вторник, 22 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
600 миллиардов тенге мимо кассы Умеет ли министр образования считать? Талгат Ермегияев: свобода близко? Чили: демонстранты добились своей цели В Шахтинске восстановят пустующие многоэтажки Митинг в Баку Айсултана Назарбаева в Лондоне приговорили к 18 месяцам и штрафу Казахстанцы, в основном, положительно относятся к Золотой Орде. Назарбаев: надо консолидировать общество и элиту вокруг Токаева Назарбаев раскритиковал партию Nur Otan Сколько иностранцев работает в Казахстане легально? Атамбаеву вернут статус экс-президента? Объявлены победители стипендий имени Батырхана Шукенова Saudi Aramco отложила IPO В Казахстане появится новая монета 35 паломников погибли в Саудовской Аравии Брексит: жёсткий выход отменяется? США призывают власти Казахстана улучшить ситуацию с правами человека Одним движением больше В Казахстане подорожает бензин Когда поменяют код аэропорта столицы? В Казахстане появилась Демократическая партия Опять про Стати Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно»

Сергей Азимов: «Казахстан - страна разрушительных компромиссов»

Первый казахский блокбастер «Кочевник» мог бы пойти по экранам мира гораздо успешнее, если бы политическое руководство страны не настояло на том, чтобы фильм начинался и заканчивался цитатами из речей Нурсултана Назарбаева. Экс-директор национальной киностудии, известный кинорежиссер Сергей Азимов рассказал Exclusive.kz хронику уничтожения казахстанской киноотрасли. 

«Пропахшая нафталином» Катрин Денев

- После ухода с поста директора «Казахфильма» вы работали как продюсер в трех  игровых картинах. Они, по отзывам кинокритиков, в том числе и отборщика Каннского кинофестиваля Жоэля Шапрона, - зрительские. Как сложились их прокатные судьбы?

- А никак. К примеру, «Нежданная любовь» с Жераром Депардье в одной из главных ролей снята киностудией «Танарис» фифти-фифти – с «Казахфильмом». Это означает, что право проката принадлежат национальной киностудии, а она никак не заинтересована в продвижении ни этой, ни других картин. Когда представитель дистрибьюторской компании «Казахсинема» Диана Ашимова, поездив по фестивалям и кинорынкам в поисках партнеров, привезла реальные договоры с российскими телеканалами и европейскими дистрибьюторскими компаниями на показ казахстанских картин, то «Казахфильм» ответил, что сам будет этим заниматься. У него для этого, мол, есть отдел проката.

- Но почему киностудия заняла такую позицию? Кто там такой упрямый?

- Скажем так: непонятно – кто, и непонятно – почему. Причем, в 2004 году на базе «Казахфильма» был создан ТОО «KazakhCinemaDistribution». Его директор Ильяс Искаков продвигал картины на телеканалы, а потом, когда пришло новое руководство, начались упреки - хочет заработать. Да пусть бы зарабатывал и для себя, и для государства. Так нет же, не дали.

- В начале этого года вступил в силу «Закон о кино». Вы ожидаете каких-то перемен?   

- Я раньше говорил, что наверняка при моей жизни этот закон принят не будет: слишком много желающих стать бесконтрольными операторами бюджетных денег. Но закон, к счастью, принят. И это хорошо, даже несмотря на его несовершенство. Сейчас создана новая структура – Центр поддержки национального кино, куда переданы все финансы. За плечами Гульнары Сарсеновой, его руководителя, сотрудничество с такими кинематографистами как Сергей Бодров и Сергей Дворцевой, чьи картины попадали в конкурсные программы фестивалей класса «А». Работая с ними, она показала себя как успешный продюсер. Но одно дело – продвигать свои проекты, и другое – воспринимать как свои кино других людей, чьи творческие взгляды, может, и не разделяешь.

Я к тому, что работа Центра поддержки кино по распределению бюджетных средств наверняка не будет идеальной. Трудно сделать так, чтобы и волки были сыты, и овцы целы.

- Вас в вашу бытность директором киностудии много ругали

- Да… Критиков было хоть отбавляй. Когда был возрожден кинофестиваль «Евразия», один журналист написал, что его лицом стала «пропахшая нафталином» Катрин Денев  Потом он взялся критиковать человека, который пришел руководить киностудией после меня. Но, когда тот дал ему возможность поставить фильм, замолчал.... А Катрин Денев, кстати, в следующем году возглавила жюри Каннского кинофестиваля).

