суббота, 21 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
МСБ получит 30 миллиардов в Алматы Маленькая, но победа Продажная статистика Сколько многодетных семей получат квартиры Новая забастовка в Мангистау Коалиция гражданских инициатив сделала Заявление Скандал с премьер-министром Канады Довольных чуть более половины Генпрокуратура арестовала 13 млн. долларов Бергея Рыскалиева Новый аким Карагандинской области Прокуратура попросила отменить арест Устинову В Москве таджики создают свою партию Kaspi.kz едет в Лондон Почему мы не такие счастливые? Навальный номинирован на премию Сахарова ВОУД будет отменен, а учителям обещают новые доплаты ФРС снизила ставку Куда ушел Тажин? Лекарства дорожают Кулибаев переназначен президентом НОК В акимате Алматы новое назначение Дочь Гульнары Каримовой грозится опубликовать компромат на власти Узбекистана США подали в суд на Сноудена В розыске находятся 2600 казахстанцев Российские звезды призывают отпустить Устинова

Система образования должна отвечать на запросы рынка труда

Дорис Корда - автор Корда Метода - ряда современных образовательных методик, которые бросают вызов традиционной системе образования. Она возглавляет WildFireEducation. Это НПО, которое занимается обучением учителей и менеджеров в сфере образования в США и по всему миру.

Корда Метод базируется на проектном методе обучения, методике, берущей начало еще в конце 19 века. В основе метода проектов лежит развитие познавательных, творческих навыков учащихся, умений самостоятельно конструировать свои знания, ориентироваться в информационном пространстве, развивать критическое мышление. Дорис - председатель попечительского совета школы High Tech Academy в Алматы и два раза в год она консультирует менеджмент и учителей школы.

- Дорис, почему именно проектный метод и почему сейчас? Ведь это не новая идея для педагогики.

- Дело в том, что технологии изменили нашу жизнь. Сейчас мы видим, что образовательные методы, которые использовались до появления информационных технологий, уже неэффективны. Технологии позволяют совершенно по-другому построить работу в классе.
К тому же цели, которое образование теперь преследует, тоже сильно изменились. То есть, существует индустриальная модель школы - то, как было принято создавать школы в течение многих веков, когда большое количество учеников должны выучить один и тот же набор фактов. Но с появлением интернета это уже никому не нужно, это бесполезно. Сейчас цели другие: теперь важно, чтобы ученики глубоко понимали изучаемые факты и имели навыки работы с информацией. Общество начинает понимать, что эти навыки всё более важны, а традиционная система не может адекватно ответить на этот запрос.

- Это также связано с экономикой? Кажется, всё идет к тому, что современным специалистам нужно разбираться во многих сферах одновременно, чтобы преуспеть.

- Да, согласно исследованиям, дети которые сейчас учатся в старшей школе, во взрослой жизни поработают в 10-ти или более сферах деятельности. Те, кто младше - еще больше. Идея, что мы будем заниматься чем-то одним до конца жизни, уже нежизнеспособна.

Традиционная школа построена на том, чтобы подготавливать учеников к чему-то. То есть, ты 12 лет сидишь в школе, учишь что-то, что когда-то в будущем, возможно, тебе пригодится. И здесь есть две проблемы. Во-первых, это… скучно. Мозг человека устроен так, что он не прилагает усилий, когда не видит контекста и не видит применения той информации, которую получает. Поэтому в школах и появились эти искусственные методы создания мотивации: оценки, метод кнута и пряника, так сказать.

Во-вторых: мы знали на протяжении десятилетий, что просто зазубривать информацию - это неэффективный метод учиться. Люди запоминают информацию, когда они активно используют ее, что-то делают на практике. Проектный метод как раз об этом - о том, чтобы учиться, делая.

- Что мешает государствам сказать: о да, это звучит логично, давайте сделаем это во всех школах по всей стране!

- Хороший вопрос. Мне кажется, причина в конечной цели. Проблема в том, что мы привыкли измерять успех в оценках. Вся система образования построена вокруг этого. В системе, где все завязано на оценках за стандартизированные тесты, очень тяжело на широком уровне внедрить всё то, о чем мы говорили выше.

- Можно ли тогда сказать, что образовательные методы сильно связаны с режимом? Что инновации в образовании легче осуществлять в демократических странах, например?

- Я много работаю не только за рубежом, но и в Штатах. Как в частных школах, так и в государственных, в разных регионах страны. В государственных школах внедрить инновации сложнее. В США школы тоже оцениваются в зависимости от того, какие оценки получают ученики на стандартизированных тестах. И это очень тяжело изменить. В Калифорнии, например, или других более прогрессивных штатах больше школ, где применяются инновационные методы, но в подавляющем большинстве остальных школ - очень сложно.

Но что даёт надежду, так это то, что везде в мире государства начинают осознавать, что старая система образования не работает. И не потому, что учителя говорят: “Традиционная система устарела”, а потому что экономика это ярко показывает. Выпускники с самыми высокими оценками из самых престижных школ не имеют навыков для эффективной работы. Организации, которые с умом подходят к набору своих сотрудников, такие как Google, например, почти не обращают внимания на аттестаты и дипломы при приеме на работу. То есть представьте, если Google всё равно, какие степени у их сотрудников, то что это говорит о системе? Люди в сфере образования начинают понимать: кажется, нужно что-то менять. Пока еще проектный метод звучит как нечто прогрессивное, но мне кажется, это будет постепенно становиться реальностью.

- Если вернуться к разговорам о связи режима и образования. Сейчас я задумалась о том, что традиционная система, которая по сути основана на том, чтобы все ученики выучили один набор фактов, выглядит как легкий способ “промывать мозги” населению, если государству это нужно.

- Да. Вот что я вам скажу. В США бюджеты школ финансируются в среднем на 50 процентов от налогов за недвижимость. Цифры разные в разных штатах, а в Огайо, где я базируюсь, процент больше чем 50.

- То есть у богатых районов есть доступ к лучшим школам?

- Да, именно. Людям это не нравится. Это проблема, конечно. Я верю, что образование - это путь к миру во всём мире. И дети, которые больше всего в этом нуждаются, это дети не из частных школ, а из государственных. И да, такая система образования позволяет детям узнать о своих сильных сторонах, кто они есть. Это образование, которое позволяет детям оптимистично смотреть на вещи. Традиционные методы, конечно, подавляют детей, вокруг этого много исследований.

- Что самое сложное в вашей работе?

- Всё, что мы пережили, когда сами были учениками и студентами. И тот опыт, который мы приобрели, когда начали работать учителями. Этот опыт заставляет нас думать, что самое главное в нашей работе - это материал. Учителя постоянно спрашивают себя: “Чему я научу детей сегодня?”. Но смысл ведь не в том, какой материал преподнести, смысл в том, какой материал дети усвоят. Вопрос не в том, чему учить, вопрос в том, чему ученики научатся.

иллюстрации из открытых источников

Оставить комментарий

Общество

Темные тени тайного мира Темные тени тайного мира
Мерей Сугирбаева
26.12.2018 - 13:44|1
21 урок для XXI века 21 урок для XXI века
Редакция Exclusive
24.12.2018 - 12:57
Сетевые БАЙТЕ'речи Сетевые БАЙТЕ'речи
Редакция Exclusive
22.12.2018 - 11:06|
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33