четверг, 28 мая 2020
,
USD/KZT: 412.55 EUR/KZT: 454.18 RUR/KZT: 5.81
Смерть Дулата Агадила в СИЗО: дело прекращено «за отсутствием события уголовного правонарушения» Активисты требуют отставки Берика Имашева Halyk Bank устанавливает лимиты на снятие денег для юрлиц В Японии разработали УФ светодиод, деактивирующий коронавирус на 99,9% Реакция Госцентра поддержки национального кинематографа на дело Гульнары Сарсеновой Российский академик заявил о негативных последствиях длительного ношения масок и перчаток Кинопродюсера Гульнару Сарсенову подозревают в получении взятки в особо крупном размере Миллиардеры за время пандемии стали еще богаче Halyk Bank решил не выплачивать дивиденды за 2019 год Богатые должны платить Старт космического корабля Crew Dragon перенесен на 30 мая из-за погодных условий За время карантина и ЧП Алматы потерял 100 миллиардов тенге Кому запрещено выезжать за пределы Казахстана? Токаев призвал готовиться ко второй вспышке коронавируса Врачи будут получать в 2,5 раза больше остальных Наказали? В Эстонии начали тестировать «иммунные паспорта» Казатомпром выплатит 99 млрд тенге дивидендов Израильский институт утверждает, что нашел лекарства от коронавируса Токаев: Казахстан серьезно отстает от развитых стран по уровню знаний учащихся Парад Победы в Москве состоится 24 июня Расследование по делу сына генерала Кудебаева прервано Суд арестовал имущество Bek Air Супруга погибшего полицейского об убийце: он - действующий сотрудник правоохранительных органов В Испании количество умерших от коронавируса оказалась на 2000 случаев меньше

Бекжан Идрисов: Казах ленив, трусоват, наивен

«Казахстанцы ведут себя за границей как дома. А дома они - недоросли, которые ждут, когда придет добрый барин или хан и все решит»,

- сказал проживающий последние 2,5 года в США казахстанский журналист Бекжан Идрисов.

Из таксистов – в радиоведущие

- На днях в социальных сетях мы вас увидели в качестве ведущего радиостанция Freedom Radio в Нью-Йорке. Как вы туда попали?

- Мне эта история напомнила, как я 25 лет назад попал в журналистику. Пришел на канал "Тотем" и заявил, что хочу работать на ТВ. Ни опыта, ни журфака - вообще ничего. Зато - наглый. Это от незнания было. Главный редактор Розлана Таукина попросила прийти через месяц. А потом еще через месяц, еще и еще. Откуда ж мне было знать, что это такой вежливый способ избавиться от наглеца. В конце концов, она сплавила меня Тамаре Аушахметовой. А Тамара решила со мной просто - вон фронт работы, покажи себя. Ну я и показал, что мало чего умею, но очень хочу. Спасибо и Розлане, и Тамаре. Я это вспомнил уже тут в Америке. Поиск работы здесь - это тот еще квест. Все новички-эмигранты натыкаются на одни и те же грабли: пытаются жить как в Казахстане и надеяться на чью-то помощь - знакомых, крэйглистов и линкединов. Но резюме к кадровикам крупных американских компаний попадает столько, что шансы привлечь их внимание практически нулевые. Вот пример: я подал онлайн-резюме на простую работу в штаб одного из сенаторов Нью-Йорка. А на следующий день поехал к нему в офис, не дожидаясь ответа. И что вы думаете? Да никто мое резюме даже и не видел! Но меня взяли! А если бы я не приехал, то так бы сидел и ждал. После этого я перестал верить в силу резюме. С Freedom Radio произошла похожая с устройством на «Тотем» история. Друг сказал, что слышал о наборе ведущих в эту радиостанцию. Ну я и позвонил туда. Попросили скинуть резюме. Скинул, но предварил его коротким письмом, в котором так и сказал, что вряд ли мое резюме кто-то прочтет. Оно заинтересовало учредителя радиостанции Михаила Новахова и Галину Гольдберг: меня позвали на собеседование. А там уже как с Тамарой - вон тебе фронт работ. Ну вот и показываю теперь. Разница лишь в том, что спустя 25 лет я умею намного больше. Огромное спасибо Михаилу и Галине, что они не стали читать мое резюме, а решили лично познакомиться. Да, кстати, тут в США в порядке вещей, когда человек работает в 2-3 местах. И все ведущие на Freedom Radio тоже имеют еще работу помимо радио. Я продолжаю работать таксистом.

