воскресенье, 26 мая 2019
,
USD/KZT: 379.36 EUR/KZT: 424.47 RUR/KZT: 5.88
Просто «Солидарность» какая-то! Токаев говорит, что пора дать бой монополистам и ценам Запрет на табло с курсами валют вступил в силу в России Мадуро фонтанирует «военно-экономической зоной» США думают, как бороться с валютной политикой конкурентов Тайвань – азиатский первопроходец в вопросе однополых браков Всемирно известный Ролдугин в Нур-Султане Повторение – мать финграмотности Узбекская осень без МРЗП АБР занимает Узбекистану деньги на локомотивы Должники требуют амнистию, а иначе митинг Враг у ворот: глава ФСБ России поведал о боевиках «Вилайат Хорасан» Депутат имеет право знать все про доходы Трампа Стране обещаны излишки ГСМ Президент Украины эффектно приступил к должности Новый кровавый бунт в таджикской колонии «Второй этап» революции в Армении После инаугурации президент Украины распустит парламент Конфликт между миноритариями и АО «Казахтелеком» исчерпан Air Astana: посадка в Шереметьево прошла в штатном режиме Как президент и кандидат «засветился» на ниве борьбы за скромность Азиатский банк развития помогает узбекам с ипотекой Тегеран начнет обогащать уран Член правительства отмечает «прекрасную» связь Агентству по регулированию и развитию финрынков быть

Азия – новый эпицентр исламистского террора

   Взрывы на Шри-Ланке в пасхальное воскресенье вошли в число наиболее смертоносных терактов в современной истории. Они свидетельствуют о появлении метастаз исламистской агрессии в Азии. Радикальные исламские группировки, некоторые из которых аффилированы с более крупными сетями экстремистов, исподволь наращивали влияние в дуге стран, протянувшейся от Мальдивских островов до Филиппинского архипелага. Угрозу, которая от них исходит, нельзя больше игнорировать.

 Ужасающие взрывы на Шри-Ланке стали напоминанием, что именно Азия, а не Ближний Восток, является регионом, который больше всех страдает от террора. Здесь проживает огромное большинство мусульман мира, и здесь же расположены многочисленные «безопасные гавани» для террористов, что объясняется распространением низовых радикальных движений, а также годами равнодушного бездействия властей.

 Взрывы на Шри-Ланке унесли жизни 359 человек (а сотни других были ранены), что в семь раз больше, чем во время массового убийства в двух мечетях в новозеландском Крайстчёрче, совершённого белым расистом 15 марта. Общее число жертв также вдвое выше, чем во время атаки на Мумбай в 2008 году, когда была зафиксирована самая длительная в истории современного мира осада террористов – десятка боевиков из Пакистана.

 Выбрав в качестве целей международные отели и главные церкви, исламисты, стоящие за шриланкийскими взрывами, явно намеревались нанести удар по быстрорастущей туристической отрасли страны, которая является главной опорой её экономики, перегруженной долгами. Сокращение туристических доходов увеличит бремя высоких внешних процентных выплат Шри-Ланки, усугубляя проблему, которая и так уже вынудила страну уступить Китаю контроль над своим стратегическим портом в Индийском океане – Хамбантота (показательное достижение китайской дипломатии долговых ловушек).

    Этот теракт также знаменует рассвет исламистского террора на Шри-Ланке. Террористы-смертники не были здесь редкостью в течение 26 лет гражданской войны, в которой противостояли друг другу этническое сингальское большинство и тамильское меньшинство, но ранее Шри-Ланка никогда не сталкивалась со скоординированным насилием в таких масштабах или с крупными терактами исламистских боевиков.

 Гражданская война завершилась в 2009 году, когда шриланкийская армия жестоко разгромила последних тамильских повстанцев-сепаратистов. Но в результате были посеяны семена религиозного конфликта между сингальским большинством, которое в основном исповедует буддизм, и мусульманским меньшинством, составляющим десятую долю населения страны.

  Подавляющая часть мусульманского населения Шри-Ланки сконцентрирована в Восточной провинции, где на деньги Саудовской Аравии и других стран Персидского залива создаются джихадистские группировки, которые добиваются соблюдения норм шариата. Именно в этих условиях расцвела группировка, которую подозревают в проведении пасхального теракта, – «Национальный таухид джамаат». Так же как у структуры со схожим названием – «Шриланкийский таухид джамаат» – и у быстрорастущей группировки «Тамил наду таухид джамат» на крайнем юге Индии, её главной целью является распространение агрессивного исламского фундаментализма.

