среда, 28 октября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Количество экономических преступлений выросло в 1,5 раза ВКО возглавила печальный список по количеству смертей от ковида Президент Армении призвал мир заставить Турцию покинуть Южный Кавказ Южная Корея выделит двести миллионов долларов США на борьбу с COVID-19 Аким ЗКО назвал свадьбу сына сельского акима вредительством В Чечне Макрона назвали «террористом номером один в мире» Партия «Ауыл» объявила об участии в выборах Путин обратился к НАТО Потери бюджета в этом году составили уже свыше 1 триллиона тенге Во Франции ситуацию с коронавирусом в стране назвали критической Президент разрешил вывешивать казахстанский флаг на балконы В Туркменистане возбуждено дело против активистки Дурсолтан Тагановой Под Жанатасом построят ветряную электростанцию стоимостью в 95.3 млн долларов В Турции считают, что Франция следует «фашистскому сценарию» Новые требования появились к проведению совещаний Экс-президент Кыргызстана объявил голодовку в СИЗО «KEGOC» выплатит 20 млрд тенге дивидендов Иран развернул войска на границе с Арменией и Азербайджаном В одной из лабораторий Семея каждый второй тест на ковид оказался ошибочным В Беларуси оценили ущерб от забастовок Ученики вернутся в школы, заработают театры и мечети На Луне появился участок поверхности, названный в честь Абая На казахстанскую журналистку напал полицейский Садыр Жапаров уйдет в отставку, чтобы баллотироваться в президенты В Алматы откроются кинотеатры

Кто и почему повел дело беженцев-казахов из Китая не в то русло

Реакция общества на дело двух казахов, бежавших из Китая и попытавшихся получить защиту на исторической родине, в большей степени строится на эмоциональной основе. Ярких красок добавляет и политическая составляющая. Казалось бы простое с юридической точки зрения дело усугубляется и вмешательством властей и спецслужб, попытки которых замять его вызывают обратный эффект. Так почему бы просто не дать парням политубежище, наказав формальным сроком? Кто и для чего пытается придать ему статус международного скандала?

Для начала кратко о сути дела. 30-летний Кастер Мусаханулы и 25-летний Мурагер Алимулы в начале октября 2019 года пересекли государственную границу вне пропускного пункта в районе села Шиликты в ВКО. После этого они добрались до Алматы, где 14-го числа выступили с пресс-конференцией в Бюро по правам человека. Молодые люди рассказали, что бежали из Китая из опасения попасть под репрессии, устраиваемые властями в отношении тюркоязычных мусульман Синьцзяна. По словам Кастера, он 4 года и 8 месяцев содержался в «лагере для перевоспитания», где постоянно подвергался избиениям.

Об опасениях повторить судьбу товарища говорил и Мурагер. Они оставили семьи в Китае, и поэтому вместе с просьбой о предоставлении политического убежища, просят и о том, чтобы власти Казахстана заступились за оставшихся по ту сторону границы их родителей. Однако, как на деле выходит, что никто сейчас о семьях беженцев не вспоминает – судьба самих парней оказалась «на волоске». Этому способствовал шум вокруг этого дела, которому в немалой степени способствовали сами власти, действуя по жестким шаблонам и не давая надежду на положительный исход ситуации.

К слову, как уже сообщалось, в конце прошлой недели суд в Жаркенте приговорил Тлека Табарака к полугодовому отбыванию наказания в учреждении минимальной безопасности (колонии-поселении), причем, отбывание в СИЗО с 22 октября засчитано в срок как один день за два. Табарака по решению судьи было решено не выдворять за пределы страны, хотя об этом просил прокурор. Также, в виде смягчающих обстоятельств, были приняты во внимание его статус с видом на жительство и воссоединение с родителями, которые уже получили гражданство РК.

В принципе, выдворение из страны иностранных граждан, совершивших на территории Казахстана какое-либо правонарушение, это обычная практика. Ежегодно десяткам, если не сотням граждан сопредельных государств (в том числе и КНР) миграционная полиция дает «от ворот поворот», предварительно проведя их через спецприемник для административно арестованных. Иностранные граждане или лица без гражданства, прошедшие через суд и колонии, тоже имеют минимум шансов остаться в стране по истечению срока отбытия наказания. Однако с этническими казахами из Китая дело приобретает совершенно другой оборот, хотя по сухой букве закона оно идентично тем же гражданам Узбекистана, которые нелегально работают на стройках или китайцев, прибывших на «нефтекачки» по неправильно оформленным документам.

Лишняя защита

Случай с Кастером и Мурагером, мягко говоря, особенный другой – весь мир возмущен тем, что происходит с китайских «лагерях перевоспитания» и отношение к этому со стороны Казахстана – лакмусовая бумажка, показывающая наше отношение к своим бывшим соотечественникам.

