среда, 30 сентября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Оппозиционеру Сергею Тихановскому продлен срок ареста Как дорожные рабочие отомстили за невыплату зарплату Петр Порошенко заболел коронавирусом В Карагандинской области хотят установить камеры с системой распознавания лиц Аким Рудного подал в отставку на фоне коррупционного скандала Экс-аким Караганды, покинувший пост из-за коррупционного скандала, возглавил местную СПК Мошенницу из ОАЭ депортировали в Казахстан Казахстан усиливает карантинные меры Тихановская выступит в парламенте Франции В Караганде дочь чиновника выиграла тендер на 2 млрд тенге Мусоровозы в Казахстане оснастят GPS-навигаторами Генпрокуратура не нашла признаков монополизации экспорта казахстанской нефти и газа Депутат Украины потребовал возврата денег от Запада Когда вкладчики Tengri Bank смогут получить свои деньги? Франция требует доказательств от Германии по делу Навального Свыше 3 млрд тенге придётся заплатить производителям молока за маркировку 500 тысяч акул могут быть убиты для получения вакцины от коронавируса Снижение уровня воды в Урале беспокоит власть Депутат Латвии назвал использование русского языка унижением Будущим педагогам повысили стипендии Казахстан значительно ухудшил позиции по уровню свободы интернета Главы 60 стран дали "обещание природе" Главный санврач Нур-Султана: мы будем вынуждены вернуть строгий карантин Сбитый Боинг над Донецком: Олег Пулатов вину не признает В Павлодарской области потребовали лишних 33 млн тенге на сбор урожая

Ербол Сулейменов: «Если нам не нужна наука, то не надо обманывать себя и других!»

Бывший заместитель председателя Комитета науки предлагает ликвидировать Комитет науки. По его мнению, вся проблема – в разрушительном менеджменте со стороны государства, когда даже те средства, которые выделяются на научные разработки, работают на противоположный результат, добивая те чудом сохранившиеся мозги, которые еще не покинули Казахстан.

- Казахстан нельзя упрекнуть в недостатке реформ в области науки. Каков их итог?

- Все эти годы, несмотря на декларации и бюджетные вливания, мы не просто не смогли выстроить эффективную систему, в которой наука востребована, но и методично делали все, чтобы разрушить науку Казахстана как явление в принципе. Похоже, нам это удалось. Те результаты, которые получили казахстанские ученые, получены не благодаря, а вопреки поддержки со стороны государства. Наиболее известные свои результаты наши ученые получили, работая за рубежом, либо в совместных исследованиях с зарубежными коллегами и на деньги зарубежных фондов. А что мы делаем для этого? Мы гоним молодых из страны (слова Журинова в адрес молодых ученых: уезжайте, вас никто не держит!).

Что мы имеем сейчас? Комитет науки собирает со своих подведомственных институтов бюджетные заявки на проведение исследований (предложения), потом в бюджет закладываются деньги. Затем разыгрывается конкурс. Я подчеркиваю – разыгрывается!

Государство перешло на микроменеджмент в науке, когда научные темы, их руководители, директора институтов, отчеты по научным проектам стали утверждаться, согласовываться в госорганах. Но в госорганах нет ученых. Возможно это и правильно, там должны быть управленцы. 

На мой взгляд, надо дать возможность ученым самим решать, какими методами они будут исследовать, кто будет научным руководителем и прочее. Одним словом, необходимо дать науке определенную автономию. Главное – поставить перед ними конкретную задачу, а как они ее будут решать это их дело.

- Чем предлагаемый вами подход отличается от существующего?

- В существующей системе, нацеленной на стимулирование искусственного предложения, нет конечного потребителя научной разработки, поэтому вся машина работает абсолютно вхолостую.  В итоге дискредитируется вся научная среда, как совершенно никчемная и, как следствие, вызывающая множество критики. Но ведь логика должна быть совершенно противоположной: перед учеными нужно ставить совершенно конкретную практическую задачу. Необходимо стимулировать спрос на научные разработки, а не поддерживать предложение. Будет спрос – будет и предложение.

Для повышения эффективности научной системы надо прежде всего добиться, чтобы отраслевые министерства САМИ (не запрашивали у институтов их «хотелки») определяли задачу перед учеными и формировали научно-технические программы аналогично тому, как формируются бюджетные программы (с исполнителями, сроками и суммами). Тогда мы добьемся того, что у нас будет государственный бюджет, ориентированный на результат.

