пятница, 06 декабря 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Алиев распустил парламент. Следующие выборы в феврале Чем займется новое Агентство по регулированию и развитию финансового рынка Токаев прибыл в Германию В Чечне потратят миллионы на медали в честь Кадырова Старшей дочери экс-президента продлили срок Минобразования и науки будет бороться с плагиатом В Вашингтоне обсудили региональную стабильность и права человека в Казахстане МИД Украины отреагировало на заявление Токаева по Крыму. Старый «конь» лучше или трудно с финансами? Токаев о Крыме: это не аннексия Казахстану вернут землю Реимова опять взяли под стражу Стройки не будет Хорошо живут ООН потребовала от Израиля покинуть Голаны Доля безнала растет Следующий саммит G7 пройдет в Кэмп-Дэвиде Частные школы получат свыше 56 млрд. тенге PISA-2018: результаты грамотности казахстанских учеников оставляют желать лучшего В Таразе новый аким Один из самых высокопоставленных уйгуров приговорен к пожизненному заключению Выгодна ли России «Сила Сибири»? Трагедия в Кызылординской области Мамин поручил избавиться от импортозависимости В Азербайджане ждут досрочных парламентских выборов

Любовь и микробы

Ювенальная мелодрама "Весь этот мир" в очередной раз показывает, насколько загадочные отношения складываются между мейнстримным кинематографом и сиропной беллетристикой.

Парадокс, который впору изучать культурологам. Притом, что беззаветная и самоотверженная любовь к безнадежному больному человеку – это традиционно дамская добродетель (статистика неумолима – мужчины бросают хворых подруг гораздо чаще), ярких и многочисленных акафистов в масскульте удостоился именно сюжет о парне, влюбленном в девушку, чьё "время на исходе".

Канон, безусловно, заложил роман Ремарка "Жизнь взаймы", породив вереницу сладких ноябрей, скриншоты которых наличествуют в любом ванильном паблике.

В эфире этот троп присутствует непостоянно, то исчезая на долгие годы, то получая широкое распространение в других сегментах (например, юго-восточных драмах).

Спустя почти 60 лет после публикации самой слезливой книжки немецкого поп-литератора студия Warner Bros. взялась за адаптацию современного текста на ту же тему, но написанного в отчаянной ультрамодернистской манере и жанре, который теперь принято обозначать калькированным термином "янг-эдалт".      

Сочинение Николы Юн "Всё, всё" представляет собой лишенную серьёзных достоинств, но технически добротную попытку пересказать нарратив "любовь и немощь" на символическом языке поколения Z и с бонусом в виде неожиданной концовки.      

В большом доме с дизайном из глянцевых каталогов обитает мечтательная отроковица, чья главная мечта покинуть этот дом, но нельзя – с диагнозом ТКИД (тяжелый комбинированный иммунодефицит) на свежем воздухе живут совсем не долго.

Поэтому sweet home нашпигован обеззараживающим хай-теком, а допуск имеют лишь мама, сиделка и сиделкина дочь. Из доступных развлечений только чтение книг и просмотры котиков в ю-тубе.

Нетрудно догадаться, что рядом поселится однажды замечательный сосед, который разобьёт ей сердце, потом склеит и освободит из комфортабельного заточения.

Экранизация кажется осуществленной теми же дезинфекционными приборами, что вычищают воздух в комнате чахлой юницы. Глухое затворничество героини никак не повлияло на её отношения к бьюти-стандартам: идеальные брови и модная прическа в наличии. Даже в самых откровенных и драматичных диалогах нет и намёка на "свинцовые мерзости" (в истории, где тяжелая хворь – основа сюжета). Все чисто, аккуратно и благопристойно, как в телешоу Марты Стюарт.

Для режиссерки Стеллы Меги эта работа дебютная, Аманду Стенберг и Ника Робинсона сильно популярными артистами тоже не назовешь. Скромный по голливудским меркам 10-миллионый бюджет и столь же непритязательные 30-миллионые сборы в США. Все участники процесса, - от продюсера до зрителя, - пребывают будто в вежливой неловкости, хотя стыдиться, в принципе, нечего.

В фильме нет глубины, но нет и откровенных недостатков. Актерская игра не впечатляет, но и не раздражает. Диалоги могли быть умнее и тоньше, но что вы хотите от киноверсии морковно-карамельного чтива?

Проблема тут, видимо, в странном проклятии, печать которого лежит на таком специфическом продукте, как книги, написанные для людей, которые не читают.

Анна, прошу прощения, Гавальда, Януш, извините, Вишневский и (тысяча извинений!) Паоло Коэльо – несмотря на широчайшую популярность и миллионные тиражи не один из этих авторов не обзавелся успешной экранизацией своих нетленок. Попытки таковых изначально делались с какой-то демонстративной халтурностью (опять-таки: режиссер-дебютант, отсутствие звёзд в кастинге, парадоксально скудный бюджет).

Рискнём предложить, что причинами провалов стали шизофренические амбиции успешных поденщиков, искренне убеждённых в том, что они занимаются именно "творчеством". Бульварная литература имеет полное право на существование, но потуги на интеллектуальность и "атмосфэрность", столь обожаемые читателем-филистёром, не имеют свойства конвертироваться в другие культурные формы.

В продукте Николы Юн этого добра предостаточно, но от скатывания в полный неадекват её крепко удерживает финал, предугадать который действительно не так уж просто.

В итоге, фильм можно уверенно рекомендовать для просмотра сентиментальным тинейджерам.      

Оставить комментарий

Культурная среда

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33