воскресенье, 23 февраля 2020
,
USD/KZT: 375.87 EUR/KZT: 406.24 RUR/KZT: 5.84
Митинги: что происходит сейчас? Митинг в Алматы: идут задержания, в центре идет зачистка улиц, отключен интернет Жанболат Мамай арестован Токаев не заметил потери бойца День Национального позора или что случилось в Новых Санжарах? Казахстан расширяет международные авиасообщения Казахстанцев на борту Diamond Princess больше нет В честь Греты назвали улитку Ради завода Tesla вырубят часть леса За убийство егеря дали максимальное наказание Как короновирус бьет по авиации и туризму Арыстан Кабикенов занял кресло Сакена Шаяхметова Сын банкира стал замакима Павлодарской области Что не так в информации о побеге солдата-срочника? Убийство в немецком Ханау – преступление на почве расизма Что случилось в Зайсане Бахытжан Бухарбай: я не хочу участвовать в легитимизации действий и стремлений, которые идут вразрез интересам народа Казахстан лидер по привлечению инвестиций среди стран СНГ Майра Мелдебекова возглавила Комитет дошкольного и среднего образования МОН РК В Германии в результате стрельбы убиты 11 человек В этом году ученым на гранты выделят 3 млрд. тенге Англичане за миллион фунтов стерлингов покроют дорожки ипподромов в Туркменистане Путин россиянам: вы не отчаивайтесь и не болейте Алматы засияет как Нью-Йорк Комитет индустрии туризма министерства культуры и спорта РК возглавил Дастан Рыспеков

От эстетики - к этике

Красота исламской каллиграфии затмевает вопросы, ранящие политическое и религиозное самолюбие, направляя к нравственному совершенствованию

Сегодня в мировом масштабе  мы наблюдаем проблемы войны и мира, национальной и религиозной самоидентификации, игры с демократией и пресловутой свободой слова. Видим, как легко оскорбить чужие святыни, не имея ничего святого в себе, и как легко создаются фейки, которые принимает доверчивая публика.

Вполне понятно, что карикатуры журнала  «Шарли Эбдо», начинавшего в 60-е как «Харакири Эбдо»,  и выбравший своим девизом «журнал глупый и злой» - лишь следствие. Их карикатуры, по словам самих французских журналистов, ужасная безвкусица. Но тут, как говорится не нравиться – не смотри. Однако произведенный эффект был немалым. Мы не ханжи, но мы и не Шарли. Тем не менее, возник закономерный  вопрос: где границы дозволенного,  и что противостоит пошлости? Как сказал персонаж Федора Достоевского: «красота мир спасет», и, хотя фраза вырвана из контекста, она полюбилась именно в этом виде и смысле. Эта фраза и привела к ответу: именно красота противостоит уродству, знание - невежеству, доброта - злу. В этом смысле в исламе мы обнаруживаем свою разновидность искусства, воплощающего прекрасное. Волшебный мир каллиграфии - это рафинированное искусство ислама. На эту тему  мы и побеседовали  с Асылбеком Урынбасаровым, основателем первой студии каллиграфии в Казахстане, эрудитом, полиглотом и теологом.

Геометрия души

-Асылбек, существует мнение, что красота, просвещение, образование приведут к совершенству моральных принципов, по которым живет человечество, а высокая мораль сможет остановить разрушение мира. Эстетика каллиграфии, что она собой представляет, ведет ли она косвенным образом к этике?

- Каллиграфия преследует в основном одну цель – путь к эстетике. В древних арабских книгах пишется, что каллиграфия – это изображение звуков посредством букв. Сама каллиграфия означает: писать красиво, четко, ясно. Один выдающийся визирь времен династии Аббасидов сказал: «Лучшая каллиграфия – это та, которая читается, а не та, которая вызывает трудности в прочтении».

Каллиграфия ищет пути к совершенствованию своей эстетической составляющей, а это, в свою очередь, приводит к этике. Значит,  человек не позволит себе переступить разные моральные границы, уступить низменным желаниям , похоти -  и так далее. Сама по себе каллиграфия является человеческим феноменом. Все верующие люди знают, что Всевышний научил своего первого раба Адама именам всех вещей и письму. Человека от животного отличает акл (разум, ум), а также то, что он имеет способность изображать звуки голоса посредством письменности, в этом и состоит человеческий феномен.