Конечно, никому неприятно, когда его критикуют, да еще и необоснованно, но когда идешь на трусливый компромисс, то перестают уважать. Думаете, ко мне организаторы оголтелой критики не подходили с циничными предложениями: «Заплати гонорар, дай премию, заказ на сценарий, на постановку… Ну что тебе стоит?» Еще как! Но я принципиально не шел на это. Некоторые зарвавшиеся вымогатели из нашей киношной среды позже, уже не при мне, оказались на скамье подсудимых.

…С того дня, как я стал директором «Казахфильма», поставил крест на себе как на режиссере. Иначе было бы не избежать претензий от оппонентов: снимает, используя служебное положение. Шесть лет режиссерского бездействия (с 2002 по 2008-й) выдержал с трудом. Я был похож на заядлого курильщика, под давлением обстоятельств бросившего любимое занятие.

На «Казахфильме» к началу нулевых снималось полторы картины. Одна была закончена, другая – в работе. Через год запустились с 6 фильмами, в том числе и за счет бюджета блокбастера «Кочевник». Гука Омарова сняла «Шизу» и «Баксы», -  не просто хорошие, а зрительские, дистрибьюторские картины в формате ко-продукции между «Казахфильмом» и кинокомпанией «СТВ» Сергея Сельянова. Другая ко-продукция - замечательная картина «Улжан» - была снята обладателем «Золотой пальмовой ветви» в Каннах и «Оскара» за фильм «Жестяной барабан» Фолькером Шлендорфом за $3,5  млн. Из них два миллиона - французские деньги. Казахи на юбилейном 60-м Каннском фестивале вышли на Красную дорожку с этой лентой.

Жанибек Жетируов заявил о себе знаменитым «Путевым обходчиком». Он его снял за 7 млн. тенге. Эти деньги «Казахфильм» заработал за счет хозяйственной деятельности. В те же годы дебютировал художник кино Рустем Абдрашов: «Остров возрождения», «Курак-корпе», а потом уже «Подарок Сталину», с которым вкусил успех и славу. Сабит Курманбеков в ту пору тоже был художником кино. Но вот появилась его короткометражка «Трасса», потом «Суета сует», «Нежданная любовь»…. Открывать новые имена было приоритетной задачей киностудии. Единственное, о чем я сожалею, что проект «Султан Бейбарс» автор сценария Ермек Турсунов по непонятным причинам, не поставив в известность киностудию, перепродал за $200 тыс. «Шымкенткино, который спонсировал пивной король Тохтар Тулешов. А ведь недешевые поездки на стадии написания сценария в Египет и в Сирию оплачивал «Казахфильм». Но пусть это останется на совести кинодраматурга. Время само все расставит по местам...

Как протрезвел Ван-Дамм

- Кстати, про МКФ «Евразия». Кому принадлежит идея его проведения?

- Самая первая «Евразия» состоялась в 1998 году благодаря конфедерации Союза кинематографистов стран СНГ и Балтии. Я по приглашению президента фестиваля, будущего министра культуры и спорта Есета Косубаева работал на общественных началах его заместителем.

В той «Евразии» было, наверное, много минусов, но они искупились тем, что на нее приехало много кинематографической элиты из СНГ во главе с Никитой Михалковым и Рустамом Ибрагимбековым. Потом наступила семилетняя пауза. Все эти годы мы скучали по большому фестивалю, у казахских кинематографистов было огромное желание вырваться из провинциальных рамок. Возрождать всегда сложнее, чем создавать заново, и все же киностудия вышла в 2004 году с этой инициативой к руководству страны. Конечно, основную организаторскую работу провел сам «Казахфильм», но Дюсен Касеинов и сменивший его на посту министра культуры и спорта Есет Косубаев много сделали, чтобы фестиваль состоялся. Три года, начиная с 2005-го, «Евразия» проходила на подъеме. И, как бы фестиваль не критиковали, он много сделал для продвижения казахского кино. Подход к нему у нас был не только как к бизнес-проекту, а как к культурологическому явлению. По крайней мере - на бывшем постсоветском пространстве Казахстан стал восприниматься как успешная кинематографическая держава.

 - А как вам удалось заполучить на фестиваль Катрин Денев и других кинозвезд первой величины?

- Когда люди разговаривают на одном языке (я имею в виду - язык кино), то это не так трудно. Катрин уже после первых двух-трех фраз поняла, что в Казахстане она узнаваема, здесь ценят ее творчество. Гораздо труднее было сделать так, чтобы она не оказалась рядом с Жан-Клодом Ван Даммом. Это ведь совершенно разные величины. Последнего мы пригласили, признаюсь, в угоду фанатам киномордобоя, а вовсе не как мастера, способного улучшить вкусы зрителя.  

