четверг, 13 августа 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Казахстан возобновляет международные рейсы Кто войдет в Сенат? Жители Ливана просят вернуть управление страной Франции 4,6 миллиарда тенге потратила Павлодарская область на борьбу против COVID-19 Токаев поздравил Путина с регистрацией вакцины и сказал, когда Казахстан ее закупит Сына депутата, из-за которого погибла женщина, простили Аэропорт Алматы меняет хозяина Европа не получит российскую вакцину от коронавируса Когда Казахстан закупит вакцины от ковида? В Узбекистане упрощается вывоз и ввоз наличной иностранной валюты Всего за один месяц кредитный портфель казахстанских банков сократился на 76 миллиардов тенге Проверяющего безмасочников оштрафовали на 640 тысяч тенге Новый учебный год для 400 тысяч первоклашек начнется в дистанционном формате Политический беженец Кыргызстана публично появился в Беларуси Асе Тулесовой дали 1,5 года условно В Узбекистане теперь можно заключить сделку с судом В Казахстане готовятся к поэтапному снятию карантинных мер В Петропавловске планируют построить мусоросортировочный завод Неспокойная Жамбылская область Казахстан занимает 63-е место по уровню военной мощи Дочь Путина испытала на себе российскую вакцину от коронавируса Прокурор хочет посадить Асю Тулесову на один год Президент Филиппин первым испытает на себе российскую вакцину от коронавируса Аэропорт Алматы собираются оштрафовать на 4,5 млн тенге Россия первой в мире зарегистрировала вакцину от коронавируса

Миграция как следствие голода

В 2017 году примерно 821 миллион человек в мире, то есть каждый девятый, испытывали хронический недостаток питания. Несмотря на определённые успехи в борьбе с экстремальным голодом, общее количество хронически голодающих людей продолжает расти.

Слово «миграция» вызывает в воображении картины войны, природных катастроф и ужасных экономических проблем. Все это важные причины, по которым люди начинают искать убежище вдали от дома. Но, наверное, самым мощным фактором, провоцирующим миграцию, является продовольствие – или, если точнее, его отсутствие.

Связь этой проблемы с миграцией очевидна. Когда люди в Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке не могут прокормить себя и свои семьи, они зачастую покидают свой дом. По данным исследования, проведённого Всемирной продовольственной программой ООН (ВПП ООН), увеличение дефицита продовольствия на один процентный пункт приводит к приросту потока беженцев на 1,9%.

Те, кто испытывает недостаток продовольствия, обычно начинают требовать улучшения ситуации в стране. В арабском мире, начиная с середины 1980-х годов, регулярно вспыхивают «хлебные бунты». Повышение цен на продовольствие, особенно на пшеницу, спровоцировало протесты «Арабской весны», которые начались в Тунисе в 2010 году.

Если начавшийся дефицит продовольствия оказывается недостаточным мотивом для миграции, тогда таким мотивом становятся последующие социальные беспорядки и конфликты, в том числе и потому, что они ещё больше сокращают поставки продовольствия. Как говорится в докладе ВПП ООН, недостаток продовольствия – это «существенный фактор, способствующий началу и усилению вооружённых конфликтов». Каждый дополнительный год конфликта приводит к увеличению потока беженцев на 0,4%.

По данным проекта «Продовольствие и миграция» (OFM), многие мигранты – это одинокие мужчины, оставляющие женщин управлять своими разорёнными фермами. Согласно подсчётам Всемирного банка, в странах Северной Африки 43% фермеров являются женщинами, и это прирост по сравнению с 1980 годом, когда эта цифра равнялась примерно 30%.

Женщины-фермеры находятся в крайне невыгодном положении. Например, как выяснил Всемирный банк, когда в странах Латинской Америки «женщины берут на себя руководство семейной фермой, они сталкиваются с гендерными проблемами, в том числе с трудностями при найме и осуществлении контроля за работниками, а также в приобретения технических знаний о фермерстве».