Отец геометрии Эвклид, древнегреческий математик, преуспевший во всех точных науках, философ, автор работ по астрономии, оптике, музыке, в общем - универсальный человек в науках, назвал каллиграфию «духовной инженерией», или геометрией души: «хандасату рухания», так звучит по-арабски. Кстати сказать, работы Эвклида достались современным ученым исключительно благодаря арабским рукописным переводам, которые древние мусульманские ученые перевели с греческого. Эвклид считал душевным мерилом почерк, каллиграфические способности человека. Ведь нрав человека не измерить, не определить: сколько в нем «унций» добра, зла или невежества, но каллиграфия способна рассказать об этом. Восточные каллиграфы более позднего периода считали, что человек красив в душе настолько, насколько красив его почерк. Человек соответствует своему почерку. В криминалистике, допустим, посредством почерка выявляют склонных к преступлениям людей. По почерку можно составить психологический портрет личности. Путем калама, каллиграфии, переносятся переживания человека.

Что касается морально-этических аспектов, то я всегда говорю, что каллиграф не должен просто красиво выводить буковки и черточки, линии и округлости — этого недостаточно. Каллиграф, по книге имама Газали, помимо хорошего почерка, должен обладать другими способностями, он называет их порядка десяти, которые на первый взгляд, кажутся не имеющими к искусству письма отношение: земледелие, астрономия, знание ветров и подземных течений вод, стихосложение. Здесь мы прослеживаем связь с современными науками: математикой, физикой, поэтикой. Как ни странно, каллиграфическое искусство отождествляют с фехтовальным. Например, в странах Магриба считалось, что если человек красиво пишет, то с ним лучше не вступать в фехтование.

Время диктует

- Как проявлялась каллиграфия в истории вообще и в истории ислама,  в частности?

- В древнегреческую эпоху, в эпоху доисламской джахилии, в эпоху ислама,  ее всегда преследовали три вопроса. Каллиграфия -  это философия, наука или искусство? Однозначный ответ сложно дать. Но попробуем разобраться. 

Во-первых, может назваться наукой, поскольку, как всякая точная наука,  имеет единицу измерения, называемую «нукте», в ней есть понятие абстракции. Также каллиграфия смело может называться искусством, так как постоянно стремится к красоте, совершенству линий и форм. Например, из хадисов нашего пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует! -  от Абдуллы ибн Масуда следует: «Поистине Аллах прекрасен и любит красивое». Значит, стремление к красоте -  это стремление к довольству Аллаха.

Эстетика каллиграфии ведет, в конечном итоге,  к стремлению к красоте во всем: в одежде, в помыслах, в словах, в письме, к красоте души. В тоже время,  мы постоянно помним, что это богоугодное дело, как говорят казахи: «Құдайға жағатын іс».

Самый сложный третий вопрос. Имеет ли каллиграфия что-то общее с философией? Философия противоречива, сама себя отрицает, сама себя восстанавливает, и проста и сложна. Также и каллиграфия переживает периоды: то умирает, то возрождается, где-то получает качественно новый виток развития. На территории бывших советских республик, в Центральной Азии до Октябрьской революции, использовалась арабская письменность, но с приходом  новых реалий она умерла. Так и в арабских странах: каллиграфия где-то утихает, где-то умирает, где-то возрождается.

Если рассмотреть ранние периоды развития арабской каллиграфии, им характерен стиль «куфи»: прямолинейный, угловатый, геометрический, брутальный, что объясняется становлением его во времена суровых нравов. Человек должен был придерживать одной рукой седло, а другой меч. Бежать или отступать, наступать или защищаться. Не было спокойствия, жизнь на выживание, каждый божий день - борьба за пропитание, защита чести, семьи, религии. По стилю каллиграфии этих времен мы видим, что не было места сентиментальности, это были суровые, строгие времена.

Чуть позже, во времена Аббасидов и Фатимидов, ислам укрепился, стал доминировать в регионе. Стали строить дворцы, медресе, мечети, библиотеки. Наступил ренессанс. Исламское искусство вздохнуло полной грудью, и тогда появился стиль «сульс», «дивани». Мусульманские ученые были передовыми личностями для мировой цивилизации того периода. Тогда появились изящество, плавность, притягательность в технике каллиграфии. Само время диктует людям их стиль, человек не может чувствовать одно, а писать другое.

