суббота, 16 января 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Фейсбук удалил 59 аккаунтов, связанных с КНБ Казахстана Израиль расследует незаконную поставку вакцины Pfizer в Украину Москва вернется к нормальной жизни в мае Президент Турции привился китайской вакциной от коронавируса Мамин опять премьер Жанболат Мамай призвал депутатов покинуть парламент Тихановская призвала Евросоюз ввести адресные санкции против белорусских предприятий ЕБРР продлил Программу поддержки МСБ в Казахстане до 2025 года Российский политик предложил США поучиться у Казахстана и Кыргызстана проведению выборов Мировая добыча природного газа упала Вашингтон усиливает меры безопасности накануне инаугурации Байдена Дарига Назарбаева в новом Мажилисе осталась без должности Италия продлевает режим ЧС до конца апреля Назначения в Мажилисе: без интриги Токаев раскритиковал работу омбудсменов HRW о Казахстане: "провал курса на реформы в области прав человека". Новые депутаты приняли присягу Токаев – за «против всех» В Шымкент планируют привлечь 315 млрд тенге В Казахстане запущен телеграмм-бот по делам о пытках В США обнаружены два новых штамма коронавируса Чиновники будут сидеть в прозрачных кабинетах В Узбекистане статистику смертности от коронавируса будут публиковать по официальным запросам Навальный объявлен в федеральный розыск Путин назвал вакцину «Спутник V» лучшей в мире

Любовь и микробы

Ювенальная мелодрама "Весь этот мир" в очередной раз показывает, насколько загадочные отношения складываются между мейнстримным кинематографом и сиропной беллетристикой.

Парадокс, который впору изучать культурологам. Притом, что беззаветная и самоотверженная любовь к безнадежному больному человеку – это традиционно дамская добродетель (статистика неумолима – мужчины бросают хворых подруг гораздо чаще), ярких и многочисленных акафистов в масскульте удостоился именно сюжет о парне, влюбленном в девушку, чьё "время на исходе".

Канон, безусловно, заложил роман Ремарка "Жизнь взаймы", породив вереницу сладких ноябрей, скриншоты которых наличествуют в любом ванильном паблике.

В эфире этот троп присутствует непостоянно, то исчезая на долгие годы, то получая широкое распространение в других сегментах (например, юго-восточных драмах).

Спустя почти 60 лет после публикации самой слезливой книжки немецкого поп-литератора студия Warner Bros. взялась за адаптацию современного текста на ту же тему, но написанного в отчаянной ультрамодернистской манере и жанре, который теперь принято обозначать калькированным термином "янг-эдалт".      

Сочинение Николы Юн "Всё, всё" представляет собой лишенную серьёзных достоинств, но технически добротную попытку пересказать нарратив "любовь и немощь" на символическом языке поколения Z и с бонусом в виде неожиданной концовки.      

В большом доме с дизайном из глянцевых каталогов обитает мечтательная отроковица, чья главная мечта покинуть этот дом, но нельзя – с диагнозом ТКИД (тяжелый комбинированный иммунодефицит) на свежем воздухе живут совсем не долго.

Поэтому sweet home нашпигован обеззараживающим хай-теком, а допуск имеют лишь мама, сиделка и сиделкина дочь. Из доступных развлечений только чтение книг и просмотры котиков в ю-тубе.

Нетрудно догадаться, что рядом поселится однажды замечательный сосед, который разобьёт ей сердце, потом склеит и освободит из комфортабельного заточения.

Экранизация кажется осуществленной теми же дезинфекционными приборами, что вычищают воздух в комнате чахлой юницы. Глухое затворничество героини никак не повлияло на её отношения к бьюти-стандартам: идеальные брови и модная прическа в наличии. Даже в самых откровенных и драматичных диалогах нет и намёка на "свинцовые мерзости" (в истории, где тяжелая хворь – основа сюжета). Все чисто, аккуратно и благопристойно, как в телешоу Марты Стюарт.

Для режиссерки Стеллы Меги эта работа дебютная, Аманду Стенберг и Ника Робинсона сильно популярными артистами тоже не назовешь. Скромный по голливудским меркам 10-миллионый бюджет и столь же непритязательные 30-миллионые сборы в США. Все участники процесса, - от продюсера до зрителя, - пребывают будто в вежливой неловкости, хотя стыдиться, в принципе, нечего.

В фильме нет глубины, но нет и откровенных недостатков. Актерская игра не впечатляет, но и не раздражает. Диалоги могли быть умнее и тоньше, но что вы хотите от киноверсии морковно-карамельного чтива?

Проблема тут, видимо, в странном проклятии, печать которого лежит на таком специфическом продукте, как книги, написанные для людей, которые не читают.

Анна, прошу прощения, Гавальда, Януш, извините, Вишневский и (тысяча извинений!) Паоло Коэльо – несмотря на широчайшую популярность и миллионные тиражи не один из этих авторов не обзавелся успешной экранизацией своих нетленок. Попытки таковых изначально делались с какой-то демонстративной халтурностью (опять-таки: режиссер-дебютант, отсутствие звёзд в кастинге, парадоксально скудный бюджет).

Рискнём предложить, что причинами провалов стали шизофренические амбиции успешных поденщиков, искренне убеждённых в том, что они занимаются именно "творчеством". Бульварная литература имеет полное право на существование, но потуги на интеллектуальность и "атмосфэрность", столь обожаемые читателем-филистёром, не имеют свойства конвертироваться в другие культурные формы.

В продукте Николы Юн этого добра предостаточно, но от скатывания в полный неадекват её крепко удерживает финал, предугадать который действительно не так уж просто.

В итоге, фильм можно уверенно рекомендовать для просмотра сентиментальным тинейджерам.      

Оставить комментарий

Культурная среда

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33