В Сенегале 70% рабочей силы составляют женщины-фермеры, но, как сообщает OFM, только мужчинам позволено принимать решения, связанные с аграрным производством и работой фермы. В результате, становится невероятно трудно добиться увеличения сельхозпроизводства, что усугубляет проблему дефицита продовольствия.

Мигранты, попадающие в Европу или США, часто формируют костяк аграрного сектора в своей новой стране. По данным исследования, проведенного совместно аналитическим центром MacroGeo и Центром изучения проблем продовольствия и питания Barilla (BCFN), больше половины всех работников ферм в южной Италии – это мигранты, а на американских фермах трудятся более трёх миллионов мигрантов. По оценкам правительства США, примерно половина всех работников ферм в стране – это иммигранты без документов.

Положение многие из этих работников напоминает рабство. Они трудятся в тяжёлых условиях за очень низкие зарплаты. Например, в Южной Италии работники ферм часто нанимаются через так называемую систему «капоралато», в которой криминальные банды во главе с «капралами» формируют группы работников-мигрантов, обеспечивают их едой и жильём, а также привозят их (за огромную плату) на поля.

Рабочий день таких работников может длиться 16 часов, а когда они возвращаются домой с мизерной зарплатой, их ждут ужасающие условия. Известен случай, когда 800 работников жили лишь с пятью душевыми кабинами.

Поскольку стоимость услуг «капрала» вычитается из зарплаты работников, фермеры с удовольствием пользуются этой системой, которая позволяет им также уклоняться от уплаты налогов с фонда оплаты труда. Между тем, эти фермеры, причём не только в Италии, но и в других странах Европы, а также в США (где сельхозработники, не имеющие документов, эксплуатируются аналогичным образом), обычно получают щедрые субсидии, стимулирующие их производить избыточное количество продовольствия.

Полученный профицит продовольствия экспортируется по столь низким ценам, что фермеры и производители продовольствия в развивающихся странах становятся неконкурентоспособными. Или же он может просто выбрасываться. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), треть всего продовольствия, производимого в мире, либо теряется, либо выбрасывается. Это означает, что мы имеем дело с откровенно неправильным использованием ресурсов (начиная с трудовых ресурсов и заканчивая водными), которые тратятся на производство этой продукции.

Худшими нарушителями, согласно «Индексу продовольственной устойчивости», который составляют совместно BCFN и компания Economist Intelligence Unit, являются технологически наиболее продвинутые страны. В рейтинге сельскохозяйственной устойчивости, который учитывает продовольственные отходы, среди 67 стран США и Великобритания находятся на 45 и 49 местах соответственно.

Напротив, менее развитые страны демонстрируют удивительные успехи. Страны Латинской Америки, Восточной Азии и Тихоокеанского региона демонстрируют хорошие результаты, сокращая продовольственные потери и отходы: по четыре страны из каждого региона входят в топ-20. Эфиопия, Кения и Индия также входят в число стран с сильными стратегиями минимизации потерь продовольствия.

Столь сложная проблема как миграция не может быть решена просто с помощью ужесточения иммиграционных законов, не говоря уже о пограничных стенах, подобных той, что пытается построить президент США Дональд Трамп на южной границе страны с Мексикой. Вместо этого власти должны заняться фундаментальными причинами миграции, начав с устранения недостатков в глобальной продовольственной системе.

Это означает, что правительствам развитых стран следует пересмотреть политику сельхозсубсидий и принять целевые меры для сокращения продовольственных потерь и отходов. А правительства развивающихся стран, со своей стороны, обязаны предпринять шаги, помогающие смягчить проблему гендерного неравенства.

У нас слишком мало времени (и продовольствия), которое можно тратить впустую.

Даниэль Ниренберг – президент аналитического центра Food Tank, член консультативного совета фонда «Центр изучения проблем продовольствия и питания Barilla».

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33