А вот насчет взаимосвязи этики с эстетикой. Я и мои устазы, учителя, считаем, что это богоугодное дело, это так же, как и поклонение. Начало этого творческого процесса сопровождает ритуальное омовение, чистые помыслы, чистая одежда, обращение к Богу за помощью. Каллиграф пишет слово Аллаха, а что может быть прекрасней? Переписывая священный Коран,  каллиграф не только совершенствуется в этом мире, но и зарабатывает аджр - богоугодное дело, которое зачтется ему на том свете. Каллиграфия помогает религии, не мешает и не противоречит, не конфликтует.

Горизонт фантазии

- Каллиграфия известна человечеству давно, какую особенность имеет именно арабская каллиграфия?

- Ни один алфавит в мире не развился так мощно, так виртуозно в своем исполнении, как арабский алфавит. Например, латинские буквы, кириллица, глаголица имеют определенные формы, образ. Нельзя их трансформировать, нельзя, например, написать «М» без того, чтобы не изменилось прочтение. В арабской каллиграфии настолько развито сплетение форм, образов и линий, что можно через одну букву «родить» другую, и обе они могут дать третью букву. Все они родственные, нет таких букв, которые присоединились недавно или вчера. Посредством арабской каллиграфии можно изобразить что угодно, придать любую форму, образ, куда вас заведет горизонт фантазий. Никакой другой алфавит: ни китайский, ни корейский, ни иврит, ни монгольский, ни английский, ни японский не может этого сделать, так как там придется жертвовать грамматикой, орфоэпией.

Нужно понимать, что каллиграфия - своего рода отдушина для мусульман. В Коране открыто, прямым текстом не указывается запрет на изображения, но в хадисах пророк Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует! -  наказывает нам не изображать одушевленные создания: людей и животных. В свою очередь, человек неравнодушен к окружающей его красоте живого мира, поэтому его стремление и порыв с лихвой восполняет каллиграфия. И так они превзошли в этом, что и другие культуры засматривались на эти произведения искусства.

Известны интересные случаи в истории, когда изречения из Корана, в каллиграфическом исполнении,  были вывешены византийским правителем в христианском храме, а в Альгамбре, храмах Кордовы, шедевры каллиграфии испанцами бережно сохранены в отделке, несмотря на то, что храмы переделаны были в христианские. Это уважение к красоте. Там на каждом подоконнике, а их тысяча, выведено каллигафически: «Ля галибу илля Алла» («Нет победителя, кроме Аллаха!»). Сначала они думали, что это узоры, а потом, когда поняли, что это надписи, проявили уважение к слову Бога.

Сегодня мы наблюдаем крайние случаи невежественного отношения к исламской культуре, кощунственные, богохульные выпады. Понятно, что существуют юмор и сатира, но всему свое место и границы. Когда кто-то пытается непристойно использовать образ нашего Пророка, да благословит его Аллах и приветствует! -  аяты священного Писания использует в элементах одежды, это глубоко оскорбляет нас.

Свой стиль

- В своих статьях вы пишете, что на территории Казахстана свидетельства арабской каллиграфии сохранились в Западно-Казахстанской и Южно-Казахстанской областях. К примеру, в мавзолее Хожа Ахмад Яссауи, где использован среднеазиатский стиль сиягет. Что известно об истории казахской каллиграфии вообще и как можно оценить её современное положение?

- Каждый стиль каллиграфии имеет свои черты и характер ареала применения. Например, «диуани джалли» любим турецкими мастерами, «фарси», соответственно – иранцами. Оригинален  и неповторим стиль африканских стран: стиль «кайруани» из Туниса, стиль «магриби» из Марокко, «аль феси» из г.Фес. Сиягет - это наше степное, казахское, среднеазиатское. Этот стиль использовался во времена правления тимуридов. В наш регион каллиграфия пришла из Ирана, через Самарканд, Бухару и плавно, по пескам,  перешла на казахские земли. А именно - в Западный Казахстан, в его старые подземные мечети, вытесанные в скалах в ракушечнике. Об этом стиле свидетельствуют мавзолеи Тараза. Там находят домашнюю утварь, расписанную в стиле сиягет, который вы не найдете нигде больше, ни в Турции, ни в Малайзии, ни в Африке, ни на Арабском полуострове.

