четверг, 06 августа 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
В ФОМСе начнется проверка В октябре Кыргызстан ожидает второй пик коронавируса Цены на нефть после взрыва в Бейруте активно растут В Узбекистане признали несоответствие смертей от COVID-19 с официальной статистикой Годовая инфляция в стране по итогам июля выросла до 7,1% В Казахстане предлагают ввести уголовную ответственность за жестокое обращение с животными Мамин: на случай второй волны COVID-19 формируется двухмесячный запас лекарств на сумму 24 млрд тенге Вице-министра здравоохранения подозревают в хищении 500 млн. тенге Сколько получают полицейские? ВВП Казахстана сократился сильнее, чем ожидалось Все казахстанцы, находящиеся в Ливане, живы Цены на золото бьют новый рекорд Жанболат Мамай сдал заявление о списании кредитов в Акорду Как 700 млн тенге закатали в асфальт Трамп предложил отложить выборы президента Селитра разрушила казахстанское консульство и половину зданий в столице Ливана Казахстанскую вакцину от ковида начали испытывать на людях Сотрудница банка украла более 4 миллионов тенге в Усть-Каменогорске Алматинец, призывавший выслать посла Китая, арестован Иностранец пытался дать взятку полиции в Мангыстау Прием заявлений на пособие в 42500 тенге продолжится до 1 сентября Лукашенко хочет изменить Конституцию Депутат Божко возмущён размерами зарплат в фонде медстрахования Северная Корея разработала ядерные устройства, заявили в ОНН Freedom Holding Corp. приобретает АО «Банк Kassa Nova»

Праздник авторского кино на VII МКФ «Евразия»

