вторник, 19 ноября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Что сказал Баталов про Манзорова? Казахстан до сих пор не восстановил ирригацию, которая была 30 лет назад Эйр Астана намерена приобрести 30 Боингов ЕС и ООН – против израильских поселений, США - за 38 миллиардов будет выделено на жилищные займы для женщин В зонах конфликта находятся свыше 90 казахстанцев На развитие Кыргызстана выделено 10,5 миллиарда долларов Доходы местных бюджетов достигли рекордной суммы Налог на неиспользованные земли поднимут в 20 раз Аким Алматы недоволен Кудебаевым Как дороги нам встречи Срок уплаты налога за авто хотят перенести Марат Айтбаев: я будущего боюсь Таджикистан хочет привлечь 1 миллиард долларов В Гонконге отменили запрет на ношение масок На поддержку людей с ограниченными возможностями в 2020 году выделят 448 млрд. тенге Жертвы высоких цен Нур-Султан без воды В Тбилиси неспокойно У зятя Мирзияева новая должность, с которой его поздравил Стивен Сигал. Обязательной замены водительских прав не будет На модернизацию и диверсификацию экономики потратят 4,7 трлн тенге Казахстанцы доверяют тенге Турция депортирует казахстанцев Основатель Википедии создал соцсеть

Что и требовалось подсчитать

ЦИК подвел предварительные итоги выборов. Разумеется, победил Касым-Жомарт Токаев с более или менее приличным результатом – 70,76%. На этом фоне  16,02% Амиржана Косанова выглядят щедрым подарком с барского плеча. О других фигурантах «разгула демократии» упоминать вряд ли стоит.  А вот что об этом думают лидеры общественного мнения в социальных сетях:

 

Маргулан Сейсембай, общественный деятель:

Вчера я побывал практически внутри всей избирательной системы, на ее кухне. Так вот, как и на большинстве кухонь, там картина неприглядная. 


Во-первых, в глаза резко бросалась огромная разница между тем что публиковал ЦИК по явке избирателей и тем что я наблюдал у себя и во всех чатах в вотсапе. Почти в два раза. Для инфо. По всем участкам на которых мы наблюдали явка составила 32,58%.

Во-вторых, судя по количеству и наглости нарушений происходивших на некоторых участках на которых были независимые наблюдатели и если учесть что все это происходило в г.Алматы, то уровень нарушений и фальсификаций по стране может быть огромен.

В-третьих, судя по перепискам и сообщениям наблюдателей, фальсификации в основном происходят благодаря ВУЗам, гос.школам, бюджетникам, тем кто в погонах (военные, полиция, и пр.)и сельским регионам.

В-четвёртых, самым частым вмешательством является оказание давления руководителями школ, ВУЗов, и прочих бюджетных организаций на своих подчиненных и принуждение голосовать за нужного кандидата с последующим фото отчётом.

В-пятых, сам процесс выборов в принципе, прописан в законе хорошо. Проблема в том что из-за отсутствия или пассивности наблюдателей, мы сами позволяем творится всему беззаконию на избирательных участках. От наблюдателей зависит реально очень и очень много! В этом я реально очень сильно убедился вчера.

Теперь о самих итогах.

Я проанализировал 20 участков, результатам которых доверяю благодаря проактивным и неравнодушым наблюдателям. Общее количество избирателей на участках 46 547 избирателей. Приняло участие в голосовании 32,58% или 15 167 избирателей. За Токаева проголосовало 45,78% или 6 943 избирателя. За Косанова 43,36% или 6 576 избирателей. За остальных 7,3% или 1 107 избирателей. 

Исходя из этих данных, по "моим" 20 участкам должен быть второй тур.

Кстати, если бы все бойкотчики приняли бы участие в выборах, то вероятнее всего Косанов выиграл бы уже в первом туре. Но как я и говорил, бойкотчики, по сути сыграли в пользу Токаева.

Как вы наверное помните, в самом начале, в интервью Борейко, я предсказывал что Токаеву сделают 69% голосов. Косанову "дадут" около 15%. Судя по официальному заявлению ЦИК, так примерно и произошло.

Благодаря тому, что я был в гуще выборного процесса, я лично для себя все понял и определился. Стране нужны глубокие политические реформы и я буду прикладывать все усилия, чтобы они произошли. У нас теперь осталось только два пути, политические реформы либо площадь.

Причем для политических реформ времени есть не более 3-5 месяцев. Если власть не пойдет на реформы в течение этого времени, то дальше уже народ удержать будет невозможно, останется только вариант площади. Так что осень будет жаркой.

Андрей Чеботарев, политолог:

Лишний раз убеждаюсь в том, что политика является очень трудным и неблагодарным делом. Хорошо помню события 1998-1999 гг., в которых довелось в том или ином качестве участвовать непосредственно.

Во время проведенных тогда президентских выборов оппозиция и с ней протестный электорат тоже раскололись. Одной из причин этого раскола стало недопущение к участию в них экс-премьера Акежана Кажегельдина. Его сторонники, создавшие Республиканскую народную партию Казахстана (РНПК), объявили бойкот данным выборам. Их в том или ином формате поддержали многие другие оппозиционные организации и политики. Однако коммунисты во главе с уважаемым мною Серикболсыном Абдильдиным, который баллотировался на пост главы государства, к этому бойкоту не присоединились. В результате лидер Компартии Казахстана получил тогда более 12 процентов голосов. Правда, результаты президентских выборов он и его соратники не признали. Но, с другой стороны, это нисколько не помешало им участвовать осенью того же 1999 года в парламентских выборах и провести в Мажилис несколько своих представителей, включая самого Абдильдина. Завершился же политический год созданием Форума демократических сил Казахстана с участием РНПК, КПК и т.д. Так что время расколов и разногласий в оппозиционной среде сменилось попыткой серьезной консолидации. Впрочем, ненадолго.