К сожалению, нашествия джунгар и советская власть губительно влияли на каллиграфию в нашем регионе. Сейчас находят старинные рукописные Кораны, религиозные трактаты, люди приносят мне эти находки, и я вижу, насколько высокая духовная планка была у наших предков. Они во время угрозы жизни и конфискаций спешили спасать не золото, не материальные ценности, а книги. Книги заворачивали в белую материю и закапывали в оврагах, пещерах, на кладбищах. Спешили сохранить знания для потомков. Сейчас мы это публикуем, переводим, изучаем, 80 процентов - это новое, неизведанное.

Эти артефакты свидетельствуют о полноценной жизни каллиграфии на нашей территории, она пришла к нам в 15 веке из Ирана, изначально имела свой стиль фарси та’лик, шекесте, но позже он трансформировался под наши реалии. Я замечаю, что каллиграфия имела прикладное значение. В убранстве лошадей «ат әбзелдері» (конское снаряжение для упряжки), «ер тоқым» (седло), подписанные, что сделал такой-то бай, такой-то уста (кузнец) в таком-то году, в росписи оружия и доспехов. Находки из Северной Индии, где правили выходцы из Средней Азии - потомки Бабура: топоры (ай балта), булавы, загналы. На них выгравированы казахские имена: бырденке бай, бырденке бек заказал такому-то уста, табар, то есть топор, очень красивое изделие, но боевое, использовалось в сражении.

Я видел много шлемов, мечей, кинжалов, ножей - все исполнены в этом нашем своеобразном стиле. Мне повстречалась удивительная вещь - деталь доспехов, которая защищает шею. Шея – важный орган жизнеобеспечения, зная это,  древние мастера вывели красивый дуа и аят из Корана в стиле сиягет, очень грамотно,  с выведенными всеми харакятами (огласовками). Эта вещь находится в частной коллекции в Алматы. Очень красиво сделано.   

Интересный факт, что на шлемах Александра Невского и Ивана Грозного нанесены арабские надписи, имена Аллаха, Мухаммада. И это не случайность, дело в том, что наши северные соседи использовали несколько алфавитов, и понимали смысл надписей. Люди того времени отдавали должное красоте исламской каллиграфии.

Каллиграфия и образование

- Каково положение современной отечественной каллиграфии?

- Обретение независимости - это огромная милость, 20-25 лет религия встает с колен, это способствует развитию каллиграфии. Например, пять лет назад мало кто знал о каллиграфии в нашем обществе. Сейчас люди стремятся узнать о ней в интернете, заказывают образцы через знакомых в восточных странах. Но это наша вина, и моя тоже,  что существует такой дефицит информации. Со времен нашего Пророка, да благословит его Аллах и приветствует! -  письмо и грамотность занимают большое место в исламском мире. После битвы при Бадре  пленных мушриков отпускали, при условии, что они обучат грамоте 10 детей мусульман. Значит, можно отпустить врага, простить его, если ты победитель, проявить милосердие к врагу. Во времена Крестовых походов, при обмене пленными, мусульманские правители меняли христианских генералов на простых писарей: такова была их ценность.  

Я сейчас часто слышу о наших соотечественниках и соотечественницах, что они, обучаясь где-то заграницей (в Турции, Малайзии), дополнительно изучают каллиграфию. Это меня очень радует, просыпается интерес к каллиграфии, расширяется кругозор у наших студентов.

В свою очередь,  я также тружусь на этом поприще: преподаю в медресе, даю частные уроки, онлайн уроки, мастер-классы. Мне звонят, пишут из Астаны и регионов Казахстана, России, стран Закавказья.

- А ученики у вас есть?

- Желающих обучиться очень много. Например, есть ученица с Украины, Анастасия. Она даже не мусульманка, но тянется к каллиграфии, к красоте. Хорошие успехи показывает. Сестры из Москвы позвонили и попросили официально мое согласие на копирование моих работ в шаблонах для вышивки. Наше министерство образования и науки  узнав, что в алматинском медресе Абу Ханифы дирекцией запущен пилотный проект по преподаванию каллиграфии, и утверждена моя учебная программа в 36 академических часов, запросило эту программу на рассмотрение. Факультет востоковедения КазНУ имени аль-Фараби,  КазНПУ, академия имени Жургенева, приглашают для проведения мастер-классов, кратких лекций.