Но, вместе с тем, на макроуровне необходимо создавать благоприятные условия для развития в целом, общие правила. В частности, необходимо стимулировать спрос на научные разработки. В первую очередь, в госорганах. В частном секторе с этим попроще, получше. Там четко знают, чего хотят в результате и сколько это может стоить. А вот в госорганах не могут и не ставят перед учеными никаких конкретных задач. Вот поэтому ученые делают что могут и что хотят. Потом их ругают что они не дают результаты.

- Можете привести пример того, как это должно работать?

- Например,  министерство здравоохранения. В этом министерстве, точнее в отрасли, за которое это министерство отвечает, достаточно много проблем. К примеру, распространение СПИДа, туберкулеза, рост онкологических заболеваний и т.д.  Ну или проблема конкретного села в западно-казахстанской области,  где все странным образом засыпают. Вот и поставьте конкретную задачу перед учеными - изучить проблему и дать решение. Такая же ситуация в любом министерстве. Есть проблема газификации столицы. В таких случаях заказывают ТЭО,ФЭО и другие изыскания. Так почему же нельзя подобным образом ставить конкретные задачи перед учеными? Это госзаказ и, в таких случаях, финансирование должно идти напрямую без конкурса. В стране нет двух институтов, занимающихся проблемами СПИДа или туберкулеза и пр. Вообще, в казахстанской науке нет конкурентной среды. Об этом уже не раз говорили, писали, и я в том числе. Поэтому отсюда мое второе предложение – отказаться на время от грантов и конкурсов. Конкурсы могут быть в конкурентной среде: среди бизнеса, стартапов и других подобных вещей. А в науке должен быть заказ. Любой конкурс подразумевает участие нескольких конкурирующих сторон. Во многих случаях этого у нас нет. Затем, конкурс подразумевает отбор, экспертизу, и тут в силу особенностей нашей страны мы знаем и понимаем, что без конфликта интересов у нас это сделать невозможно: слишком велик риск, что экспертиза будет субъективна, всегда найдутся недовольные со всеми вытекающими отсюда последствиями. Многочисленные скандалы и разбирательства показали, что все эти конкурсы далеко не гарантия объективности и прозрачности. Ведь в спорте, например, нет госоргана, который проводит судейство? Есть четкие правила игры. Все остальное делают эксперты сами. И заметьте, у нас результаты лучше там, где нет или минимально участие госорганов, где есть автономия (примеры из спорта, культуры, кино, Димаш Кудайберген, Геннадий Головкин, фильм «Айка» и др.). Государство должно лишь создать благоприятные условия, очертить правила и отойти в сторону.

- То есть по сути, вы предлагаете, чтобы отраслевые министерства выступали заказчиками для НИИ и не более?

- Да, бесспорно государству нужна наука, экономика, основанная на знаниях, наукоемкая экономика и пр. Но это не означает, что все институты должны быть государственными. Я допускаю, что, к примеру, в общественно-гуманитарных направлениях (история, социология и т.д.) должны быть под государственным патронажем, но и тогда отдельного госоргана для координации науки не нужно. Это могут делать отраслевые министерства по своим направлениям в рамках своих департаментов.

- То есть вы предлагаете упразднить Комитет науки, где вы несколько лет работали заместителем? А почему вы не сделали все эти реформы в стенах МОН?

- Именно потому, что я был заместителем председателя Комитета науки МОН, я считаю его совершенно искусственной структурой. Я пытался внедрить свои подходы, но на меня смотрели как на сумасшедшего.  В условиях, когда отраслевые министерства будут сами координировать реализацию своих отраслевых научно-технических программ, Фонд науки будет объединен с другими фондами, которые занимаются венчурным финансированием, совместно с частными инвесторами, а институты будут переданы ВУЗам, может появиться наконец-таки спрос на науку, к которой сейчас относятся как к досадной помехе.  

У нас наука - это дорогая игрушка. Или как старый автомобиль в гараже, который достался от деда. Всему миру мы говорим, глядите у нас есть наука, а пользоваться ею мы не умеем. Вот и стоит машина в гараже. Сами водить не умеем и другим не даем. Вот и ходим пешком. А если надо куда-то ехать,  заказываем дорогостоящее такси.

Иллюстрации из открытых источников

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33