воскресенье, 17 ноября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
У зятя Мирзияева новая должность, с которой его поздравил Стивен Сигал. Обязательной замены водительских прав не будет На модернизацию и диверсификацию экономики потратят 4,7 трлн тенге Казахстанцы доверяют тенге Турция депортирует казахстанцев Основатель Википедии создал соцсеть Сколько людей уехало из Казахстана? В Таджикистане заблокировали 30 сайтов оппозиции Азиатский банк развития выделит Узбекистану свыше 5 млрд.долларов Назарбаев: «Самрук Казына» принадлежит нашему народу Что сказал второй президент в Кокшетау? Кому мало не покажется? Сын Атамбаева подал в суд на генпрокуратуру Россия заплатила участницам Pussy Riot 37 тысяч евро. Токаев об ужасных туалетах Казахстана Стати отозвали иск Токаев китайцам: поднимите зарплату казахам Кыргызстан ввел запрет на ввоз продуктов из соседней страны Аньес – временный президент Боливии Налоги с денежных переводов взиматься не будут Санитарных нарушений нашли на 1,6 миллиардов тенге Венеция тонет В Алматы зеленых насаждений стало в два раза меньше Трамп предложил Эрдогану 100 миллиардов ЭЦП будет упразднена

Перегрев планеты за счет свободного рынка

Когда глобальная температура повышается с угрожающей скоростью, весь мир стремится снизить потребление ископаемых видов топлива и ускорить внедрение более экологически чистых видов энергии. Но скепсиса по-прежнему много.


Один из наиболее обсуждаемых способов решения проблемы глобального потепления – использование рыночных механизмов для того, чтобы сделать традиционные виды топлива более дорогими; предлагаются такие идеи, как введение платы за углеродные выбросы и охрану природных ресурсов, удаляющих углекислый газ из атмосферы.

На первый взгляд, рыночные стратегии могут показаться привлекательными. В конце концов, как отмечал Адам Смит в «Богатстве народов»: «Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов».

Другими словами, лучший способ убедить таких загрязнителей атмосферы, как Chevron или General Motors, помочь спасти планету – апелляция к их собственной выгоде, не так ли?

Не обязательно. Хотя, возможно, благодаря свободным рынкам значительная часть мира движется к более изобильному и здоровому будущему, верить в то, что «невидимая рука» Смита поможет нам победить в борьбе с изменением климата – трагическая ошибка.

В капиталистической экономике наши отношения с будущим определяются экономическими силами, которые, как известно, непостоянны. Такие товары, как сахар, соевые бобы, нефть и газ, относительно стандартны; это означает, что их можно обменять мгновенно и повсеместно за счет использования производных контрактов. Но поскольку ценообразование в этих контрактах строится на предположениях о будущем, цены на товары могут колебаться очень резко. И, что важно, эта изменчивость затрудняет экологическое планирование в трех отношениях.

Во-первых, из-за непредсказуемости цен практически невозможно обнаружить истощение природных ресурсов, просто наблюдая за краткосрочными изменениями стоимости. Напротив, чем больше неопределенности в отношении того, много данного ресурса или мало, тем сильнее ценовые колебания, что только усложняет планирование.

Как заметил французский математик Николя Бюло в статье 2013 года, «рынки не могут описывать тенденции; это абсолютно невозможно на онтологическом уровне». Если бы тенденции, связанные с ресурсами, были видны по результатам на финансовых рынках, то заметившие их вели бы торговлю соответственно, и тенденции исчезли бы.

Во-вторых, из-за неопределенности будущей цены на любой товар для производителей чрезвычайно рискованно вкладывать средства в любые новые технологии, которые могли бы помочь сократить выбросы парниковых газов. Для большинства производителей и потребителей экономически более привлекательно поддержание статус-кво, чем изменение своих привычек, даже если они знают, что это вызовет катастрофические последствия для окружающей среды.

Наконец, хотя можно найти денежный эквивалент драгоценным, но не подлежащим продаже природным ресурсам, – например, способности северных лесов поглощать атмосферный CO2, – из-за колебаний цен на ресурсы, которые подлежат продаже, большинство стратегий сохранения оказываются несостоятельными в долгосрочной перспективе. Дело в том, что рано или поздно сиюминутная цена ресурса, подлежащего продаже, превысит фиксированную стоимость его уничтожения.

Побуждение к жажде наживы может стать особенно сильным при обнаружении горючего ресурса. Как признал премьер-министр Канады Джастин Трюдо на энергетической конференции в марте 2017 года в Хьюстоне, «ни одна страна, найдя в земле 173 миллиарда баррелей нефти, не оставит их там просто так лежать».

Нестабильность финансовой сферы – это как супершторм на уже нагревающейся планете. Она не только мешает увидеть, что впереди; она и сама по себе приводит к разрушению окружающей среды, нанося непоправимый урон.

«Нестабильность рынка плохо приспособлена к экологическим циклам, – говорит по этому поводу Джанелл Нокс-Хейс из МТИ. – Экономические системы вовремя восстанавливаются после рыночных потрясений. Экологические системы на это не способны; их циклы воспроизведения негибкие».

Разрушение окружающей среды должно стоить дорого, и мир, без сомнения, нуждается в эффективных стратегиях для того, чтобы убедить людей перейти от грязных источников энергии к более экологичным, более устойчивым альтернативам. Но полагаться на рынки в преодолении экологических проблем капитализма означает обрекать себя на разочарование – и на самоубийство в планетарном масштабе.

Айван Ашер, доцент политологии в университете Висконсин-Милуоки, автор книги Общество портфолио: о капиталистическом способе предсказания.


Иллюстрации из открытых источников.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33