколько его спешное и грубое исполнение наместниками колониальной власти и их приспешниками в лице волостных управителей, аульных старшин и степной знати. Именно к такому выводу пришло частное совещание казахов Тургайской, Уральской, Акмолинской, Семипалатинской и Семиреченской областей об ущербе, причиненным сельскому хозяйству мобилизацией мужчин на тыловые работы, состоявшееся 07.08.1916 г. в Оренбурге под председательством А.Н. Букейхана. «Всё, что до сих пор произошло, - говорилось далее в протоколе данного совещания, -  объясняется чрезвычайной спешностью приведения в исполнение высочайшего повеления. Необходимо немедленно принять меры [по] успокоению населения и отозвать из степи казачье отряды, созвать на местах съезды уполномоченных от населения. Местные власти, особенно волостные управители, сами вызывали народные волнения своими спешными действиями, грубостью и злоупотреблениями, возмутили самый мирный, покорный высочайшему повелению народ, которого объявили непокорным властям и закону. Все это неверно – казахи исполняют повеление».

Обсудив причины и последствия указа «25 июня» и ход его практической реализации, частное совещание казахов приняло постановление, состоящее из 18 пунктов, в первом из которых говорилось о «необходимости отсрочить призыв рабочих для северных уездов до 1 января 1917 года, а для южных уездов – до 15 марта 1917 года», а в последнем пункте – «об изложенном... ходатайствовать перед правительством».

Букейхан добился того, чтобы казахи, мобилизованные на тыловые работы, были взяты под опеку ЗЕМГОРа. После ряда встреч с лидером движения Алаш до и в период народных волнений 1916 года, 10 сентября того же года, Керенский выступил в закрытом заседании Думе с докладом о своей поездке по Степному краю и Туркестану, в котором возложил всю вину за кровавое подавление народных волнений на царское правительство, обвинил министра внутренних дел в превышении полномочий и т.д. В то время он возглавлял комиссию Думы по расследованию причин и последствий событий 1916 года в Степном крае и Туркестане, изучив события на месте. С инспекционной поездкой в Казахском крае он побывал вместе с лидером мусульманской фракции IV-й Думы Кутлукаем Тевкелевым по настоятельной просьбе Алихана, который в сопровождение им отправил Мустафу Шокая, своего молодого соратника, служившего в то время секретарём бюро мусульманской фракции.

После выступления в Думе, Керенский, а также Караулов и Ефремов пообещали Алихану отправить телеграмму царю Николаю ІІ, находящемуся на фронте, с просьбой отсрочить мобилизацию казахов с 15 сентября на более поздний срок.

Похоже, что Сыну степей удалось найти того, кого искал, доказательством чего является приказ военного министра Д. Шуваева от 14.10.1916 г., текст которого был немедленно опубликован газетой «Қазақ». Однако этот приказ снова не оправдал надежды лидера «Алаш». В нём речь шла не о формировании из казахов кавалерийских полков с национальным командованием, что являлось основной целью Алихана. В приказе предусматривалось нечто иное (вольный перевод мой. – С.А.):

1/ Полномочия по набору инородцев, добровольно изъявивших служить в казачьих войсках, передаются наказным атаманам казачьих кавалерийских войск;

2/ Добровольные инородцы будут приняты в ряды конно-кавалерийских войск, участвующих в военных действиях и, в случае необходимости, они могут быть направлены в распоряжение запасных сотников для прохождения боевой подготовки;

3/ Инородцы, принятые добровольцами в казачьи части, обязаны явиться на службу в своем обмундировании (казачьей форме), со своим оружием и конём;

4/ Добровольные инородцы несут службу рядовым казаком;

5/ Добровольные инородцы после окончания войны немедленно освобождаются от службу и отправляются по домам.

Настоящий указ царя приказываю донести военным ведомствам для неукоснительного исполнения.

Подпись: Военный министр генерал от инфантерии Д. Шуваев.

«Наше войсковое командование, - заявлял Алихан в этой связи, - должно состоять исключительно из собственных кадров. В ином случае чужой офицер, вместо боевой подготовки нашего воина, будет гонять его за малейшую провинность, сажать безвинно в  каталажку. Если же кадровый офицер будет из своих казахов, воин пройдет достойную боевую подготовку, будет хорошо обучен и политически грамотен. Командир, не знающий казаха, его язык, культуру и ментальность, будет лишь наказывать его».

По следам Февральской революции 1917 года, в середине марта Алихан из Западного фронта был срочно приглашён в Петроград Временным правительством. 20 марта назначен комиссаром новой демократической власти в Тургайской области, а также назначен членом Чрезвычайного Комитета по управлению Туркестаном.