- То есть,  динамика в целом положительная?

- Да, но учитывая наш реальный потенциал,  в сравнении с соседними странами, бывшими советскими республиками, мы должны делать больше. Например, в Узбекистане, Киргизии, российских регионах, где проживает много мусульман, Татарстане, Башкирии, в самой столице России – Москве,  регулярно проводятся конкурсы, выставки образцов каллиграфии. У нас в Казахстане, к сожалению, за 25 лет ни одного такого мероприятия не проводилось.

- В Турции на съезде по вопросам национального образования было принято решение ввести в программу лицеев в качестве обязательного предмета обучение старотурецкому языку,  на основе арабской графики. Турки являются единственным народом, у которого внуки не могут прочитать надпись на могильном камне своего деда. К сожалению, стоит отметить, что и большинство современных казахов не смогут прочитать и понять архивы 1920-30-х годов, личную переписку своих родственников тех лет, так как нашими предками широко использовался арабский алфавит... Как вы смотрите на то, чтобы внедрить в нашу систему образования предмет арабской каллиграфии, ведь даже у наших родителей в 1940-50-е годы был в школе предмет «Чистописание»? Возможно, что тем самым мы сможем возродить традиции наших предков, вернуть поколениям чтение и понимание Корана?

- Действительно, многие труды, например, Ибрая Алтынсарина,  написаны им арабским шрифтом. Но этот вопрос связан с эпохой глобализации, такое время, когда нельзя быть изолированным от мира. Поэтому сила в объединении, в организации. Узбекистан и Азербайджан сделали свой выбор в пользу латиницы. Казахстан 25 лет назад  сделал свой выбор, но время меняется. Наш президент в одном из последних посланий к народу сказал, что мы должны перейти на латиницу, которая используется в большинстве мировых языков. Поэтому будет неправильным, если казахский останется на кириллице,  или перейдет на арабский шрифт, или тоте-жазу. Президенту, как человеку глобально мыслящему,  виднее, поэтому мы должны его поддержать.

Однако, подчеркну, что одно не исключает другое. Арабская письменность, каллиграфия всегда найдет свое место. Наш народ неравнодушен к этим 28 буквам, они волнуют его, они в его крови, они имеют для нас сакральный смысл, как говорят в народе: «бүйрегіміз бұрып тұрады». Эта тенденция особенно заметна сейчас, когда многие уже преуспели в бизнесе, в карьере, в политике, теперь они ищут что-то духовное. Эту потребность они удовлетворяют в каллиграфии, и,  что скрывать, они хотят видеть ее у себя дома, на фасадах домов, в офисах, в украшениях, на себе, при себе, всегда.

Асылбек Урынбасаров - коренной алмаатинец. Несмотря на молодой возраст, 29 лет, он уже многого достиг в своей профессиональной сфере. Окончил египетский университет Исламской культуры  по специальности «исламоведение и преподавание арабского языка», прошел обучение в Республиканском институте повышения квалификаций имамов при ДУМК (Духовное управление мусульман Казахстана), долгое время учился заграницей. В частности, изучил персидский язык (фарси) в Иране, совершенствовал арабский язык и арабскую каллиграфию в Египте, английский язык изучал в США. С уверенностью можно сказать, что Асылбек на сегодняшний день – единственный профессиональный каллиграф в Казахстане, основавший первую школу-студию арабской каллиграфии у нас в стране. Его учителем является мастер арабской каллиграфии №1 в мире  - Хассан Челяби, на протяжении нескольких лет Асылбек был учеником в его мастерской в Стамбуле. Асылбек принял большое участие в оформлении областных Центральных мечетей Усть-Каменогорска, Кокшетау, Павлодара, Караганды, Талдыкургана и других мечетей и медресе по всему Казахстану. Некоторые его работы находятся в частных коллекциях в Брюсселе, Лондоне и Дубае.

Оставить комментарий

Культурная среда

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33