Кстати, на том фестивале был еще один Жан-Клод. Знаковая фигура, известный французский актер, знаменитый кинодраматург (кстати, один из авторов сценария фильма «Улжан») Жан-Клод Каррьер. Но наши малоподготовленные  журналисты бегали, как угорелые, за Ван Даммом. Мне интересно, что они сказали бы, если бы узнали, что, едва  приехав, актер спелся с сыном известного кинорежиссера, любителем принять на грудь. Вместе они наклюкались так, что ресторан нам выставил огромный счет, а актер, которому с утра предстояли встречи с журналистами и зрителями, едва стоял на ногах. Пришлось напомнить про контракт. Переводчик был напуган, когда ему было велено переводить слово в слово: «Если вы считаете, что приехали на Эквадор или в Гондурас, то ошибаетесь. Мы уважаем только тех, кто относится с уважением и к нам тоже». Ничего. Зато Ван Дамм быстро протрезвел. 

Ведь почему фестивали у нас получались? Потому что мы хотели, чтобы они выполняли просветительскую функцию, когда зритель не просто смотрел хорошее кино, но и вживую мог видеть на организованных для него киновечерах тех, кто делал его, – великих режиссеров и актеров.

Зачем Депардье цитировал Черномырдина…

- Депардье снялся в вашей картине, когда вы уже не были директором. Какой он назвал гонорар?

- Когда Депардье приехал на «Евразию», я ему начал рассказывать про блокбастер «Кочевник» с участием голливудских актеров, а он: «Я все понимаю. Но вы можете открыть дверь в мировой кинематограф только своей самобытностью». Я ему говорю: «Если у нас появится хороший сценарий, вы согласитесь сниматься в нашем фильме?» «Почему бы нет?» - просто ответил он. И мы пригласили его на свою «Нежданную любовь» на роль аульного немца, который с легкой руки скрип-редактора Ермека Турсунова обрел имя Герольд. Но в сценарии не хватало адаптации под казахский быт. Я помню, летел из Москвы в Алматы. В самолете попалась газета, где журналисты, рассказывая о том, как посол России в Украине Виктор Черномырдин что-то опять отчебучил, припомнили ему все его знаменитые цитаты, начиная с легендарной: «Если руки чешутся, то чешите в другом месте». Я вложил в уста героя Депардье кое-что из высказываний Черномырдина. И это получилось так естественно! О гонораре Депардье могу сказать, что он был в несколько раз меньше привычных для него.

... а «Кочевник» Назарбаева

- А почему прокат «Кочевника», к съемкам которого были привлечены  кинематографические силы Америки, включая великого Милоша Формана, оказался неуспешным?

 - Первый казахский блокбастер мог бы пойти по экранам мира гораздо успешнее, но мы сами зарубили прокат на корню одним неуклюжим движением. Политическое руководство страны настояло на том, чтобы фильм начинался и заканчивался цитатами из речей Нурсултана Назарбаева. Представляете?! Это все равно, как если бы Мартину Скорсезе предложили начать историческую картину «Банды Нью-Йорка» с фразы Джорджа Буша. Мы с художественным руководителем картины Рустамом Ибрагимбековым пытались отказаться от такого политически ангажированного подхода. Да куда там! И все же даже при таком огромном недостатке «Кочевник» купили 75 стран мира, и она лет 5-7 шла на многих телеканалах США. Я уверен, что они показывали ее без этих политических цитат.

Что касается периодически инициируемой критики в адрес «Кочевника». Без этого блокбастера, обогатившего нас опытом, не было бы таких социальных проектов на историческую тему, как «Мын бала» и «Казахское ханство». Он до сих пор продолжает работать на казахское кино. Декорации средневекового Туркестана недалеко от Капчагая построены в 2002 году. Я молил Всевышнего: лишь бы они простояли до конца проекта. Сегодня середина 2019 года, и они все еще есть, потому что были сделаны честно, на совесть.

«Акжелен» напомнит о трагедии в Астане

- Почему вам не предложили другой работы, когда вы уходили с должности директора «Казахфильма»? Система ведь обычно своих не бросает.

 - Меня «ушли». Конечно, когда убирают без видимых причин, это неприятно. Но у меня не было комплексов, что жизнь на этом заканчивается. Так что все сложилось нормально. Открыл свою киностудию «Танарис» и вернулся  к тому, чем начинал заниматься в первой половине 90 годов – к преподавательской работе в академии имени Жургенова. Почти 10 лет заведую здесь кафедрой кинорежиссуры (теперь это называется - факультет экранных искусств). За это время на базе академии возродили фестиваль студенческого «Бастау», который, мы, молодые тогда кинематографисты, придумали и запустили в начале 80-х. Второй фестиваль должен был пройти в декабре 1986 года, но из-за известных событий смогли это сделать только в феврале следующего года. Приехало очень много кинематографистов из Москвы, Ленинграда, союзных республик... Тогда как раз вышло постановление ЦК КПСС о казахском национализме. Грузины, выйдя на сцену Дома кино, сказали, что если казахи-националисты, то «мы, наверное, фашисты». Киргизы заявили, что они против этого постановления. Что удивительно - санкций не было. А ведь это был 1987 год. Никто еще не думал, что Союз развалится.

