вторник, 12 ноября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Израиль уничтожил командира «Исламского джихада» В Казахстане появилась биржа отходов и вторичных ресурсов. «Я ушел на пике» Жерар Депардье стал послом Узбекистана НДС как драйвер роста доходов бюджета Алматинский аэропорт собираются продать Родня Асада накупила в Москве квартир на 40 млн.долларов Батька едет в Австрию За месяц казахстанцы потратили в интернете 1,1 трлн. тенге Сколько авиакомпаний покинули аэропорт Алматы В Ашхабаде установят гигантский памятник алабаю Насильника вернули в колонию Состояние миллиардеров сокращается Моралес ушел с поста президента Нур-Султан в темноте Ояновцы провели митинг Аэропорт в Семее хотят назвать в честь Абая Мировой долг достиг 188 триллионов долларов Какие документы Токаев подписал в Омске Collins назвал главное слово 2019 года В краже 32 миллионов тенге подозревают директора ТОО Токаев в Омске вспомнил Назарбаева Журналиста обвинили в вымогательстве у Кенеса Ракишева Чиновникам вернут смартфоны В Майами съездил на свои

Бауржан Шукенов, киноцентр «Арман»: «Мы уважаем свою аудиторию»

 

Национальный кинематограф может снять много острых вопросов, которые стоят в обществе. А некоторые из них вообще можно решить только через собственное кино. Как новый Закон о кинематографии изменит казахстанский рынок, рассказал Бауржан Шукенов, директор киноцентра «Арман» назвал exclusive.kz проблемы, сдерживающие развитие киноотрасли страны.

 

- Как бы вы обозначили самую главную проблему казахстанского кинопроката? Решает ли его недавно принятый Закон о кинематографии?

-Самая главная проблема – это отсутствие индустриального мышления у субъектов нашей кинематографии. Производственники, показчики, дистрибьюторы, теперь и регулятор в лице государства- все варятся в собственном соку, преследуя каждый свои цели. От этого очень слабая или вообще отсутствующая  инфраструктура вокруг всей деятельности, связанной с кино. Здесь я имею в виду аналитиков в этой области, экспертов, достаточно серьезной кинокритики, СМИ, профессионально и серьезно занимающихся этим. До сих пор нет надлежащей статистики, то есть в зачаточном состоянии находятся практически все элементы, что отличают зрелую, состоявшуюся киноиндустрию. Принятый Закон о кинематографии в целом пока только обозначил основные цели и сейчас основная задача - выработка механизмов для их решения.  

Многое зависит от степени наших амбиций. Если мы хотим заявить о себе на весь мир, то должны соответствовать заявленному уровню.  Наш кинематограф уже снимает серьезное кино, которое  находит отклик у отборщиков фестивалей класса А. Но если есть люди, то нет современной индустрии: проката, дистрибуции, производства.

Мы надеемся, что новый закон повысит прозрачность кинорынка, поскольку мы - потребители прежде всего производства мировых монстров киноиндустрии. Это значит, что голливудский продюсер, отдавая свою продукцию в очень далекую страну, должен знать насколько она прозрачна, уважают ли в ней авторские права? Это очень важный компонент рынка. Проблема black market серьезно сдерживает развитие всей индустрии. У нас до сих пор нет собственной дистрибуции, мы до сих пор потребляем кино через Россию, хотя давно уже должны бы делать это напрямую. В идеале, мы могли бы сами  выбирать, что показать своему зрителю, но такой возможности у нашей индустрии сейчас нет.  Наша привязанность к северному соседу не дает самостоятельности.

- Дело в размерах рынка или в состоянии  рыночной инфраструктуры?  

- Наш объем рынка – порядка 90-ти с лишним кинотеатров, мы приближаемся к отметке в 400 залов. В России залов 4,5 тысячи, в Украине около 500. В  Европе 8-9 залов на 100 тысяч, Алматы к этой цифре приближается, уже близко Астана, а вот в регионах один-полтора зала на 100 тысяч человек. То есть рынок имеет потенциал роста, но только в областных и районных центрах, малых городах.

В принципе, размеры рынка-достаточно неплохие. Но – основное количество залов - это наши обе столицы, со своими особенностями по плотности населения и потребностями в сфере культуры киносмотрения, и самое главное- теперь уже- потребления кино на казахском, русском  языке ,и языке оригинала. Вот теперь мы подошли к потребностям казахскоязычной аудитории. Например, в Шымкенте и Кзыл-Орде она есть, а в Усть-Каменогорске или Костанае – она значительно ниже. При этом, в прошлом году у нас было снято порядка 70 картин, что в три раза больше по сравнению с предыдущими годами. Это уже порядке 12-13% из всего объема завозимых более трехсот фильмов в год. Но из 70 фильмов казахскоязычных всего 4. Данных по сборам на них нет, но, по моим оценкам, они не значительны.  Авторы снимают казахскоязычное кино, но обязательно дублируют на русский. А когда существует альтернатива, она убивает казахскоязычную версию. Потому что большинство наших зрителей двуязычны и по привычке даже казахскоязычные люди идут на русскую версию. Это сугубо, казалось бы, наша внутренняя проблема, но и она уже даже в культурологическом плане выдвигает вопрос о том, что индустрия должна прежде всего понимать такие тенденции, и уметь вовремя отвечать на её запросы. Вот почему возможность и необходимость самим формировать собственную репертуарную политику в области показа мирового кино имеет  огромное значение. А сегодня показчики – в стальных руках местных дистрибьюторов, диктующих не только репертуар, но безраздельно командующих даже в сфере количества сеансов для демонстрации их кино, не оставляя ни малейшей свободы кинотеатрам, особенно тех, кто не имеет большого количества залов. А если учесть, что эта деятельность монополизирована уже до критического состояния (всего 3 компании)- можете представить степень запущенности этого вопроса. На самом деле, это вопрос целого отдельного обследования, требующий рассмотрения опыта в этом плане других стран, вплоть до того как они решаются в передовых кинематографиях мира.

