вторник, 11 августа 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Арман Шораев обозвал акима Кульгинова и министра Атамкулова паразитами В Новой Зеландии отметили 100 дней без коронавируса Германия и Литва считают прошедшие в Беларуси выборы «неприемлемыми» Токаев поздравил Батьку с победой Золото может подорожать вдвое В Алматы начали строительство второй модульной инфекционной больницы В Беларуси на митинге после выборов погиб человек Путин лишил генералов каракулевых шапок МИД обнаружил нарушения на 442 миллиона тенге Экс-король Испании сбежал в Абу-Даби Зачем госкомпании по сбору энерголамп нужна аренда машин за 131 млн. тенге? Выборы в Беларуси: Лукашенко празднует победу, независимые экзит-поллы показывают победу Тихановской, а люди – протестуют Во время поминок Дулата Агадила спецназ запускал дроны над его домом Членов НСОДа просят проверить необходимость продажи 50% акций Valsera holdings китайцам Аким Костаная может оставить пост В Туркменистане пытаются скрыть от спутников новые захоронения Студентов из Казахстана в Россию не пустят Будут ли раздавать маски бесплатно? В Казахстане появилось новое интернет-издание Кормим заграницу? Президент Туркменистана, отрицающий коронавирус, написал 53 книгу Какую зарплату получает глава СК Фармация? Лукашенко назвал своего сына оппозиционером Дональд Трамп заявил, что вакцина от коронавируса появится до выборов На соратника Дулата Агадила завели дело

Почему «казахское гостеприимство» оскорбительно избирательное?

«По уровню гостеприимства Казахстан на предпоследнем месте. Хуже нас только Россия. И у нас, и у них власти только делают вид, что заинтересованы в развитии туризма. Слишком большие дивиденды имеют они от нефти, металлов и других природных богатств, чтобы заниматься этим», - считает ресторатор-энтузиаст из Усть-Каменогорска Мухтар Тоибазаров, делающий попытку в своем городе развивать высокую казахскую кухню для привлечения иностранных туристов.

Стресс от сельского хозяйства

- Последние 8 лет занимаюсь ресторацией, перед этим - переработкой сельхозпродукции, - рассказывает Мухтар. -  Иногда, а если честно, - часто, жалею, что ни дня не работал по профессии. Московский историко-архивный институт, единственный в бывшем СССР вуз, где исследователей-архивистов, я окончил я в 1991 году. Вернулся домой, в Усть-Каменогорск. Совсем немного, буквально год, преподавал в местном университете, а потом ушел в бизнес – семью надо было кормить, у меня уже сынок подрастал. Возил вино и водку из России и из-за рубежа. Потом, занимаясь вместе с отцом более серьезным делом - сельхозпереработкой. Часто приглашали на должности в разные государственные структуры, в том числе и на депутатство. Но лет 10 назад я понял, что готов делать что угодно, лишь бы это не было связано с государством. От стрессов в сельском хозяйстве – зависимости от погоды, кредитов, от того, что, когда печешь хлеб, постоянно вызывают в акимат и давят, чтобы держал социальные цены, а это объективно невозможно, – смертельно устал. Субсидирование отрасли - это игра такая со стороны государства: будто бы оно поддерживает его. Я сильно задолжал банкам, которые не помогают, а загоняют сельчан в угол. В итоге вышел из этого бизнеса почти с нулем, хотя заходил с большими активами. Сохранить удалось лишь кафешку на 30 мест. С него и начал делать ресторанные проекты, где мало встречаешься с воздействием государства в лице акима, зато много улыбок. А я так соскучился по смеющимся лицам!