Ну и второй вывод: не надейтесь на помощь знакомых и друзей. Это хорошо, если такие люди найдутся, но в Америке ценят самостоятельность. Если вам нужна помощь, то просите ее точечно. Например, вопрос, как открыть счет в банке, говорит о том, что вы не сделали ничего, чтобы узнать. А вот если спросите, кто готов дать на пару месяцев свой адрес для открытия счета в банке, то тут вам помогут. То же самое с поиском работы. Рекомендации в Америке - это все! Но просто так рекомендации (а это те же знакомства) никто не раздает. Сначала покажите, что вы тут всерьез и надолго, и кое-что умеете. 

- Бывали моменты растерянности в чужой стране?

- Поначалу да - растерялся. Я ведь не мечтал сюда переехать и не готовился к этому. Поэтому многие вещи об эмиграции узнал уже здесь – что такое разрешение на работу, номер соцстрахования, миграционный статус и так далее. Спасибо людям, которые помогли с этим освоиться. Но поначалу я столкнулся с таким феноменом - эмигранты-ветераны не очень-то любят новичков. Я не понимал, в чем дело? Но, освоившись, стал  ловить себя на том, что тоже не очень люблю новичков. Начал разбираться, и  фраза из Конституции «Народ – единственный источник власти», обрела для меня новый смысл.

Многое из того, что мне стало понятным, казахстанцам не понравится. Здесь нет времени на сантименты. Если в Казахстане слова «время – деньги» не значат ничего, то в США оплата труда почасовая: вышел работать – получишь зарплату, не вышел – нет. А вот наше социальное иждивенчество накладывает на людей отпечаток. Приезжающие из Казахстана могут запросто попросить встретить их в аэропорту. Дорога туда занимает около часа, и там еще, как ни подгадывай, полчаса будешь торчать. В итоге вместе с обратной дорогой – 2,5 часа. Это время (оно у таксиста стоит примерно сто долларов), я мог бы потратить на зарабатывание денег для своей семьи. Но земляки частенько об оплате и не заикаются. Не все, конечно, но такие регулярно встречаются. После этого начинаешь думать: зачем мне это надо?

Каждый день я наталкиваюсь на просьбы наших граждан по поводу эмиграции в США. Просьба звучит примерно так: «Я решил ехать, с чего мне начать?» В этом вопросе вся суть жителя Казахстана. Он наивен в своей уверенности, что Америка ждет его не дождется, ему осталось только решиться на переезд - и Трамп упадет на колени от счастья: «Ура! К нам едет очередной казах».

 То, что он не искал информацию об эмиграции, говорит о том, что наш человек ленив. И трусоват, потому что приехать в США туристом – это одно, а подать заявление на политическое убежище – другое: надо доказать, что тебя преследуют власти за твои убеждения, за то, что выходил на митинги или просто вслух высказывал мысли по поводу заворовавшейся верхушки. То есть потенциальный казах-эмигрант хочет лучшей жизни, но желательно, чтобы кто-то за него все это проделал, а в США так не прокатывает. Узнаете свой портрет?

Но «трусоват», «ленив» и «наивен» - ни в коем случае не ярлык. Это результат «мудрой политики» нашей власти за последние 30 лет, который привел к тому, что на мировом рынке мы, казахи, неконкурентоспособны. Вот оно - прямое следствие той системы, где все нацелено только на персональное благополучие одного человека и его окружения.

Только уехав из Казахстана, я это ощутил на своей шкуре. И не только я! Не раз наблюдал, как казахи, пускавшие пыль в глаза (мы, мол, даже бизнес собственный замутили в Америке), через полгода, поджав хвост, возвращались домой. Знаете, почему? Пахать не хотят. Вот пример: у молодого парня есть клиника в Астане, которую открыл, не имея диплома о медицинском образовании. Он решил, что и здесь такую же откроет. Но его первым делом попросили предъявить лицензию врача. Решив, что 10 лет жизни на открытие клиники он тратить не будет, пытался  податься в строительный бизнес, а там задают тот же самый вопрос: есть лицензия? Тогда этот казах решил занять место в сегменте по ремонту квартир. И вроде уже и клиенты пошли, и повторные заказы, а дальше выясняется, что он, как владелец этого бизнеса, сам и должен заниматься ремонтами. А наш парень хочет, как в Астане – нанять людей, а сам - попивать коктейль на Манхэттене.

Когда я слышу от соотечественников просьбы: «Я решился на отъезд, но поищите за меня работу, где не требуется язык», то воспринимаю их как людей, которые отнимают время, ценность которого по-настоящему понял только здесь.