- Скажите, пожалуйста, а почему такой отвратительный дубляж на казахский язык? С такой озвучкой смотреть вообще ничего не хочется...

Здесь необходимо обязательное уточнение- дубляж в кино и дубляж на ТВ. Это две существенные разницы. Именно качество дубляжа на телевидении во многом отбило зрителя от дублированных на казахский язык фильмов . Ладно, когда турецкие или индийские сериалы наспех озвучиваются одними и теми же голосами, но это и в технологическом плане абсолютно неприемлемо. И совсем другое дело –дубляж диснеевских анимационных фильмов,под строжайшим контролем студии, с тщательнейшим кастингом голосов,  серьезной режиссурой и соблюдением всех технологических норм. И соответствующий хороший результат в подавляющем большинстве. Другое дело, что, по-прежнему, фильм с казахским дубляжом все еще не может тягаться со своей же русскоязычной версией. И это серьезная информация к размышлению всех, кто существует в этом бизнесе.

Лично я мечтаю о том времени,когда  уровень развития  технологий позволит зрителю, получив наушники в кассе кинотеатра,  самому выбирать язык просмотра. Или такая ситуация: человек приходит со своим гаджетом, телефоном, покупает билет, мгновенно скачивает нужную ему языковую версию фильма  и через свои наушники слушает ту озвучку, которую он хочет. А сам фильм демонстрируется на языке оригинала.

- Новый закон решает эту проблему?

- На сегодняшнем этапе закон обязывает  дистрибьюторов к обязательному присутствию казахского языка в виде субтитров, дубляжа, или перевода. Но, по-моему, это перекладывание идеологической проблемы на бизнес, даже если он при этом несколько расширяет свою аудиторию. Для меня  важнее,  если бы фильм шел на языке оригинала с обязательным присутствием казахского языка. Но русскоязычная аудитория слишком велика, поэтому на этом этапе это уже прогресс.

- Но привлечет ли это казахскоязычную аудиторию?

- Ответ на такой вопрос кроется, скорее всего, не в языковой принадлежности зрителя, а в наличии общей культуры киносмотрения, потребности вообще смотреть кино в кинотеатре, следить за новинками мирового и местного кинематографа. У меня такое ощущение, что отсутствие такой обратной связи и ставит в тупик всех занятых в этой сфере людей, не всегда в полной мере ощущающих дальнейшие перспективы и пути движения всего кинобизнеса в ближайшем будущем. 

Конечно, огромным подспорьем в такой ситуации должна стать очень ясная, прозрачная, открытая статистика в подсчете заполняемости залов на фильмы, снятых в Казахстане, дублированных голливудских, процент таковых картин в общей массе показанных фильмов.

 В соответствии с принятым Законом, разрабатывается программное обеспечение по подсчету проданных билетов, хотя в наших кинотеатрах уже есть модули, предоставляющих такие данные дистрибьюторам. А исследования нужны хотя бы для того, чтобы правильно планировать. Возможно, это епархия созданного Центра поддержки кинематографии.

- Практически все страны развивают свою киноиндустрию за счет фискального стимулирования, которое в конечном итоге значительно пополняет госбюджет. Пытались ли вы добиться того, чтобы киноиндустрию освободили хотя от НДС или КПН?

В новом законе предусмотрены преференции в плане КПН, но по фильмам, имеющим статус национального. Пока данная мера большого влияния на общую картину налогообложения в этой сфере, наверное, не окажет в связи с тем, что сама доля национальных фильмов еще не велика. Но в перспективе, учитывая некоторые послабления и в сфере НДС на этапе производства фильмов, вполне вероятно, что данная мера сможет положительно повлиять на укрепление собственной индустрии. А если учесть и то, что в законе предусмотрены очень серьезные субсидии в сфере копродукции, то можно однозначно говорить о том, что первые шаги в этом направлении сделаны. Самое главное- всем субъектам индустрии-  испытать механизмы, научиться пользоваться пока только провозглашенным послаблениям в плане налогообложения. Опять-таки подчеркну, что ключевым моментом в этом является статистика показов, сборов, и грамотная и серьезная аналитика, основанная на ней.  