Здесь все зависит от творчества, инициативы, от того, с какой командой работаешь и как умеешь привлечь к себе внимание обычных людей. Когда открыл ресторан с ночным клубом, сын (он программист) сказал, что если хочу заниматься свадьбами и ресторанами, то должен раскачивать бизнес там, где этим занимаются молодые и активные. И вот в возрасте за 40, переступив через себя, я завел аккаунт в Инстаграме, где лидировали выставляющие свои фото красивые девушки и вайнеры с короткометражными фильмами. Вопреки всем правилам продвижения - длинные тексты рекомендуют не писать, я начал именно с этого, но улыбчиво и с шутками. В Фейсбуке (там я зарегистрировался позже) взял немного другой стиль – более деловитый, но тоже с приколами. И молодежь возраста моих детей стала читать меня! Сын однажды даже попросил меня снизить активность, потому что все его друзья и подруги подписались на меня.

- А где взяли деньги на раскрутку ночного клуба?

- Когда выходил из сельскохозяйственного бизнеса, дал себе слово никогда не кредитоваться в банках. Это – попадалово! У них есть методика, заставляющая человека попасть к ним в реальную кабалу. Решив заняться свадебным бизнесом, присмотрел участок земли на берегу Иртыша. Чтобы его выкупить, сделал пост на казахском и русском языках: «Хотите свадьбу самого неожиданного формата? Приходите. Вы будете потрясены!». Клиенты раскрывали рты, когда я им рассказывал о свадьбах в европейском стиле: огромный (700 квадратов) белоснежный шатер, раскинутый на коротко стриженной траве, лучшие музыканты и фотографы города». После свадеб в банальных тойхана это было действительно неожиданно. Люди, которые мне поверили, принесли деньги – аванс на будущую свадьбу, и я купил в Москве шатер. И бизнес пошел!

Второй шаг – создал Дом торжеств и объединил вокруг себя всех, кто имеет отношение к свадебной индустрии: фотографов, музыкантов, ведущих. Каждый работал сам на себя, но это было некое сообщество, готовое принять любой заказ. Третий шаг – открыли восточное, а потом европейское кафе.

Когда года через три-четыре бизнес был налажен, я заскучал. Захотелось какой-то социальной миссии. Я много путешествую. Пока учился, Россию изъездил от севера до юга, от востока до запада. Часто бывал в других странах, а года два назад, осмотревшись вокруг, задумался: а что из себя представляет моя малая родина?

 Я, как многие устькаменогорцы, за пределы города почти не выезжал. Не все из нас бывали даже в таком райском уголке как Катон-Карагай, ну разве что в Риддер, что в двух часах езды от областного центра, съездим. Семей мы вообще презирали, считая, что это отсталый запущенный город.

Чтобы рассказывать о туристических возможностях края, стал изучать, кто и о чем пишет в Фейсбуке. Узнал, что российский сегмент изобилует интеллектуалами с активной общественной позицией и достаточно свободными взглядами. В Алматы в меньшей мере, но тоже присутствуют лидеры общественного мнения, а Усть-Каменогорск - как тухлое болото: шуточки, улыбочки, скабрезные картинки ниже пояса.

-  Это как-то не связано с некой разобщенностью общества, присущей востоку республики?

-  Возможно и так. Здесь имеется уходящий русскоговорящий интеллектуальный слой и нарастающая казахская национальная среда. Последние стали активно занимать позиции в госслужбе, в правоохранительных органах и поменьше - в малом бизнесе. Лидеры двух диаспор разобщены. И я поставил цель – создать некое сообщество людей с независимым мнением в социальных сетях, которые, пересекаясь между собой, вступали бы в полемики и развивали общественную мысль. Но я очень критически отношусь к официальным авторитетам и аксакалам. Мне их поведение кажется ущербным. После Виталия Метте в Усть-Каменогорске поменялась когорта акимов. И кто бы это ни был – Храпунов, Карибжанов, Сапарбаев -  аксакалы всем аплодируют. Если раньше и имелись те, кто имел свое мнение, то они были русскоязычными. Их ряды тают, а нарастающая казахская когорта «авторитетов» еще только набирает обороты, готовясь занять свое место в обществе. А главное, глядя на старших, она пока тоже больше аплодирует.  