Алихан посчитал, что настал час для создания национальной армии и приступил к реализации намеченной цели основательно, но осторожно, официально именуя её «народной милицией». Причём, следует заметить, что лидеры «Алаш» к созданию армии приступила до вероломного захвата власти большевиками в октябре 1917 года и создания ими в феврале 1918 года кровавой «Красной армии».

В июле 1917 года Алихан вышел из рядов кадетской партии и приступил к организации национальной партии «Алаш», о чём информировал Всеказахский съезд, состоявшийся 21-28 июля того же года в Оренбурге. В 6-м пункте программы партии «Алаш», озаглавленном как «Защита отечества», было предусмотрено: «Для защиты отечества армия не останется в нынешнем виде. Молодёжь, достигнув призывного возраста, боевую подготовку и воинскую службу несёт в родных местах; молодёжь вправе служить в родах войск по призванию: воинскую службу казах несёт в конной милиции».

Между июльским Всеказахским съездом и декабрским Курултаем состоялся ещё один, судя по всему, тайный съезд, где принято постановление об организации казахской национальной милиции-армии. О чём свидетельствует статья, опубликованная 21 ноября 1917 года в газете «Сарыарқа»: «Нам необходимо объединиться и подумать о защите отечества. Телеграмма Алихана, Ахмета и Миржакыпа, опубликованная в прошлом номере, буквально вопит о защите отечества и поручает её гражданам Алаш. Что же делать всему народу – решит Всеказахский съезд (курултай) в Оренбурге, намеченный на 5 декабря. Пока же основная задача – продолжать реализацию постановления сентябрского съезда [о формировании народной милиции. – С.А.]» (!).

Как было отмечено выше, при формировании национальной конной милиции, для её обучения и обеспечения оружием, Алихан не без основания возлагал надежду на поддержку и помощь казачества, к примеру, Омского, Оренбургского и Семиреченского казачьих войск. Об этом свидетельствует его письмо в адрес начальника юнкерского училища Оренбургского казачьего войска, написанное Алиханом еще до образования Автономии Алаш. «Мы, казахи (в ориг. «киргизы». - С.А.), - писал автор письма, - решили создать спешно народную милицію. Намъ нужно приготовить изъ казахской молодёжи добровольцевъ инструкторовъ. Прошу Васъ назначить мнѣ время для переговоровъ съ Вами по вопросу о пріемѣ въ ваше юнкерское училище казаховъ на полномъ содержаніи за счетъ казаховъ. Тургайскій областной комиссаръ А. Букейханъ».



Черновик письма А.Н. Букейхана начальнику Юнкерского училища
Оренбургского казачьего войска

Об итогах переговоров Алихана с начальником юнкерского училища сообщалось в материале «Офицерлер даярлау», опубликованном в газете «Қазақ», в котором открыто говорилось о том, что милиция, под которой подразувалась национальная армия, необходима независимо от того, получат ли казахи автономию или нет. Требования, предъявляемые обычно к детям казаков, поступающим в юнкерское училище, были сокращены до минимума для казахской молодёжи. Начальник училища выразил готовность принять первую партию казахских детей в количестве 24 человек с подходящим здоровьем, по-русски грамотных. Обучение в училище начиналось с 1 февраля 1918 года. Все граждане Алаш, пожелавшие поступить в юнкерскую школу и служить в национальной армии «Алаш» в качестве младших офицеров, должны своевременно обратиться в редакцию газеты «Қазақ».

Однако, за обучение первой партии казахских юнкеров требовалось внести оплату в размере 30 тысяч рублей ещё до начала курса. В казне Автономии Алаш имелось даже меньше половины необходимой суммы - всего 12,500 рублей. Эту сумму внёс один из многих степных баев-меценатов Отарбай хаджы Кондыбайулы. Лидеры обратились к другим потенциальным меценатам с призывом последовать примеру Отарбая хаджи: «У татаров при объявлении автономии богачи не пожалели своих денег от национальной казны. Наши же богачи хотя бы могли занять деньги своей Алаш Орде прежде всего ради себя, а потом и ради интересов нации», - говорилось в этом материале.

Важно подчеркнуть, что обращаясь к начальнику юнкерского училища Оренбургского казачьего войска, лидер Алаш нашёл союзника в казачестве в борьбе казахов за национальное самоопределение. И, кажется, не ошибся. Так, если до Февральской революции, как в этом убедились выше, он в борьбе за права и интересы своего народа пользовался широкой поддержкой депутатов Думы от казачества, то в вышеупомянутой телеграмме А. Букейхана, А. Байтурсынулы и М. Дулатулы, опубликованной 18 ноября 1917 года в газете «Сарыарқа», говорится следующее: «Параллельно нашему съезду состоится общевойсковой съезд казачества. На этом съезде должны выступить и мы».