В 2009 году «Бастау» на базе жургеновки был возрожден, а потом я предложил ректору академии Арыстанбеку Мухамедиулы открыть у нас Высшие режиссерские курсы по аналогии тех, что были на базе Госкино СССР. У этого человека есть, что называется, нюх на успех. И в этот раз тоже, чувствуя, что проект выстрелит, охотно пошел навстречу. На курс решено было набирать людей с опытом работы в печати и на телевидении. Учить их режиссерскому мастерству мы пригласили Андрея Эшпая, Александра Гинзбурга, Владимира Фенченко, Ираклия Квирикадзе. И это дало результаты. Шарипа Уразбаева громко заявила картиной «Мариям» на разных международных кинофестивалях. Серик Абишев на базе киностудии» Танарис» снял полнометражный дебютный фильм «Однажды в детском доме», Ельзат Искандер получил Гран-при в Пусане с короткометражной картиной «Олиара» по Оралхану Бокееву. Дархан Тулегенов и Жанибек Муртазин дебютировали как сериальщики. Ждем со дня на день запуска Центром поддержки национального кино картины «Акжелен» Бекзата Смадияра. Это фильм о судьбе оказавшейся в мегаполисе молодой казахской женщины. То самой, благодаря которой мы сохранили себя как народ.

Я хорошо помню день, когда вез свою картину «Жоктау» на премьеру в Аральск. Поезд из Кзыл-Орды задержался на два с половиной часа. Я думал, что народ разойдется. Но весь Аральск ждал. Одна пожилая женщина в пуховой шали, надвинутой на лоб уголочком, вышла, чтобы сказать: «Сынок, ты перевернул мне душу. Наш народ много раз пытались уничтожить. Но убьют одних наших детей, а мы родим других».

Сегодня простая женщина-казашка почти лишена возможности создать, как повелось испокон веков, многодетную семью. Государство очень мало поддерживает это ее стремление. То, что случилось с пятью девочками в Астане, стало тем моментом, когда проблему уже нельзя замалчивать. Бекзат Смадияр решил сказать об этом своей картиной «Акжелен»…

Да пошли вы в Нур-Султан

 - Последние 11 лет идут нескончаемые попытки «отжать» «бриллиантовый» кусок земли, где расположена киностудия «Казахфильм». В ноябре 2008 года вас «ушли» не из-за этого?

- Это одна из причин. Не хочу показаться белым и пушистым и говорить, что никогда не ошибался, но, когда уходил из киностудии, знал, что большинству людей, работавших со мной со мной, могу честно смотреть в глаза. В том числе и благодаря тому, что не дал запачкать себя сделкой по передаче территории киностудии в частную собственность. Думаю, поступил правильно, когда сказал, что ничего не имею против, но буду согласен на это при двух условиях. Первое - должно появиться постановление правительства. Второе: отдадим территорию «Казахфильма» только после строительства и запуска новой киностудии.

Я шел на этот шаг осознанно. Идти на компромисс, чтобы любой ценой остаться на должности, было противно. Это было бы равносильно тому, как если бы официально отрекся от своей профессии. Поступи немного по-другому, возможно, те, кто пытается решить судьбу национальной киностудии по своему усмотрению, предложили бы что-то. Но ведь быть «немножко беременным» невозможно.

Сейчас меня глубоко возмутило не исходящее от кинематографистов решение о переносе киностудии в Нур-Султан. Я слышал, что даже деньги под ее строительство были заложены в бюджет. Но почему, к примеру, Голливуд находится не на Аляске, а в Калифорнии? Потому что для съемок кино требуется как можно больше теплых солнечных дней, а в Нур-Султане апрель еще не лето, а в октябрь уже глубокая осень. Кроме того, необходимо разнообразие ландшафтов: горы, степи, реки, каньоны, пустыни... В этом смысле ландшафты близ Алматы идеальны для съемок кино.

Все знают, но вслух не говорят, кто хочет «отжать» заповедную зону, где расположен «Казахфильм». Но ведь кино при правильном менеджменте - это не только прибыльный бизнес, но и государственная идеология, в которой так сегодня нуждается Казахстан.

Культурная среда

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33