Живя в Казахстане, поменяться ментально, социально и психологически невозможно. Для этого надо уехать оттуда, и уже здесь решить – готов ты к новым вызовам. А мы готовы помогать своим, но при условии, что эти люди и сами тоже готовы пахать.

Страх как норма жизни

- Но с того дня, как вы уехали, в сознании наших людей многое, кажется, поменялось.

- А давайте по-честному. Сто человек проснулись и удивились увиденному – фальсификациям на выборах, полицейскому, судейскому и прокурорскому беспределу, полной апатии населения к тому, что страна де-факто принадлежит всем, кроме самих казахстанцам. И вот 50 проснувшихся затолкали в автозаки и разогнали по тюрьмам, или другим способом запугали. На следующий день проснулись еще 100 человек. С ними происходит то же самое. Власть, выстроив карательную машину из правоохранительных органов, судов, прокуратуры, сама себя охраняет. И чем дальше, тем мрачнее у меня прогнозы.

Вы думаете, Арыс, где взорвались снаряды, - единственный пострадавший город в Казахстане? А ежегодные наводнения, сели, Жанаозень? Да в любом поселке можно увидеть примерно такой же Арыс, на который власти абсолютно наплевали. Но кто допустил этих людей до власти? Вот это страдающее население. Люди в Казахстане не развиваются. Счастливчики, выигравшие грин-кард, спрашивают - в каком штате лучше и дешевле жить? Совершенно бессмысленный вопрос. Начинать надо с другого –   с работы. Это не ты выбираешь место жительства в США, а работодатель выбирает тебя. А у него, уж поверьте, выбор широчайший.

- Вы избавились от того страха, который вас в конце декабря 2016 года погнал в Америку?

- Его трудно вытравить, он сидит во мне и сейчас. Вижу американских полицейских - и внутри все начинает напрягаться. В такой атмосфере в Казахстане живут все.

Говорят, что в Казахстане произошла смена власти. Но ведь ее не было. Просто один человек сказал, что уходит и пересел в другое кресло, оставив за собой рычаги влияния. Кто отдавал приказы министру внутренних дел давить митинги и демонстрации? Токаев? Вряд ли. Я разговаривал с людьми, которые смогли пообщаться с этими ниндзя (так, кажется, прозвал народ спецголоворезов в черных масках и без опознавательных знаков) в более спокойной обстановке. Так вот, этим молодым казахам начисто промыли мозги. Всех, кто участвовал в демонстрациях, они считают экстремистами. Это бред, но они верят в это. Попробуй восстать против такого фанатизма, да еще и вооруженного!

Вот о каком страхе, в котором живет вся страна, я говорю. Фальсификации на выборах делаются, например, руками запуганных до смерти учителей. Намеренно ли такая система создана? Я не сторонник теории заговоров. Власти, наверное, и не надо этого. Достаточно припугнуть, а человек, который боится, - чему он может научить ваших детей? Этот страх сидит и в журналистах.

Печально, но новости из Казахстана я узнаю из «Фейсбук». Но это ведь не медиа, где выступают лучшие эксперты, а просто определенный спектр мнений о происходящем в Казахстане.

Демократия по-американски

- Как обустроилась ваша семья в Нью-Йорке?

- Жена время от времени выходит на какую-то работу. Младший сын в школу пошел уже в Америке, через за пару месяцев заговорил на английском, в конце года получил даже что-то вроде грамоты – лучший ученик класса.

Американская школа во многом похожа на советскую, но есть вещи, которые сильно отличаются от казахстанских школ. Допустим, помимо математики и английского языка, первоклассников две-три недели учат самостоятельно делать домашнее задание. Начиная со второго класса, детям предлагают работать над самостоятельно выбранными научными проектами: изучать тему, ставить эксперимент, писать, рисовать графики без помощи взрослых. Учат самостоятельности здесь уже в школе.

Выборы депутатов, судей, префектов тоже проходят в школах. На улице мне вручили буклеты каждого из кандидатов. Одна из кандидатов перечисляла всех членов демократической партии, которые ее поддержали – от мэра Нью-Йорка до прокурора. Ее оппонент заявила, что, будучи адвокатом, пресекла много нарушений прав человека. Если бы я право голоса, отдал бы его ей. Результаты выборов всегда ощутимы. Например, недавно губернатор штата Нью-Йорк подписал принятый местными депутатами закон о возможности получения нелегальными мигрантами водительских прав. Зачем это делается? А для того, чтобы они могли нормально отучиться и ездить по дорогам Америки на законных основаниях. То, что законодатели этого штата пошли дальше, чем другие – реальная забота о безопасности людей.