После прихода к власти большевиков, Алихан ставит новую задачу: создать современную, образованную и грамотную армию. «Безграмотный солдат, - отмечал он в очередной статье, - не разбирает где зло, а где добро. Необученный, бескультурный и недисциплинированный солдат способен на сущее беззаконие. Творимое среди русских гражданское кровопролитие – следствие безграмотности и бескультурья их солдат». И одно из первых законодательных постановлений Временного Всеказахского Совета (правительства) Алаш Орда, принятое 24 июня 1918 года за подписью Алихана Букейхана, касалось как раз вопроса о создании армии Алаш: «Образовать при Алаш-Орде Военный совет из трех лиц, возложив на него функции военного министерства». И эта дата, 24 июня, по праву могла и должна была стать днём образования национальных вооруженных сил современного Казахстана после объявления Независимости.

К этому дню первые казахские кавалерийские отряды были уже сформированы и, пройдя боевую подготовку под началом инструкторов из казачьих офицеров, были готовы к защите отечества, о чём свидетельствует заметка в омской газете «Свободная речь» от 21.06.1918 г. под заголовком «Прибытие казахского (в ориг. «киргизского») отряда». Редакционная заметка следующего номера «Свободной речи» сообщила новые подробности. «На днях в Семипалатинск из степей прибыли казахские отряды во главе с инструкторами - русскими офицерами. В среду 6 (19) июня около 6 часов вечера отряды были в городе. На площади возле Никольской церкви была устроена им торжественная встреча, куда прибыл известный национальный деятель [Алихан] Букейханов, в честь которого по предложению подполковника [Хамита] Тохтамышева всадники произнесли «Алла». На знамёнах белого цвета на казахском языке были начертаны лозунги: «Да здравствуют Всероссийское и Сибирское Учредительное Собрание!», «Да здравствуют верные сыны Родины!».  От речей, сказанных на встрече, веяло патриотизмом», - говорится в заметке.

К середине лета 1918 года главе Алаш Орды удалось создать не только боеспособную дивизию государства Алаш из нескольких кавалерийских полков, но и открыть юнкерскую и офицерскую школы по подготовке национальных кадровых офицеров. По сведениям газеты «Свободная речь», некоторые из отрядов Алаш уже принимали активное участие в боевых операциях на Южном фронте в Семиреченской области. «О действиях казахских добровольцев, - сообщалось в этой заметке омской газеты, - управление Алаш-Орды постоянно извещает находящегося в настоящее время в г. Омске казахского премьер-министра А.Н. Букейханова. Так, им недавно получена из Арката следуюшая телеграмма: «Муса присутствовал при взятии г. Сергиополя, приехал и лично отрубил головы девяти красным. Большевики убежали в Урджар. За ними послан отряд Габидханова. Управляющий делами [премьер-министра Алаш-Орды] С. Акаев».

6 июля А.Н.Букейхан отправил своему союзнику председателю Башкирской автономии Ахмет-Заки Валидову следующую телеграмму: «Семиреченская обл[асть]. очищена от большевиков. Казахи, казаки и офицеры добивают остатки большевисткого войска. В Алтайскую губернию посланы наши (казахские) отряды».

В телеграмме, отправленной 12 сентября 1918 года членам своего правительства в г. Алаш из Уфы, где вёл переговоры с Комитетом членов Учредительного собрания (Комуч) по вопросу признания Автономии Алаш, её председатель А.Н. Букейхан уже открыто упоминает о национальной армии: «Все силы направить на формирование национальной армии. Россию спасут национальные армии. Алаш – одно из союзных государств России, поэтому одна из опор России – армия Алаш. Алашский полк обеспечить всем необходимым и не распускать. Необходимое снаряжение покупайте даже в долг. Купите достаточное количество оружия. В Уральском, Тургайском отделениях Алаш[-Орды] отряды спешно проходят боевую подготовку. В Уральске будем готовить офицеров».

В феврале 1919 года, в ходе переговоров с Омским правительством адмирала Колчака, премьер-министр Алаш-Орды А.Н. Букейхан заявил об успехах своей армии: «Милиция наша – это войско. Оно уже фактически существует: 700 наших джигитов находятся на фронте в Семиречье, 540 человек у Троицка, 2000 человек в Уральской области. Когда вы читаете сообщения об успехах на семиреченском фронте, то знайте, что эти успехи достигнуты благодаря нашим отрядам...».