Наталья Кривец

Смена крена? «Можно снять фильм в 16D за миллионы, но он не тронет так, как может тронуть фильм за 40 копеек», — заявил на пресс-конференции VII международного кинофестиваля «Евразия» российский актер Владимир Ерёмин. Какой же курс выбирает казахстанский кинематограф: развлекать за миллионы или трогать сердца за копейки? В июле в Астане состоялся фестиваль экшн-фильмов, а в сентябре в Алматы — кинофестиваль «Евразия» с преобладанием авторского кино. Проведение таких различных по содержанию фестивалей отражает колебания, которые испытывает в настоящее время казахстанский кинематограф, пытаясь найти свой собственный путь между соблазном получать прибыль от коммерческого кино и желанием оставаться верными казахстанским традициям менее доходного, но более качественного авторского кино. Кинофестиваль, подобный «Евразии», для людей киноиндустрии — это площадка для встреч, обмена идеями, повод показать себя и поучиться у других. Для простых же зрителей это возможность посмотреть те самые артхаусные фильмы, которые редко доступны на наших киноэкранах, да увидеть вживую знаменитостей, если повезет. В этот раз МКФ «Евразия», проходивший в Алматы с 19 по 24 сентября, почтили присутствием Сигурни Уивер, Джон Кьюсак, Чак Рассел, Настасья Кински, Нед Беллами. Это из западных знаменитостей. Из «обязательных» россиян были Владимир Ерёмин, Вадим Колганов, Елена Корикова и Сергей Астахов. Жюри международного конкурса возглавил один из наиболее ярких представителей современного азиатского кино южнокорейский режиссер Ким Ки-Дук. Кроме него в состав жюри вошли японский режиссер Йоти Сай, россиянин Владимир Хотиненко, именитый француз Жиль Маршан и наш соотечественник Рустем Абдрашов. Следует также отметить среди приглашенных известных документалистов из США Алекса Ротару и Диан Карсон. Международный конкурс в рамках фестиваля был действительно международным, приняв в этом году 12 фильмов из Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Ирана, Румынии, Франции, Исландии, Японии, Филиппин и России. Гран-при фестиваля получил фильм «Перед грозой» (Казахстан–Япония) режиссеров Сано Синдзю и Ерлана Нурмухамбетова. Приз за лучшую режиссуру также достался казахстанскому режиссеру Нариману Туребаеву за фильм «Солнечные дни». За кулисами поговаривали, что победа казахстанцев была предсказуема. Известно, что председатель жюри Ким Ки-Дук является приверженцем авторского кино, а представленные на конкурсе казахстанские фильмы были именно этого жанра. Выбор такого формата может свидетельствовать о смене крена в пользу авторского кино. Если это так, этому можно только порадоваться. Помимо фильмов-конкурсантов зрители имели возможность увидеть еще немало интересного. В разделе «Динамично развивающееся кино» были представлены 12 разножанровых казахстанских фильмов. Подарком зрителям стал показ трех фильмов–участников престижнейшего Венецианского кинофестиваля. Фильм «Черный рай» одного из членов жюри Жиля Маршана и «Меланхолия» одного из самых провокационных режиссеров современности Ларса фон Триера, а также «Капитан Абу Раед» (Иордания) и «День рождения Лейлы» (Палестина–Тунис–Нидерланды) были показаны в разделе «Виртуальный Запад — меняющийся Восток». Еще пять авторских картин, в числе которых «Ариранг» Ким Ки-Дука и «Фламенко, фламенко» Карлоса Сауры, были показаны в категории «Особое событие». Будущие шедевры? Любой фестиваль запоминается в первую очередь чем-то новым. Одной из новинок нынешней «Евразии» стало приглашение европейских продюсеров на мероприятие «Казахстанский рынок кинопроектов». Это своего рода бизнес-площадка, организованная в рамках кинофестиваля, где отбираются проекты фильмов для совместного с европейскими продюсерами производства. В этот раз было подано более 60 заявок, из них 8 получили доступ для открытой презентации международному экспертному совету. Последний состоял из представителей крупнейших европейских кинофондов, продюсеров, отборщиков международных фестивалей, агентов по продажам и дистрибьюторов. В этом году главный приз получила психологическая драма Эмира Байгазина «Уроки гармонии», причем эксперты сделали выбор единогласно. В результате этот будущий фильм обеспечивается финансовой поддержкой со стороны АО «Казахфильм» им. Ш. Айманова, а также приобретает международного продюсера для продвижения на европейский рынок и привлечения софинансирования в Европе. По словам директора этого мероприятия Анны Качко, развитие казахстанской киноиндустрии вызывает большой интерес в Европе, а ко-продукция способствует выходу на новый уровень в европейском киносообществе. Следует отметить, что совместное с зарубежными киностудиями и продюсерами, особенно российскими, производство фильмов ведется уже давно. «Кочевник», «Монгол», «Тюльпан», «Подарок Сталину», «Степной экспресс», «Шиза», «Баксы» и многие другие являются плодами ко-продукции. В данном случае польза подобной бизнес-площадки в том, что шансы участвовать в европейских фестивалях значительно увеличиваются, если проект фильма замечен еще на стадии сценария. Помимо работы Эмира Байгазина еще два проекта — «Свирепые конокрады» Адильхана Ержанова и «По дороге домой» Талгата Бектурсунова — были отмечены дипломами экспертного совета. Остается надеяться, что эти и другие сценарии станут основой для создания хороших авторских фильмов, продолжая лучшие традиции казахстанского кинематографа, заложенные в советское время и получившие сильнейший импульс в постперестроечную эпоху благодаря плеяде режиссеров казахской «новой волны». И в 1990-е, и в 2000-е, и сейчас в Казахстане благодаря талантливым режиссерам создаются качественные авторские фильмы. Приглашение и интерес именно европейских киностудий в качестве ко-продюсеров кажется вполне оправданным, так как Европа является традиционным приверженцем авторского кино, а казахстанскому кинематографу, в свою очередь, именно в категории авторских фильмов удается заявлять о себе на международном уровне. Возможно, это и есть наилучший путь по сравнению с сосредоточением на коммерческих проектах, что рискует привести к ситуации, наблюдаемой в российском кинематографе, изобилующем штампованными криминальными историями и бесконечными мыльными