Да что там – даже директора школы не могут назначить без одобрения родительского комитета школы. Обустройство школы - тоже его забота. В прошлом учебном году комитет выставил на голосование два варианта модернизации школьной спортивной площадки. От родителей требовалось выбрать вариант и проголосовать. То же самое было и с получением гранта на обновление компьютерного класса. Родительский комитет, предлагая варианты развития школы и собирая наши голоса и деньги, каждую неделю присылает нам отчеты о том, что они там сделали.

Результаты голосований в США можно увидеть и пощупать. Когда Трамп снизил налоги, каждый(!) американец (даже не гражданин, а просто мигрант) ощутил это при подаче налоговой декларации. Любой житель США знает, сколько заплатил налогов в прошлом году. И в следующий раз он будет знать – стоит ли опять голосовать за Трампа. А в Казахстане кто из рядовых людей точно знает, сколько он заплатил налогов, если за него это делает бухгалтерия?  Значение этих выплат в бюджет обесценивается таким незнанием, поэтому очень легко вешать человеку лапшу на уши: мы же повысили бюджетникам зарплату! А сколько с него удержали в итоге в виде налогов? Он сам в курсе этого? Не в курсе. Ему есть с чем сравнивать? Не с чем. А есть ли связь с фальсификациями на выборах? Она есть, но для большинства граждан эта связь неочевидна, поэтому народу и по фигу выборы. 

Так вот, возвращаясь назад. В Казахстане следствием не приучения детей к самостоятельности является иждивенчество во взрослой жизни: все ждут, когда придет новый, более добрый барин или хан, который все решит. На самом деле он будет решать исключительно свои собственные вопросы и не позволит вам даже интересоваться тем, сколько денег он с вас удержал в бюджет.

Американские минусы

- Ну а какой самый большой минус, с которым вы столкнулись в Америке?

– Недвижимость как в сказке про трех поросят – из соломы и фанерки. Из-за высоких налогов добротного жилья из кирпича не так и много. Это одна из причин, почему многие американцы не покупают себе дома. Тем более, что они – это вечно кочующая нация (работу меняют каждые три-четыре года), а собственное жилье – лишние проблемы. Самая дорогая недвижимость в Нью-Йорке находится на Манхэттене, и самые ужасные дороги тоже там. Как это возможно, для меня пока загадка, ведь из налога на недвижимость оплачивается и ремонт дорог тоже.

Удивляет и огромная разница в качестве жизни. Например, в Пало-Альто (столица Силиконовой долины), нередко встречаются учителя, живущие в своих машинах. Не говоря уже о покупке, арендовать здесь жилье очень дорого.

Ну и отмечу в целом плохую систему здравоохранения. Я говорю именно о системе, а не об отличных клиниках и врачах, которые в США немало, но имеющейся страховки может не хватить на лечение, хотя за нее платишь немалые деньги. Как минимум 1200 долларов в месяц на семью из четырех человек. Полная страховка будет стоить уже не 300 долларов на человека, а в разы больше. Но поскольку уровень заработков совсем не такой, чтобы позволить себе ее, то выгоднее зарабатывать меньше, чтобы получить бесплатную страховку, по которой получишь не все услуги, зато и денег столько не потратишь.

С неидеальной Америкой эмигранты сталкиваются каждый день. Если в Казахстане можно себе позволить пару месяцев не работать (родственники всегда помогут), то здесь об этом можно только мечтать. Я как-то беседовал с одним американцем на эту тему. Он сказал: «А ты знаешь, система специально устроена так жестко. Это заставляет людей держать себя всегда в тонусе и быть готовыми к какому-то действию». А поскольку Америка была и остается эмигрантской страной, то эмигранты из-за безысходности начинают быстрее шевелить мозгами и задницей, поэтому страна все время куда-то двигается и все еще остается незавершенным проектом.

- А с правосудием по-американски вам не приходилось иметь дело?

- Я как-то подъехал к паркомату, а он не работает. Когда через пару минут вышел из магазина, у меня на лобовом стекле висело уведомление о штрафе, а в нем среди прочего написано, что если не согласен с ним, то могу опротестовать его. Я сфотографировал неработающий паркомат, зарегистрировался онлайн на сайте суда и отправил ему свои аргументы. Через неделю пришел ответ, что  штраф снят. Недавно мне опять выписали штраф за нарушение, которого я не совершал. Офицер полиции, думаю, остановил в темноте не ту машину. Я опять опротестовываю штраф, но в этот раз в суде требуется мое личное присутствие. В ноябре пойду туда и уже по-настоящему прощупаю, что же такое американское правосудие. То есть здесь суд существует для того, чтобы установить истину. В Казахстане правосудие таковым только называется.

