пятница, 15 ноября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Что сказал второй президент в Кокшетау? Кому мало не покажется? Сын Атамбаева подал в суд на генпрокуратуру Россия заплатила участницам Pussy Riot 37 тысяч евро. Токаев об ужасных туалетах Казахстана Стати отозвали иск Токаев китайцам: поднимите зарплату казахам Кыргызстан ввел запрет на ввоз продуктов из соседней страны Аньес – временный президент Боливии Налоги с денежных переводов взиматься не будут Санитарных нарушений нашли на 1,6 миллиардов тенге Венеция тонет В Алматы зеленых насаждений стало в два раза меньше Трамп предложил Эрдогану 100 миллиардов ЭЦП будет упразднена Нам на космос ничего не жалко Что известно о потенциальном покупателе аэропорта Алматы По запасам золота Казахстан на 16 месте в мире Президент Кыргызстана отказался от эскорта Кремль на предложение Назарбаева заявил, что «встреча ради встречи принесет мало пользы». В Узбекистане перед Новым годом состоятся выборы Израиль уничтожил командира «Исламского джихада» В Казахстане появилась биржа отходов и вторичных ресурсов. «Я ушел на пике» Жерар Депардье стал послом Узбекистана

Бесполезный гнев «зелёного лобби»

В августе, когда президент США Дональд Трамп предложил заморозить стандарты топливной эффективности для автомобилей и грузовиков, экологи и их сторонники были крайне возмущены. А теперь, после выхода специального доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC), в котором подчёркивается срочная необходимость радикальных шагов по ограничению выбросов углекислого газа, градус этой дискуссии ещё больше возрос.

Усилия экологов, направленные на борьбу с изменением климата, являются похвальными, но их реакция на последние события ошибочна. В стратегиях снижения объёмов выбросов, которые они отстаивают, мало смысла, а во многих случаях они даже контрпродуктивны. Для компаний и правительств эти стратегии становятся «фиговым листочком». Нам нужна реальная стратегия решения проблемы изменения климата, опирающаяся на технологические ресурсы мира и не создающая серьёзных ограничений для роста экономики.

Недовольство, которое вызвало предложенное администрацией Трампа смягчение норм автомобильных выбросов, было направлено, прежде всего, на два вывода в 500-страничном докладе, обосновывающем данное решение. Во-первых, администрация признала, что предлагаемое изменение приведёт к росту выбросов парниковых газов, но заявила, что такой рост не будет иметь каких-то серьёзных последствий. Во-вторых, по мнению администрации, если не предпринимать никаких действий, мировая температура повысится к 2100 году на 3,5 градуса по Цельсию (6,3 по Фаренгейту). Эти выводы подверглись острой критике; газета Boston Globe вышла с заголовком: «Администрация Трампа готова сидеть сложа руки и наблюдать, как нагревается планета».

Прошло десять дней, и масла в огонь этой дискуссии подлил доклад IPCC. В докладе утверждается, что для ограничения глобального потепления 1,5°C относительно доиндустриальных уровней (эта цель была поставлена в Парижском соглашении 2015 года) потребуются драконовские меры, например, придётся прекратить использование двигателей внутреннего сгорания, а возобновляемые источники энергии должны будут генерировать 75% электричества, потребляемого человечеством.

Как считают в IPCC, данные меры позволят прекратить выбросы CO2, но этого может оказаться недостаточно. Уже сейчас считается неизбежным повышение мировой температуры на 1,5°C, а к концу столетия потепление, скорее всего, достигнет уровня 2°C.
Есть несколько причин для подобных пессимистических прогнозов. Многие потребители в развитых странах заявляют о том, что поддерживают идею экологической устойчивости, но обычно они не хотят за неё платить или причинять себе неудобства. Тем временем, граждане развивающихся стран хотят повысить свой уровень жизни, и им не важно, как это повлияет на мировую температуру. Компании реагируют на эти противоречивые сигналы слабыми, символическими действиями по ограничению выбросов, которые никак не влияют на их прибыли. А правительства и политики избегают любых мер, которые ставят под угрозу рабочие места или процесс создания рабочих мест.

В результате, потребителей поощряют участвовать в деятельности, которая создаёт «хорошее настроение». Например, разделение мусора и переход на тряпичные сумки для шопинга – это поведенческие изменения, которые по большому счёту не имеют вообще никакого значения. В США доля домашнего мусора в общем объёме твёрдых отходов составляет всего лишь 3%.

Тем временем компании идут по стопам потребителей. В качестве примера можно привести (неэффективный) запрет на пластиковые трубочки в McDonald’s, который при этом продолжает продавать мясо, а это одна из важнейших причин глобального потепления из-за метана, производимого крупным рогатым скотом. (Метан является в 28 раз более мощным парниковым газом, чем CO2).

Наконец, правительства становятся частью проблемы, а не решения. Правительство США вышло из Парижского соглашения, а правительство Австралии ослабило свою готовность его соблюдать. Немецкое правительство оказалось замешано в скандале с выхлопами, который охватил автомобильную промышленность страны. Между тем, объёмы выбросов парниковых газов в Германии в течение последнего десятилетия вообще не сокращались. Более того, Германия, по всей видимости, не достигнет поставленных целей по снижению выбросов на период до 2020 и до 2030 годов, хотя от других стран она требует утверждения подобных целей.

Объективная оценка нынешнего состояния дел показывает, что текущая битва уже проиграна. И это возвращает нас к спорной политике администрации Трампа в сфере автомобильных выхлопов. Доклад, в котором излагается эта политика, ясно демонстрирует, что король действительно голый. Маленькие, постепенные инициативы в сфере экологической устойчивости являются абсолютно неадекватными, а следовательно, бесполезными. Они совершенно ненужным образом тормозят рост экономики и процесс создания рабочих мест, а также дают возможность развитым странами требовать экономических уступок от развивающихся стран, на которых они совершенно не вправе настаивать. Если посмотреть на доклад администрации о топливной эффективности сквозь эту призму, он не будет выглядеть столь уж безумным, как его представляют.

Я считаю, что у мира есть только два способа избежать катастрофического глобального потепления, о котором говорит большинство учёных.

Во-первых, мы могли бы остановить экономический рост, поскольку идея «зелёного роста» является заблуждением, проповедуемым экологами, которые погружены в бесплодные мечтания. Столь радикальный шаг потребует, чтобы мир заново изобрёл методы измерения экономической активности. И он потребует этически сомнительных мер, например, принудительного контроля за численностью населения.

Во-вторых, страны богатого мира могли бы запустить своего рода «Проект Манхэттен» с целью разработки и масштабирования технологий, которые помогут избавить планету от накопления парниковых газов. В их числе могут быть технологии секвестрации углерода, а также такие инновации, как растительное мясо; строительные материалы, альтернативные бетону; термоядерная энергетика.

Второй вариант открывает реальный путь к выходу из кризиса глобального потепления, избегая моральных недостатков первого варианта (в их числе обречение миллиардов людей на вечную нищету). Мы сможем бороться с глобальным потеплением, только если применим наш величайший природный ресурс – человеческую изобретательность.

Йосси Шеффи – профессор инжиниринговых систем в МИТ, директор Центра транспорта и логистики при МИТ, автор книги «Зелёная балансировка: Когда надо (и когда не надо) поддерживать экологическую устойчивость в бизнесе».

Copyright: Project Syndicate, 2018.

Йосси Шеффи
Оставить комментарий

Общество

Только мыло Только мыло
Редакция Exclusive
11.10.2018 - 14:04|
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33