В парламентских выборах 1999 года РНПК двигалась и с партийным списком, и с кандидатами по одномандатным округам, включая Амиржана Косанова. Однако в какой-то момент в условиях довольно жёсткого противодействия властей и очередного отказа в регистрации председателя партии Кажегельдина теперь как кандидата в депутаты Мажилиса Парламента было принято решение отозвать список в знак протеста. Решение было непростым, так как часть партийного актива выступала за полный бойкот выборов с отказом от участия и кандидатов-одномандатников. Но в конечном итоге решили ограничиться партийным списком, сумев при этом сохранить единство партийных рядов. Хотя была определенная критика со стороны и некоторых других оппозиционных организаций, и сторонних наблюдателей.

Хочу также вспомнить ситуацию 2001-2002 гг., когда на политическую арену вышел ДВК первого образца (в отличие от одноименного проекта Мухтара Аблязова с 2017 года). Однако до его появления было движение по созданию Объединенной демократической партии путем консолидации усилий РНПК, созданной ещё Олжасом Сулейменовым партии Народный конгресс Казахстана и созданной на базе известного одноименного движения партии "Азамат". Но в конечном итоге руководители двух последних партий выбрали для себя вторые роли в ДВК, который реально стал драйвером политической жизни того периода, чем стать сопредседателями ОДП. Причем впоследствии эти люди столкнулись не с лучшим обращением к себе со стороны Мухтара Аблязова и его ближайшего окружения и жёстко высказались по этому поводу в серии публикаций. Но это будет позже, по-моему, после 2005 года. А в 2001-2002 гг. ДВК сделал ставку на привлечение в свои ряды представителей самых разных организаций и течений из прежней оппозиции, включая даже коммунистов (что было нонсенсом). Однако в лице РНПК это движение видело потенциального конкурента. Поэтому того же Амиржана Косанова в его состав никто не приглашал. Более того, со стороны отдельных активистов ДВК и поддерживающих их СМИ шла критика в адрес партии и ее руководителей. Впрочем, в 2005 году это нисколько не помешало всем этим и другим видным общественно-политическим деятелям объединиться для выдвижения ушедшего в оппозицию Жармахана Туякбая в президенты РК.

В целом, вся история казахстанской оппозиции показывает ее постоянное зигзагообразное движение с чередой сменяющих друг друга объединений и расколов. Аналогичный процесс проявляется и в контексте завершившейся президентской кампании. Как я уже писал в своей недавней статье, с одной стороны, идущие процессы дали оппозиционным силам Казахстана "второе дыхание". А, с другой стороны, выявили сохраняющиеся и новые линии разлома между ними.

Естественно, что в этих условиях участие Амиржана Косанова в президентских выборах было неоднозначным. С одной стороны, он заслуженно вышел на качественно новый уровень своей политической деятельности. В свое время и в РНПК, и в ОСДП он всё-таки был на вторых ролях. Свою избирательную кампанию он провел без серьезных организационных, материальных, информационных ресурсов. Но в итоге Косанов выиграл конкуренцию за занятие второго места на этих выборах с достаточно внушительными результатами. С другой стороны, Косанов за свое участие в данных выборах подвергся всевозможной критике со стороны и все того же Аблязова и его сторонников (впрочем, это можно считать продолжением их отмеченной выше линии 2001-2002 гг.), и их явных оппонентов, и теперь даже некоторых потенциальных сторонников. Его также не поддержал актив некогда созданной и руководимой им вместе с другими людьми ОСДП. Многие предпочли бойкот президентских выборов поддержке оппозиционного кандидата. Хотя примерно похожее наблюдалось и в отношении Абдильдина на выборах 1999 года.

В общем, ситуация в оппозиционной среде Казахстана во многом повторяется. Думаю, что Амиржан справится с негативными моментами, с которыми он столкнулся во время прошедших выборов и испытывает сейчас, как неоднократно справлялся с разного рода вызовами с момента своего занятия оппозиционной деятельностью. Возможно, что и многие его оппоненты и бойкотчики со временем тоже пересмотрят свое отношение к нему. В конце концов многочисленным оппонентам власти давно пришла пора оставить прежний и по большому счёту никому не нужный багаж отношений, основанных преимущественно на личных симпатиях и антипатиях. Новые социально-политические реалии диктуют обновление формата их взаимодействия друг с другом, также как с властью и обществом. В противном случае все будет возвращаться в этой части политического поля страны на круги своя..

Досым Сатпаев, политолог:

В принципе и, к сожалению, произошло, то, о чем предупреждали. Вышло именно то, о чем я написал 9 апреля в одном из своих постов посвящённого будущей имитации предстоящих выборов: 

"Объявление о выборах и возможность честно выбирать, это две разные вещи в Казахстане. Сценарий этих выборов, состав участников, массовка и главный солист, скорее всего, уже назначены. Оппозиционное поле вычищено. Акимы ждут команды. Будущие председатели избирательных комиссий получают установки. Провластные игроки ждут набор стандартных агиток. Это уже проходили. Привычка вторая натура. Весь госаппарат по-другому выборы и не проводил. По-другому не умеет".

Но, даже несмотря на то, что проиграно это сражение, все прошедшие после 19 марта события сильно изменили сознание многих людей, повысили их политическую активность и породили желание, что-то изменить. А те, кто по зову сердца пошёл наблюдателями прошли свое первое боевое политическое крещение. Страна уже не будет прежней, как бы не старалась власть и ее преемственность политических привычек не будет вечной. Транзит общественного сознания уже начался.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33