воскресенье, 29 марта 2020
,
USD/KZT: 445.84 EUR/KZT: 490.47 RUR/KZT: 5.73
Впервые в Казахстане акимом области стала женщина Почему глава Кызылординской области потерял должность? First Heartland Jýsan Bank окажут помощь на миллиарды Министр образования рассказал, как будут учиться дети Борис Джонсон заразился коронавирусом Акимат Алматы назвал очаги коронавируса в городе ВОЗ рекомендуют правильно питаться и много двигаться в помещении В Нур-Султане и Алматы на неделю приостановят деятельность всех предприятий Кто и как сможет пройти тест на коронавирус Председателя суда Тлектеса Барпибаева, улетевшего бизнес-самолетом в Германию, проверят 7 шагов навстречу клиенту от «Жилстройсбербанка» В Нур-Султане и Алматы усилят карантин В Казахстане зафиксирована первая смерть от коронавируса Кто сможет получить помощь от государства Кто и сколько получит помощи в Америке Количество больных коронавирусом в Казахстане перевалило за сотню В Павлодаре осудили похитителей сестры Даниала Ахметова Сенат США одобрил пакет антикризисной помощи размером 2,2 триллиона долларов RELOG три месяца будет осуществлять бесплатную доставку Космонавты вернутся вовремя В Туркменистане для защиты от коронавируса используют баранью голову Пандемия окончится быстро 25 млн человек могут остаться без работы Главный санитарный врач Алматы ответила на критику Завтра выпишут двоих пациентов, вылечившихся от коронавируса

Перегрев планеты за счет свободного рынка

Когда глобальная температура повышается с угрожающей скоростью, весь мир стремится снизить потребление ископаемых видов топлива и ускорить внедрение более экологически чистых видов энергии. Но скепсиса по-прежнему много.


Один из наиболее обсуждаемых способов решения проблемы глобального потепления – использование рыночных механизмов для того, чтобы сделать традиционные виды топлива более дорогими; предлагаются такие идеи, как введение платы за углеродные выбросы и охрану природных ресурсов, удаляющих углекислый газ из атмосферы.

На первый взгляд, рыночные стратегии могут показаться привлекательными. В конце концов, как отмечал Адам Смит в «Богатстве народов»: «Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов».

Другими словами, лучший способ убедить таких загрязнителей атмосферы, как Chevron или General Motors, помочь спасти планету – апелляция к их собственной выгоде, не так ли?

Не обязательно. Хотя, возможно, благодаря свободным рынкам значительная часть мира движется к более изобильному и здоровому будущему, верить в то, что «невидимая рука» Смита поможет нам победить в борьбе с изменением климата – трагическая ошибка.

В капиталистической экономике наши отношения с будущим определяются экономическими силами, которые, как известно, непостоянны. Такие товары, как сахар, соевые бобы, нефть и газ, относительно стандартны; это означает, что их можно обменять мгновенно и повсеместно за счет использования производных контрактов. Но поскольку ценообразование в этих контрактах строится на предположениях о будущем, цены на товары могут колебаться очень резко. И, что важно, эта изменчивость затрудняет экологическое планирование в трех отношениях.

Во-первых, из-за непредсказуемости цен практически невозможно обнаружить истощение природных ресурсов, просто наблюдая за краткосрочными изменениями стоимости. Напротив, чем больше неопределенности в отношении того, много данного ресурса или мало, тем сильнее ценовые колебания, что только усложняет планирование.

Как заметил французский математик Николя Бюло в статье 2013 года, «рынки не могут описывать тенденции; это абсолютно невозможно на онтологическом уровне». Если бы тенденции, связанные с ресурсами, были видны по результатам на финансовых рынках, то заметившие их вели бы торговлю соответственно, и тенденции исчезли бы.

Во-вторых, из-за неопределенности будущей цены на любой товар для производителей чрезвычайно рискованно вкладывать средства в любые новые технологии, которые могли бы помочь сократить выбросы парниковых газов. Для большинства производителей и потребителей экономически более привлекательно поддержание статус-кво, чем изменение своих привычек, даже если они знают, что это вызовет катастрофические последствия для окружающей среды.

Наконец, хотя можно найти денежный эквивалент драгоценным, но не подлежащим продаже природным ресурсам, – например, способности северных лесов поглощать атмосферный CO2, – из-за колебаний цен на ресурсы, которые подлежат продаже, большинство стратегий сохранения оказываются несостоятельными в долгосрочной перспективе. Дело в том, что рано или поздно сиюминутная цена ресурса, подлежащего продаже, превысит фиксированную стоимость его уничтожения.

Побуждение к жажде наживы может стать особенно сильным при обнаружении горючего ресурса. Как признал премьер-министр Канады Джастин Трюдо на энергетической конференции в марте 2017 года в Хьюстоне, «ни одна страна, найдя в земле 173 миллиарда баррелей нефти, не оставит их там просто так лежать».

Нестабильность финансовой сферы – это как супершторм на уже нагревающейся планете. Она не только мешает увидеть, что впереди; она и сама по себе приводит к разрушению окружающей среды, нанося непоправимый урон.

«Нестабильность рынка плохо приспособлена к экологическим циклам, – говорит по этому поводу Джанелл Нокс-Хейс из МТИ. – Экономические системы вовремя восстанавливаются после рыночных потрясений. Экологические системы на это не способны; их циклы воспроизведения негибкие».

Разрушение окружающей среды должно стоить дорого, и мир, без сомнения, нуждается в эффективных стратегиях для того, чтобы убедить людей перейти от грязных источников энергии к более экологичным, более устойчивым альтернативам. Но полагаться на рынки в преодолении экологических проблем капитализма означает обрекать себя на разочарование – и на самоубийство в планетарном масштабе.

Айван Ашер, доцент политологии в университете Висконсин-Милуоки, автор книги Общество портфолио: о капиталистическом способе предсказания.


Иллюстрации из открытых источников.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33