Я решил увлечь обе группы делом, не организованным сверху на государственные субсидии, а честным, от души. Собрал их в Фейсбуке, полгода присматривался, кто из них хорошо и без ошибок пишет. Первым толчком была совместная поездка в Китай. Нас там учили, как нужно принимать туристов. Это задело: у нас есть все то же самое, что у них, даже лучше, но туристы не едут. Между тем, поездив по разным странам, я понял, что туризм - один из самых честных, не коррумпированных направлений малого и среднего бизнеса.

Грузия сейчас, например, выживает только за счет него. Такие же импульсы идут в Узбекистане, Киргизии и Монголии. Когда нас пытаются убедить, что туризм в Казахстане невозможно развивать, это от лукавого. Запрос на не затронутую цивилизацией первозданную природу в мире всегда был, есть и будет, также, как и на национальную идентификацию и аутентичность.

Неулыбчивые и агрессивные

- А мы что, хуже соседей – киргизов и узбеков?

 - Хуже. В Грузии тот самый Саакашвили, которого одна часть населения любит, а другая - нет, сделал переворот в сознании людей. Вся экономика этой страны в советское время была завязана на России. Когда все заводы встали, у них остался только туризм. А когда, извините, жрать нечего, тогда сделаешь все, чтобы развернуться на 180 градусов в сторону будущих гостей. Грузинские таможенники, чуть ли не расцеловывая гостя, затаскивают его через границу в свою страну, где его встречают сплошные улыбки. Вот с этого и начинается туризм. Все остальное – туалеты и дороги – фигня, дело наживное.

- А у нас почему туризм так плохо развит? У нас ведь тоже многим «жрать нечего»?

 - Это, на мой взгляд, есть две причины. Первая - неразворотливость власти. Она имеет слишком большие дивиденды от нефти, газа и металлов, чтобы заниматься не формальным, а реальным продвижением страны в туристическом мире. Ее представители только делают вид, что заинтересованы в развитии туризма. Кто у нас знает председателя Комитета индустрии туризма? Да никто, потому это совершено незначительное и невлиятельное ведомство в составе Минкульта. Чтобы туризм развивался, нужна государственная политика и умение проявить национальное гостеприимство ко всем, кто приехал к нам. Но это нам, казахам, к сожалению, с трудом дается.

Когда мне говорят, о «казахском гостеприимстве», я воспринимаю это скептически. Оно у нас оскорбительно избирательное. Если нужно принять в юрте какого-то большого начальника, то все предусмотрим. Будем, например, уже объетому гостю трижды подавать свежий бешбармак. А вот так, чтобы на улице не прошли мимо явно неместного человека, который, оглядываясь по сторонам, ищет нужный ему адрес, или подошли к велосипедисту, который выглядит как иностранец, чтобы спросить у него, не нужна ли ему помощь, - этого у нас нет. Неулыбчивы и агрессивны мы, к сожалению, в быту. Это не наша отдельная национальная черта. Киргизы тоже были, как мы, но жизнь заставила их стать радушными. Спокойные и трудолюбивые узбеки издавна привыкли принимать много людей. У монголов никогда не увидишь драк на улицах, это вообще неагрессивный народ. Поездив по всем этим странам, я могу сказать, что по уровню гостеприимства мы на предпоследнем месте. Хуже нас только Россия. В этой огромной стране, где живет 180 млн. человек, в год бывает от 2 до 4 млн. туристов. Маленькую Грузию (население всего три млн.) ежегодно посещает7 млн. гостей, Узбекистане - три миллиона, Монголию – около миллиона, Кыргызстане примерно 800 тысяч туристов. А Казахстан, по экспертным оценкам, до ЭКСПО посещали примерно 60 тысяч иностранных туристов, после лета 2017 года около 100 тысяч, сейчас снова вернулись к 2016 году. Стыдно – не то слово. Я хорошо помню слова известного политика Алтынбека Сарсенбаева, сказанные после проигрыша на выборах: можно, отчаявшись, обидеться на свой народ и опустить руки, но лучше начать с малого – менять пространство вокруг себя. Не давать, например, взятки.