- Киноотрасль находится под еще одним давлением – ютуб. Аудитория все больше предпочитает смотреть кино в гаджетах…

- Это колоссальный вызов. Мы должны предлагать настолько высокое качество, чтобы у зрителя не было желания смотреть гаджеты. Да, наш зритель уходит в интернет, особенно там, где нет  кинотеатров. Но проблема в том, что это на 99% пиратский контент. Вот это страшно. Потому что убивает кинопроизводство. Это вызов, на который мы должны научиться реагировать.

- Возможно, проблема и в качестве фильмов, которые идут в прокате? Ведь 90%  прокатного кино можно назвать «соломой для забивания голов». Или такое кино зрителю нравится?

- Это вечная проблема: идти на поводу зрителя или воспитывать его? Многие менеджеры кинотеатров, формирующие репертуар, как правило, не озабочены этим вопросом, они заняты элементарным выживанием на рынке. Мы видим свою миссию как раз в том, чтобы  искать новые тенденции в кино и нового зрителя, которому нужно альтернативное качественное кино. Мы уважаем свою аудиторию и верим, что она взыскательна.

- Но ведь продуктивная часть общества – это всегда меньшинство. Именно с этой аудиторией всегда и стоит работать. И сегодня наиболее продвинутые компании типа Нетфликс создают технологии, которые обеспечивают участие потребителя в создании их продукции. Кино становится все более интерактивным. Ведь те проблемы, которые вы озвучиваете, применимы для всех кинотеатров мира. Как они их решают? Есть ли какие-то свежие тренды?

- Если говорить о стриминговых платформах, которые вы упомянули, это, наверное, самые важнейшие вещи, которые уже безраздельно господствуют в сфере потребления кино, сериалов и тд. Как противостоять этому, надо ли вообще этому противостоять, да и возможно ли это- вопросы, над которыми очень серьезно думает вся киноиндустрия мира. Я в этом уверен. Доходы кино и доходы таких платформ- просто несоизмеримы. Они превосходят по объему мировую индустрию кинопоказа в разы. Они проще в доступности, в потреблении. Конечно, это не огромный киноэкран, не такой качественный звук, но преимущества в плане очень быстрого динамичного сюжета, разнообразие сюжетных линий, героев, видеоэффектов и тд.- все более и более оттягивают киношную аудиторию от кинотеатра. И это беспокоит очень сильно.   

Каждый опыт в этом смысле уникален. Я думаю, что это прежде всего правильное государственное регулирование. Как это делается во Франции? Франция еще в 1946 году приняла Кодекс о кинематографии, который по сути объявил кино священной коровой. Французское кино – это мощнейший инструмент решения многих общественных задач: от гендера до расизма и т.д. Франция в этом отношении уникальнейшая страна, которая сумела реализовать политику взращивания нормального зрителя, нормального члена общества. У них уникальная ситуация, когда процент своего национального кино превышает  50%, в год они снимают порядка 400 фильмов не на деньги государства, а на средства, собранные со всех существующих в стране субъектов, потребляющих кино в каком-бы виде это не происходило. И не только в кино, но и в телевизионном и онлайн-телевидении система построена так, что приносит доход и формирует большой фонд, который финансирует  национальное кинопроизводство.

Национальный кинематограф может снять много острых вопросов, которые стоят в обществе. А некоторые из них вообще можно решить только через собственное кино. Да, мы стали больше  снимать, но это опять-таки на 90% развлекательное кино, которое написано по голливудским лекалам. Именно развлекательное кино направленно на определенную аудиторию, где не надо особо заморачиваться. Но есть кино, которое заставляет нас думать,  его снимают буквально несколько человек:  Эмир Байгазин, Адильхан Ержанов, Исабаева Жанна, Фахат Шарипов… Вот такое кино мы должны буквально культивировать. Кино не должно только развлекать, но и вызывать потребность думать.  

- А зрителю интересно свое кино?

- Как раз это самый главный тренд, который наметился. Теперь, конечно, нужно добиться, чтобы этот контент доходил до зрителя не пиратским образом, а за него платили деньги, в интернете в том числе. Это позволит киноиндустрии быть если не полностью самодостаточной, то хотя бы диверсифицированной. Кроме того, это позволит анализировать в каком регионе какие фильмы востребованы. В Алматы даже в разных районах города разная картина по зрительским предпочтениям.

- У Казахстана есть возможность в целом вести себя более агресивно на кинорынках?

- Конечно! Их не так много, но они самые основные: Берлин, Канны, Бусан. Мы со своими 400 кинозалами уже вполне можем представлять интерес. Но у нас есть несколько проблем, о которых я попытался рассказать. 1. Нет точной статистики, чтобы показать, сколько людей посещают кинотеатры, на каком языке, какие сборы по каким фильмам. 2 Мы пока не имеем возможности самим формировать свою репертуарную политику.  3. Дистрибьюция мирового кино все более монополизируется. 5. Зритель все больше предпочитает стриминговые платформы походу в кинотеатр. 6. Огромная разобщенность субъектов кинематографии страны.

Источник иллюстрации: clipzui.co

Оставить комментарий

Культурная среда

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33