среда, 20 ноября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
В Гонконге арестован студент из Казахстана Прощай, Тулпар-Тальго В декабре будет запущен единый портал поддержки экспортеров Швеция закрыла дело против Джулиана Ассанжа Dell Technologies определила задачи до 2030 В Казахстан приезжает номинант «Эмми» Мамин и премьер–министр Азербайджана дали старт строительству ВОЛС Они на свободе, но с ограничением Что сказал Баталов про Манзорова? Казахстан до сих пор не восстановил ирригацию, которая была 30 лет назад Эйр Астана намерена приобрести 30 Боингов ЕС и ООН – против израильских поселений, США - за 38 миллиардов будет выделено на жилищные займы для женщин В зонах конфликта находятся свыше 90 казахстанцев На развитие Кыргызстана выделено 10,5 миллиарда долларов Доходы местных бюджетов достигли рекордной суммы Налог на неиспользованные земли поднимут в 20 раз Аким Алматы недоволен Кудебаевым Как дороги нам встречи Срок уплаты налога за авто хотят перенести Марат Айтбаев: я будущего боюсь Таджикистан хочет привлечь 1 миллиард долларов В Гонконге отменили запрет на ношение масок На поддержку людей с ограниченными возможностями в 2020 году выделят 448 млрд. тенге Жертвы высоких цен

Нужны новые правила игры

Политику «Зелёного Нового курса», предлагаемую прогрессистами в США, невозможно проводить в изоляции. Чтобы взяться за решение проблем изменения климата и неравенства одновременно, все страны должны будут договориться о новых правилах международного сотрудничества.

Старт такому переосмыслению было дан десять лет назад. В апреле 2009 года на встрече в Лондоне «Большая двадцатка» пообещала скоординировано ответить на мировой финансовый кризис ради дальнейшего будущего с более уверенным ростом экономики. А затем – в декабре того же года – мировые лидеры встретились в Копенгагене под эгидой ООН и пообещали значительно сократить выбросы углекислого газа, чтобы не допустить глобального потепления выше 2° по Цельсию относительно доиндустриальных уровней.

Первая встреча закончилась тем, что британский премьер-министр Гордон Браун объявил о наступлении «нового мирового порядка», опирающегося на «новую прогрессивную эру международного сотрудничества». А вторая – завершилась сумбуром. Оглядываясь назад, мы понимаем, что обманчивая заря той «новой прогрессивной эры» оказалась самым большим препятствием на пути в безопасное и стабильное будущее.

Уже целое десятилетие посткризисное восстановление экономики колеблется между рывками анемичного роста и рецидивными приступами финансовой нестабильности. Отчасти это вызвано плохо сочетающейся смесью крайне мягкой монетарной политики и навязчивой политикой экономии бюджетных расходов в развитых странах. Всё это поддерживалось масштабным наращиванием долгов, которые со времён кризиса глобально увеличились более чем на $70 трлн.

Впрочем, медлительность восстановления экономики отчасти вызвана также переплетением корпоративной и политической власти. По мере роста концентрация экономической силы, уровень неравенства – как внутри стран, так и между ними – стал приближаться к абсурдным высотам. Финансовые спекуляции стали теперь обыденностью, а вместе с ними – мошенничество и нестабильность. Тем временем объёмы инвестиций в общественные блага – глобальные и национальные – стагнировали, а рост экономики стал зависеть от извлечения ресурсов и потребления энергии. И то, и другое сейчас происходит такими темпами, которые ставят под угрозу само существование человеческой цивилизации.

Несмотря на все амбициозные разговоры в Лондоне десять лет назад, мало что изменилось. В центре дискуссий о повышении качества глобального управления по-прежнему остаются такие идеи, как «корпоративная социальная ответственность», «частно-государственные партнёрства»,  «соглашения о свободной торговле». Но ничто из перечисленного не позволит создать более справедливый и стабильный экономический порядок.

Ситуация усугубляется тем, что после 2009 года глобальное состояние окружающей среды становилось всё более хрупким. И даже до принятия президентом США Дональдом Трампом дикого решения выйти из Парижского климатического соглашения 2015 года не существовало никакого ясного пути, позволяющего сдерживать рост глобальной температуры ниже уровня, который учёные считают безопасным, а уж тем более предотвращать её катастрофические скачки.

На этом мрачном фоне смелые предложения «Зелёного Нового курса» (сокращённо GND) стали набирать политическую популярность, особенно в США, где идея состоит в том, чтобы преобразовать экономику с помощью гармоничного сочетания экономической справедливости, социальной солидарности и экологической реабилитации. Идеи GND уже спровоцировали активные дебаты об возможных вариантах этой политики, а также предсказуемую реакцию крупного капитала и его политической прислуги.

Проблема в том, что процесс выработки правил в системе многосторонних отношений в последние десятилетия стал объектом того же самого политического давления, которому подвергается процесс принятия решений внутри государств. Нет никакого случайного совпадения в том, что существующая система управления глобальной экономикой приносят выгоду, прежде всего, финансовым структурам и крупным транснациональным корпорациям. Изначальная цель послевоенной системы многосторонних отношений заключалась в защите слабых от сильных, с тем чтобы они могли расти. Однако в нынешней версии эта система стимулирует сильные страны называть предпочитаемую ими модель развития слабым странам, тем самым, создавая мир, в котором «победителю достаётся почти всё».

В подобной ситуации тонкая настройка существующих договорённостей просто ничем не поможет. Для того чтобы глобальный «Зелёный Новый курс» заработал, многие из многосторонних программ, накопившиеся за десятилетия, придётся отсеять, а новое поколение более разумных институтов – создать. Многосторонний ландшафт при этом будет по-прежнему похож на тот, что представлял себе президент США Франклин Рузвельт, когда призывал к взаимопониманию, которое «обеспечит каждой стране здоровую, мирную жизнь для её жителей – во всём мире».

Соответственно мы нуждаемся в новом наборе принципов, которые должны заменить принципы, лежавшие в основе нормотворчества в эпоху сверхглобализации. В будущем глобальные правила должны быть откалиброваны для достижения важнейших целей социальной и экономической стабильности, общего процветания и экологической устойчивости, а органы нормотворчества – защищены от угрозы захвата наиболее сильными.

Уже десять лет международное сообщество не способно внять совету Уинстона Черчилля – «никогда не позволяйте серьёзному кризису пройти впустую». Если в предстоящее десятилетие это положение не изменится, тогда те, кто в 2029 году будут оглядываться на нынешнее время, уже не получат другого шанса.

Ричард Козул-Райт – директор отдела глобализации и стратегии развития в ЮНКТАД (Женева). Кевин Галлахер – профессор политики глобального развития в Школе глобальных исследований им. Фредерика Парди при Бостонском университете.

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org

Ричард Козул-Райт, Кевин Галлахер
Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33