И я тоже стал следовать этому: создал группу из фотографов, библиографов, журналистов и туроператоров, которая ездит по области и рассказывает в социальных СМИ о Восточном Казахстане как о привлекательном для туристов регионе. Что важно, чтобы сблизить две аудитории – русскоговорящую и казахоговорящую, я затянул в этот круг молодежь, приоритетом для которой является не национальность, а разумность. К примеру, пара человек из привлеченных работала даже на госслужбе, а рядом с ними оппозиционно настроенный Роман Честных.

Куырдак с кедровыми орешками

- Для себя я в общих с ними поездках с удивлением открыл Семей и абаевские места. Потом были Катон-Карагай, Риддер, берег Курчума, озеро Зайсан, Глиняные Красные горы... А знаете ли вы, что прародительницу всех культурных яблонь на земле - яблоню Сиверса - аптекарь из Барнаула, давший ей свое имя, открыл в Тарбагатайских горах ВКО, а потом уже в предгорьях Заилийского Алатау и в ЮКО? Это - не говоря уже об остальном историко-археологическом наследии ВКО - Берельские и Шелектинские курганы, огромное количество петроглифов.

Однако, поездив по миру, я понял одну вещь: одним из основных мотивирующих начал во всех путешествиях являются не культурные и исторические объекты, а гастрономия. С чем, например, ассоциируется Бавария? Правильно, с пивом и колбасками. а вот то, что это еще центр космической промышленности и мирового автомобилестроения (родина ВМW), туристов как-то интересует мало. Съездив в Грузию, люди со сладостью вспоминают не о монастырях, а о вине и хачапури. Еда - тот кайф, ради которого люди, не признаваясь даже самим себе, едут в чужие страны.

Поэтому моя ресторанная компания поставила задачу – правильно кормить людей. Этот дорогой некоммерческий проект в Астане раскрутил шеф-повар ресторана высокой казахской кухни Артем Канцев и несколько шеф-поваров в Алматы, но почти никто не занимается этим в регионах.

Принимая иностранцев, многие рестораторы думают, что они ментально готовы к тому, к чему привыкли мы сами. Но огромное блюдо с мясом с жиром на костях и головой барана вводит гостей из другой страны в состояние шока. Из чувства такта и деликатности они не скажут, что не едят уши, глаза, языки, мозги и так далее, но это травмирует их сознание.

 Наша задача сделать древнюю казахскую кухню современной, деликатной, красивой, чтобы туристы не пугались, а восторгались. Нужно, приняв современные технологии, подстраиваться немного под мировые тренды в кулинарии, гастрономии и ресторации. А там сейчас приветствуется национальная кухня с использованием местных локальных продуктов.

В России, например, полностью перешли на русскую кухню в высоком, изысканном исполнении с применением соусов, сливочного масла, сливок, белого вина и с большим количеством овощей. Освоив науку, как сочетать одни продукты с другими, нужно уметь готовить быстро, технологично, а подавать красиво.

Так вот, сейчас в Усть-Каменогорске мы создали кухню «Алтай дәмі» - «Вкус Алтая», где применяем древние рецепты казахских блюд в новом исполнении и с использованием местных продуктов. Нам сама природа подсказывает, что является нашим. Это рыба, продукты алтайских гор – кедровые орешки, мясо марала, оленина, мед, горные травы и ягоды. Мы научились делать соус из курта, копченую сметану, соусы из местного кедрового масла, применять семена местного подсолнуха и масло из него, а еще использовать гречиху, которую нигде, кроме Восточного Казахстана, не выращивают. Мы долго экспериментировали, пока научились готовить куырдак с кедровыми орешками из мяса марала, поджаренный на масле с использованием пантокрина. Вот так создается региональная национальная кухня, которая будет интересна любому гостю...

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33