«Казахи надоели до рвоты»

- Вам до сих пор некоторые соотечественники не могут простить фразу «казахи надоели до рвоты»…

- Большинство обзывательных комментариев под тем постом, который я сделал сразу после отъезда, - писали проплаченные тролли. Я серьезно к ним не отношусь. Тем ребятам, которых  я лично знаю и которые тоже были недовольны, пытался отвечать, потом понял, что это бессмысленное занятие. Если они до сих пор не понимают, что в Казахстане происходит, то это их беда. Я, к сожалению или к счастью, не вижу там никакой перспективы!  

Разобщенность - вот это я и имел в виду, когда сказал, что казахи надоели мне до рвоты.

Все, чего я ожидал от своих сограждан,  – организуйтесь и  выберите себе хотя бы председателя КСК. Но нет, они будут сидеть в ФБ и  ныть о том, что у них нет горячей воды. А пойти заняться реальной демократией, которая дана им по закону, никто не хочет. Даже находясь здесь, в Нью-Йорке, я вижу, что нет ничего такого, что нас объединило бы.  

Америка - это страна, где семья даже не на втором, а на десятом месте. Но это не относится к национальным диаспорам. Я вижу, как здесь живут пакистанцы, евреи, индусы, китайцы… Семью чтят, а друг другу всегда помогут. Казахи вроде бы тоже пытаются быть вместе, но у соотечественников при этом есть стремление обмануть, не поблагодарить и вообще сесть на шею, что не добавляет нам очков. Я своими глазами видел, как только-только приехавшие в Нью-Йорк соотечественники предпочитают перепрыгнуть через турникет в метро, чтобы сэкономить 2,75 доллара на проезде. А что? Копов же все равно нет. Или крадут вещи в магазинах.

Когда я только приехал в Америку, у меня был телефонный разговор с Мухтаром Аблязовым. Он убеждал меня, что достаточно изменить политическую систему в Казахстане – и люди станут другими. Я был не согласен с ним, но спустя 2,5 года могу сказать даже по своему опыту, что, попадая в другую систему, начинаешь вести себя по-другому. Оставаться при этом человеком или скотиной – это уже выбор каждого.

Следовательно, Аблязов в чем-то прав – система меняет людей. Но вот что я заметил у казахов в Нью-Йорке – они друг с другом мало общаются. Почему? Наверное, потому что еще там, в Казахстане, друг другу надоели. Все прекрасно знают, на что способен наш человек. Но еще раз повторюсь: через какое-то время наши становятся такими же гражданами США, как и все остальные мигранты.  

Недавно я прочел проект закона, который подготовили ребята из загранбюро казахстанской оппозиции о люстрации после смены власти  правоохранительных органов, полиции, судов, прокуратуры, КНБ, депутатов, бывших министров и их замов: те должны доказать свою непричастность к нарушениям в части прав человека. Я спросил разработчиков, представляют ли они, чем это грозит? В Казахстане ведь не осталось ни одного человека, который не был бы связан с коррупцией. Как быть с коррумпированным сознанием граждан? Кто придет на место выгнанных? Как в Грузии – молодежь? Но у нас она не торопится быть не похожей на отцов. Накануне моего отъезда 20-летний друг моего старшего сына поступил на стажировку в прокуратуру. Когда я его спросил, как ему там, он откровенно сказал, что это «очень грязный бизнес». Этот парень прекрасно понял, чем на самом деле занимается прокуратура, - бизнесом. Но, думаете, он ушел оттуда? Да нет же, паренек продолжает дружить с прокурорскими расчете на то, что его когда-нибудь возьмут туда на работу. Он уже усвоил правило – если ты при власти, у тебя будет все. В

- А вы будете принимать американское гражданство?

- Я буду его брать в надежде на то, что Казахстан когда-нибудь отменит эту дурость с запретом на двойное гражданство. Даже Россия, чей политический режим ставят на второе место после Северной Кореи, допускает это. А вот у Казахстана – либо ты с нами, либо ты предатель родины. Я очень хочу, чтобы у меня был и американский, и казахстанский паспорта. А пока остаюсь здесь, нравится мне это или нет. Единственное, о чем я жалею, надо было раньше уехать.

Иллюстрации из открытых источников

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33