понедельник, 18 января 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Фейсбук удалил 59 аккаунтов, связанных с КНБ Казахстана Израиль расследует незаконную поставку вакцины Pfizer в Украину Москва вернется к нормальной жизни в мае Президент Турции привился китайской вакциной от коронавируса Мамин опять премьер Жанболат Мамай призвал депутатов покинуть парламент Тихановская призвала Евросоюз ввести адресные санкции против белорусских предприятий ЕБРР продлил Программу поддержки МСБ в Казахстане до 2025 года Российский политик предложил США поучиться у Казахстана и Кыргызстана проведению выборов Мировая добыча природного газа упала Вашингтон усиливает меры безопасности накануне инаугурации Байдена Дарига Назарбаева в новом Мажилисе осталась без должности Италия продлевает режим ЧС до конца апреля Назначения в Мажилисе: без интриги Токаев раскритиковал работу омбудсменов HRW о Казахстане: "провал курса на реформы в области прав человека". Новые депутаты приняли присягу Токаев – за «против всех» В Шымкент планируют привлечь 315 млрд тенге В Казахстане запущен телеграмм-бот по делам о пытках В США обнаружены два новых штамма коронавируса Чиновники будут сидеть в прозрачных кабинетах В Узбекистане статистику смертности от коронавируса будут публиковать по официальным запросам Навальный объявлен в федеральный розыск Путин назвал вакцину «Спутник V» лучшей в мире

Цифровая экономика для фермеров

Лия Сэмберг

В 2016 году число людей, не имеющих достаточного количества еды, увеличилось до 815 миллионов, по сравнению с 777 миллионами годом ранее. Что случилось?

В 2015 году, когда были официально утверждены «Цели устойчивого развития» ООН, начался отсчёт времени для выполнения амбициозной цели – покончить с голодом в мире к 2030 году. В тот момент эта цель казалась достижимой: за предыдущие 15 лет количество людей на планете, которые недостаточно питаются, сократилось вдвое. Это невероятное достижение объяснялось, в первую очередь, международными инвестициями в аграрную и экономическую инфраструктуру. Но затем мир вновь стал сильнее голодать.

Отчасти причина этого стара, как сама цивилизация: засухи, наводнения, конфликты и вынужденное переселение привели к снижению урожаев и производства. Но есть один нематериальный фактор, который имеет не меньшее значение: многие сетевые связи, на которые фермеры традиционно полагаются в борьбе с подобными катастрофами, исчезли или деградировали.

Победа над мировым голодом – это не только вопрос выращивания устойчивых к засухам культур, но и наличия плана на тот случай, если даже подобные культуры не помогают. Иными словами, сохранение социальных сетей имеет столь же большое значение, как и решение, что именно надо посадить в землю.

Для беднейших в мире мелких фермеров и скотоводов непредсказуемость – это единственный постоянный фактор. Для смягчения рисков население сельских регионов всегда полагалось на свои личные сетевые связи для получения информации, которая помогала пережить кризис, повысить продуктивность, уменьшить потери урожая. В свою очередь, подобные отношения упрощали обмен информацией и товарами, помогали разнообразить питание, улучшить методы фермерской работы, защитить от голода.

Сегодня эти личные сети фермеров ослабли. Крестьянские хозяйства стали чаще страдать от суровой непогоды, при этом в бедных регионах мира участились вооружённые конфликты. Эти и другие факторы заставляют фермеров уезжать, причём это происходит повсеместно. Людям всегда было свойственно покидать дом в поисках безопасности или новых возможностей, но сейчас в движении находится рекордное количество мигрантов.

Все эти перемены негативно влияют на традиционные социальные структуры, от которых зависит выживание локальных сообществ. Но роль этих структур в обеспечении продовольственной безопасности привлекает недостаточно внимания. Для ликвидации голода в мире надо поддерживать, расширять и диверсифицировать эти фундаменты сельской устойчивости.