операми. Бытует мнение, что киноиндустрии не выжить без коммерческих проектов, ориентированных в основном на вкус массового потребителя, не особенно жалующего фестивальное кино. Однако если высокохудожественные фильмы сделать доступными для показа массовому зрителю, обязательно образуется прослойка людей, которые захотят их смотреть регулярно. Существует же благополучно европейское кино, которое по популярности в самой Европе не уступает американскому, а по уважению кинокритиков даже его превосходит. Вот и нам бы хотелось, чтобы при проведении следующего МКФ «Евразия» перечень фильмов, показанных в конкурсной программе фестиваля, сопровождался датами их выхода на широкий экран, как происходит на других фестивалях. Ведь даже казахстанские фильмы, победившие на нынешнем фестивале, в широкий прокат в Казахстане, по-видимому, не выйдут. А жаль… Какое оно, неигровое кино? Другой новой и интересной частью фестиваля стал раздел «Документальное кино США», организованный при поддержке посольства США в Казахстане. В настоящее время в мире документальное кино переживает своеобразный бум. Созданы фильмы, которые порой приносят доходы, сравнимые с игровым кино. В некоторых крупных городах мира есть кинозалы для показа только документального кино. Вот и на последнем Московском кинофестивале возрождение конкурсной программы документальных фильмов стало одним из его основных козырей. Все больше специалистов в сфере киноиндустрии заявляют о том, что за документалистикой будущее, что вызвано, с одной стороны, доступностью технических средств, а с другой — надеждой на то, что зритель пресытится массовой культурой. Однако существование и развитие неигрового кино не безоблачно даже в тех странах, где оно активно производится многие десятки лет. Так, приглашенные на кинофестиваль «Евразия» американские документалисты Алекс Ротару и Диан Карсон привели пример недавних документальных фильмов, посвященных 11 сентября. Большинство из них, по их словам, в основу фильма кладут эмоции, личные ощущения, переживания, оставив в стороне аналитическую часть. То есть даже при создании фильмов, посвященных одному из самых трагических событий в истории США, авторы больше задают вопрос, ЧТО произошло, и меньше — ПОЧЕМУ это случилось. Когда-то в университете мы спросили нашего преподавателя родом из США, почему при такой мощной киноиндустрии так много «тупых» американских фильмов. Она засмеялась и ответила: «Когда я возвращаюсь к себе домой после долгого рабочего дня, я не хочу смотреть что-то заумное, я хочу отдохнуть, развлечься». Это правда, мы хотим зрелищ для глаз, в лучшем случае для сердца, но не для ума. Еще какое-то время назад мы готовы были не спать и ждали ТВ-программу «Взгляд» — а сейчас народ смотрит «Пусть говорят!» в удобное для него эфирное время, и доволен. В таких условиях авторское документальное кино может существовать не благодаря, а вопреки. Но оно все же существует. Причем неигровое кино может реально приносить доход, хотя бы потому, что часто его создание не требует больших затрат, поэтому и окупить его можно, но, конечно, речь не идет о многомиллионных доходах. Какое документальное кино доступно нам, казахстанским зрителям? Мы смотрим российские документальные фильмы, которые, опять-таки, подчиняясь закону аттракциона, сосредоточены на сплетнях и страшилках и, скорее, относятся к псевдодокументалистике. Помнится, что подобный фильм «Плесень», изобилующий недоказанными теориями и необоснованными обобщениями, имел немалый успех после показа по телевидению. Лучшие произведения российских документалистов нам малодоступны, как, впрочем, и обычному российскому зрителю. В марте этого года в Алматы прошел фестиваль казахстанского документального кино. Все фильмы, показанные в его рамках, посвящены известным личностям, то есть сделаны в жанре портрета. На самом деле в этом ничего удивительного нет, так как биография знаменитостей — самая нейтральная, а значит, безопасная тема. А вот пример сюжетов американских документальных фильмов, показанных на «Евразии»: • «Камеры в руках детей», автор А. Ротару — обучение детей, больных аутизмом; • «Самый опасный человек в Америке», авторы Д. Эрлих, Р. Голдсмит — роль прессы в политике, этика журналистики; • «Поверь своим глазам», автор Дж. Клэй Твил — становление личности в подростковый период; • «Девушка с обложки», автор М. Блок — посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), последствия войны в Ираке; • «Нигер‘66», автор Д. Ирола — этническая принадлежность, различие уровней жизни людей в развитых и отсталых странах; • «Мы все еще живем здесь», автор Э. Мейкпис — сохранение культурного наследия малочисленных народов. Не правда ли, спектр широк, а темы злободневны? Документальное кино должно быть отражением социально-политической жизни страны, без прикрас. Ведь мы же не хотим, чтобы наши потомки по крохам воссоздавали историю своей страны, опираясь лишь на фильмы-биографии и помпезные демонстрации достижений? Тем более что подобное мы уже сами пережили. Либо материалами исследования прошлого послужат любительские фильмы, снятые на камеру мобильного телефона и размещенные на youtube.com. Хотя, впрочем, это тоже метод создания документального фильма, некоторые специалисты даже считают, что именно за ним будущее. В любом случае, создание и показ качественных документальных фильмов, отражающих как проблемы, так и достижения (только реальные!) общества — это, наверное, своеобразный индикатор его уровня развития и желания развиваться дальше. Результаты VII МКФ «Евразия» Гран-при фестиваля «Евразия» — «Перед грозой» (Япония–Казахстан), режиссеры Сано Синдзю и Ерлан Нурмухамбетов. Приз за лучшую режиссуру — «Солнечные дни» (Казахстан), режиссер Нариман Туребаев. Приз за лучшую мужскую роль — Теодор Жулиоссон в фильме «Вулкан» (Исландия), режиссер Рунар Рунарссон. Приз за лучшую женскую роль — Ольга Симонова в фильме «Бедуин» (Россия), режиссер Игорь Волошин. Приз жюри Международной федерации кинематографической прессы ФИПРЕССИ — «Бусонг» (Филиппины), режиссер Ораус Солито. Приз жюри Сети по продвижению азиатского кино НЕТПАК — «Свинец» (Узбекистан), режиссер Зульфикар Мусаков.
Оставить комментарий

Культурная среда

Страницы:1 2