 Мы уже знаем, что индийская разведка проинформировала службы безопасности Шри-Ланки о готовящихся во время Пасхи взрывах и даже назвала предполагаемых организаторов. Однако из-за внутриполитической борьбы между президентом Шри-Ланки Майтрипалой Сирисеной и премьер-министром Ранилом Викрамасингхе последний оставался в полном неведении по поводу происходящего. Соответственно, многие теперь возлагают вину за этот провал на Сирисену, который контролирует службы безопасности страны (а ранее он пытался уволить Викрамасингхе с помощью конституционного переворота, но ему не позволил этого сделать Верховый суд).

 Экстремистские анклавы Исламского государства (ИГИЛ) в Сирии и Ираке распались, а его лидеры находятся в бегах, но именно ИГИЛ заявил об ответственности за эти теракты. Как и ранее «Аль-Каида», ИГИЛ хочет демонстрировать свою сохраняющуюся значимость, принимая на себя ответственность за теракты в тех странах, где у него нет никакого присутствия. Скорее всего, теракты на Шри-Ланке не были прямым результатом деятельности ИГИЛ. Однако их вдохновляла та же самая ядовитая идеология, которой придерживается ИГИЛ: ваххабитский фанатизм.

 Ваххабизм – аскетичная, строгая версия ислама, которую финансово поддерживают Саудовская Аравия и шейхи Персидского залива, – остаётся сегодня движущей силой исламистского терроризма. Она привела к появлению не только «Аль-Каиды» и ИГИЛ, но и «Талибана» в Афганистане, «Лашкаре-Тайба» в Пакистане, «Боко Харам» в Нигерии, «Аш-Шабаб» в Сомали. Всеми этими группировками движет нигилистическая ярость, порождаемая враждебностью к несуннитам и отрицанием современности.

 К сожалению, как показывают теракты на Шри-Ланке и в других странах Азии, разгром ИГИЛ в Сирии и Ираке лишь обострил проблему терроризма, потому что боевики, закалившиеся в боях и получившие оперативную подготовку для проведения дичайших терактов, возвращаются теперь в родные страны. Именно присутствие таких возвращенцев на Шри-Ланке объясняет, каким образом малоизвестная локальная группировка сумела провести столь сложные и практически одновременные атаки на три церкви и три отеля с использованием профессиональной военной взрывчатки.

 Возвращенцы присутствуют и во многих других странах Азии – от Филиппин и Индонезии до Мальдивских островов и Узбекистана. Подобно Усаме бен Ладену и другим руководителям «Аль-Каиды», которые при поддержке США наточили зубы во время войны против советской оккупации Афганистана, новое поколение ветеранов-джихадистов способно подвергать угрозе безопасность в Азии, на Ближнем Востоке и на Западе ещё долгие годы.

 Да, конечно, росту влияния исламистов способствовала официальная дискриминация мусульман, особенно в штате Ракхайн в Мьянме, в четырёх провинциях на юге Таиланда, а также на южном филиппинском острове Минданао. Одному этому также способствовали финансируемые саудитами медресе (религиозные семинарии) и платформы социальных сетей, упрощающие сбор средств, вербовку, а также распространение джихадистской пропаганды. В результате, джихадистская угроза возникла даже в тех странах, которые в основном являются мусульманскими, например, в Индонезии, Малайзии, Бангладеш и Казахстане. В некоторых случаях (а если точнее, в Пакистане) само государство занимается подстрекательством агрессивных экстремистов.

 Если оставить эту проблему без внимания, она может перерасти в кризис, который станет определяющим для азиатских стран в нынешнем веке. Чтобы не допустить подобного исхода, следует перекрыть источник джихадистского экстремизма – ваххабитский фанатизм. Покойный глава Сингапура Ли Кван Ю однажды сказал, что для предотвращения терактов нам надо ликвидировать «королев улья» (проповедников ненависти и насилия), которые вдохновляют «рабочих пчёл» (террористов-смертников) становится мучениками. Глобальная война с террором, начатая США после терактов 11 сентября 2001 года, выдыхается. Если её не возобновить с новой силой и не довести до конца, тогда будет потеряно намного больше невинных жизней.

 Брама Челлани – профессор стратегических исследований в Центре политический исследований (Нью-Дели), научный сотрудник Академии Роберта Боша (Берлин), автор девяти книг, в том числе «Азиатский джаггернаут», «Вода: Новое поле битвы в Азии», «Вода, мир и война: Борьба с мировым водным кризисом».

 

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org

Брама Челлани
Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33