Для армии государства Алаш была разработана и сшита военная форма, написано несколько гимнов (песней-маршев). По утверждению российского ученого В.А. Шулдякова, в составе дивизии атамана Б.В. Анненкова состоял 3-й алашский полк. У него погоны, петлицы и лампасы были зеленого цвета, остальные знаки - партизанские. В Отдельной Казачьей бригаде помимо 1-го Оренбургского, 1-го Партизанского и 2-го Усть-Каменогорского партизанского казачьего полков, состоял и 1-й Конно-казахский партизанский полк. «Правда, - отмечает исследователь Шулдяков, - части дивизии были разбросаны на огромном пространстве Семиреченской и Семипалатинской областей и Алтайской губернии, и ни одна анненковская бригада в указанном, полном, составе так никогда и не собралась. В течение мая-июля 1919 года атаман Анненков сформировал Маньчжурский конно-егерский, 2-й и 3-й Конно-казахские полки… Штаб дивизии дислоцировался в селе Уч-Арал (Учарал – Үшарал. - С.А.)». Историк из Москвы Дина Аманжолова, в своей книге «Казахский автономизм и Россия. История движения «Алаш», добавляет: «На Джаркентско-Пржевальском направлении также располагались части Анненкова, включавшие татарскую, таранчинскую и алашскую сотни… Штадив имеет зеленый флаг с белым черепом и костями и надписью «С нами БОГ», а на другой стороне белый полумесяц со звездой и мусульманской надписью «Алаш». На папахах треугольники у казаков красные, у таранчей – зеленые, алашей – белые».



Погоны казахского полка «Алаш» в составе дивизии атамана Анненкова

Создавая армию Алаш, Алихан  стремился отстоять национальную автономию и сохранить хрупкий мир. «Милиция остро необходима потому, что сейчас выживет тот, кто силён, вооружён и на коне», - писал он в очередной статье. Поскольку стало очевидно, что в разгар гражданской войны в России не осталось иного выбора, как заключить союз с одной из воюющих сторон, чтобы противостоять другой, или наоборот. При любом выборе выпадал шанс на спасение и признание легитимности юного алашского государства. И сразу после переезда Алаш Орды в г. Алаш в марте 1918 года, А.Н. Букейхан предпринял попытку наладить диалог – сперва - с вождями Советской власти (переговоры с В. Лениным и И. Сталиным по телефону от его имени вели А. Ермекулы и Х. Габбасулы – его заместители). Ради политической легализации государства Алаш (именно такое значение имеет название Алаш Орда: «Алаш» - общее название тюрко-мусульманских родов и племён, «Орда» - буквально «государство», «империя». – С.А.), ради сохранения хрупкого мира и относительной стабильности в крае, лидер казахов был готов заключить мир хоть с самим дьяволом. Но, выслушав условия Алаш Орды по признанию Советской власти сперва по телефону, чуть позднее и по телеграфу через Жаншу и Халила Досмухаммедулы, находившихся в Москве по поручению главы Алаш Орды, вожди большевиков обязались дать окончательный ответ в ближайшее время, но надолго пропали. А.Н. Букейхан был вынужден искать признания и союзников в противоборствующей стороне, где, однако, там одну самопровозглашённую «всероссийскую власть» сменяла другая каждые несколько месяцев. И перед каждой новой «всероссийской властью» глава и премьер-министр Автономии Алаш А. Букейхан упорно и аргументированно отстаивал право казахов именно на эти земли и территории, заявляя, что «Автономия Алаш  объединяет 6-ти миллионное казак-киргизское население Казакского Края…; Автономия Алаш... занимает территорию, имеющую форму почти круга, составляет крупную, с 10 миллионным населением политическую единицу».

P.S.: От своей цели создать национальную армию, бывшие лидеры Алаш Орды не отказались даже после установления в Казахстане Советской власти. Как писал Турар Рыскулулы (Рыскулов) в своей секретной записке-доносе Иосифу Сталину, один из видных алашординцев, Миржакып Дулатулы, в своей програмной статье, опубликованной в ташкентской газете «Ақ жол» в 1924 году, предлагал руководству республики сформировать казахскую национальную... Красную армию под командованием казахских офицеров, ссылаясь на постановление ВЦИК (Всероссийского исполнительного комитета). Но вожди Советской власти испытывали перед элитой «Алаш» ещё больший страх, чем даже царское самодержавие.

Материал опубликован в рамках проекта по ПЦФ № BR05236848

Оставить комментарий

Культурная среда

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33