Один из лучших способов справиться с данной задачей – инвестировать в новые технологии, позволяющие фермерам получать доступ к информации и институтам, которые помогают снизить уровень неопределённости и смягчить риски. Как говорится в рабочем докладе, подготовленном в 2017 году «Научной программой по вопросам изменения климата, сельского хозяйства и продовольственной безопасности» при группе CGIAR, одна из наиболее многообещающих форм инноваций в сельском хозяйстве связана с новыми технологиями и услугами. Благодаря доступу к данным, рынкам и финансовым услугам, фермеры могут эффективней сеять, удобрять, собирать урожай и продавать свою продукцию.

В настоящий момент эти виды инноваций играют не очень заметную роль в большинстве стратегий по смягчению голода. Но ситуация медленно меняется, и в первую очередь благодаря тому, что в развивающихся странах растёт количество людей, подключённых к мобильным сетям, а мобильные приложения для сбора и распространения аграрной информации становятся всё более доступны.

Например, в Египте, Судане и Эфиопии местные информационные службы через СМС-оповещения предоставляют данные о погоде в реальном времени фермерам, выращивающим растительные культуры. В Западной Африке частные компании, например Ignitia, рассылают СМС с точными и аккуратными предупреждениями о погоде фермерам, работающим в отдалённых районах.

В Монголии пастухи получают информацию о вспышках заболеваний, что помогает им беречь здоровье животных. А в странах глобального Юга фермеры переключаются на предоставляемые через СМС услуги технической помощи, которые помогают им упростить процесс внедрения новых культур и методов их выращивания. Это идёт на пользу не только природным ресурсам, но и доходам домохозяйств, а также качеству питания.

Кроме того, новые средства коммуникаций улучшают качество работы рынков, обеспечивая фермерам и пастухам доступ к точной ценовой информации, координируя выполнение транспортных и других логистических задач, упрощая обмен скоропортящейся, но питательной едой, например, животноводческими продуктами и овощами. Мобильные деньги и ценовая информация дают возможность крестьянам корректировать размер стада в зависимости от меняющихся природных условий, а фермерам они позволяют откладывать семена и удобрения для следующих урожаев.

Предоставляя возможность быстрого и безопасного перевода средств, мобильные банковские услуги расширяют эффективный доступ производителей к рынку, снижают их транспортные расходы, способствуют выходу фермеров в новые сегменты рынка с более высокой добавленной стоимостью. Кроме того, мобильные платёжные системы упрощают перевод денег из городских районов в сельские, а этот компонент сельских доходов становится всё более важным.

Конечно, один лишь факт наличия подобных технологий не поможет ликвидировать голод. Задача заключается в том, чтобы расширять доступ ко всем инструментам такого рода, а также гарантировать их соответствие нуждам фермеров, которые ими пользуются. Это означает, что в мобильных технологиях должны учитываться различия между фермерами – гендерные, образовательные, а также связанные с уровнем ресурсов. Кроме того, эти технологии должны чутко реагировать на меняющиеся обстоятельства. Эффективность и успех подобных инструментов и программ необходимо отслеживать и оценивать, а неэффективные решения улучшать или заменять.

В ходе исследования сельских общин в разных странах мира  выявлена одна общая для всех них особенность – это затруднения, с которым сталкиваются фермеры и скотоводы, пытаясь получить надёжную информацию о рынках, погоде и финансировании. В условиях, когда соседи уезжают, а тревоги по поводу изменения климата возрастают, традиционных информационных сетей становиться уже недостаточно. Во всех странах – но особенно в развивающихся – фермеры нуждаются в поддержке цифрового сообщества.

Для сотен миллионов людей доступ к информации создаёт разницу между продовольственной безопасностью и голодом. Но на фоне тройной угрозы – изменение климата, вооружённые конфликты и массовая миграция – методы сбора и распространения этой информации меняются. Личные сетевые связи фермеров стали глобальными, они перешли в онлайн. Для того чтобы накормить быстро меняющийся мир, мы должны воспользоваться новыми технологиями для изобретения заново старейшей формы смягчения рисков – коллективного сообщества, общины.

Лия Сэмберг – научный сотрудник программы «Глобальные ландшафты» (GLI) Института окружающей среды при Университете Миннесоты.

 Copyright: Project Syndicate, 2018.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Плюс четыре театра Плюс четыре театра
Редакция Exclusive
13.03.2018 - 14:04|
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33