Практика судопроизводства по аналогичному делу показывает, что возвращать парней в Китай совсем не обязательно. Кроме этого, само понятие «выдворение» не подразумевает то, что их отправят на нелюбимую родину. За последнее время несколько подобных дел доходило до суда, но ни разу они не заканчивались тем, чтобы этнических казахов отправляли в Китай. Из обозримого прошлого можно вспомнить случай, когда в 2011 году наши власти экстрадировали в КНР уроженца СУАР Аршидина Исраила, уйгура по национальности, имевшего на то время мандат беженца UNHCR (выданный Верховным комиссаром ООН по делам беженцев).  Исраил признался властям Казахстана, где просил политического убежища, что имеет отношение к теракту в Синьцзяне, поэтому UNHCR аннулировал мандат. Казахстанские власти вернули Исраила на родину под письменные гарантии, что он не будет казнен. Впрочем, о дальнейшей его судьбе ничего не известно.

Но вернемся к нашему делу. Поначалу им занялся известный адвокат Бауыржан Азанов. В разговоре с нами он поведал занимательную историю о том, как он на свои средства выехал в ВКО, куда практически сразу после пресс-конференции в Алматы вывезли «нарушителей» для проведения следственных действий. Он также рассказал о том, как его вынуждали дать расписку о неразглашении материалов дела, не приводя для этого никаких юридических доводов (потому что их попросту нет), о том, как адвокату откровенно ставили палки в колеса и провоцировали агрессию. Несложно догадаться для чего – чтобы найти повод отодвинуть чересчур активного юриста от этого дела. В принципе, они этого добились, но только формально, на словах.

– Юридически я до сих пор не отстранен, – говорит Бауыржан. – Заявление об отказе от моих услуг от Кастера и Мурагера на имя дознавателя так и не поступало. Постановления об отстранении меня от участия в деле я так и не получил и никогда о нем не слышал от дознавателя. Так что…

В принципе, Азанов не склонен переживать по поводу такой ситуации – его больше волнует судьба простых казахских парней, оказавшихся в очень непростой ситуации на «исторической родине». Никаких переживаний по поводу не возмещенных затрат у него нет – это не первый и не последний случай в его практике, хотя там были солидные затраты, не считая того, что он отказался от другого дела в пользу этого (по нему уже были приобретены билеты, которые «сгорели»). 

Когда «адвокат» усугубляет

Выяснилось, что она до недавнего времени трудилась в экономическом суде ЮКО, но вдруг, ни с того, ни с сего, подала в отставку. Да, да – якобы написала заявление по собственному. Но мы с вами понимаем, что добровольно уходить с такой должности, тем более, когда ближайшие родственники тоже являются носителями мантии, никто не станет. Копнув еще, можно было наткнуться на слухи о том, что г-жа Ахатова подозревалась в каком-то коррупционном деле вместе с коллегой по суду, но дело впоследствии было прекращено. Как бы там ни было, но она сменила судейский молоток на адвокатский мандат. Всякое в жизни бывает.

Однако речь не о ней, а о ее подопечных, которые теперь оказались в более сложном положении. Об этом можно судить по комментариям юристов и адвокатов в том же «ФейсБуке», которые озабочены судьбой подсудимых. Так, Асхат О. еще в декабре писал: «И что там делает адвокат Ахатова, где ее линия защиты? Почему не настаивает перед следствием на том, что ребята совершили свой последний эпизод преступления (незаконный переход государственной границы РК), на территории РК, и подпадают под нашу юрисдикцию и должны отбывать наказание на территории РК.. А по данной статье санкция небольшая и впоследствии государство обязано предоставить пацанам политическое и иное убежище, согласно международным Конвенциям ООН по правам беженцев, которые Казахстан подписал. Это должно быть принципиальным политическим решением». А уже после начала процесса Асель А. негодует: «Увидела сегодня заседание суда по делу Кастера и Мурагера. Их адвокат Ахатова Ляззат просто некомпетентный адвокат… Суд сделал Ахатовой аж два замечания за грубое нарушение порядка в зале суда. Мне глубоко жаль Кастера и Мурагера. Ведь их никто не защищает юридически. И они даже не понимают этого. Их защищает только народ… Кастер и Мурагер остались без юридической помощи адвоката несмотря на присутствие этой женщины в зале».

Странная ситуация

Действительно, парней защищает только народ. И получается, что власти и конкретно КНБ (вместе с Погранслужбой) совершенно не нужно объективное судебное следствие и полноценная защита подсудимых.

Адвокат Азанов считает сложившуюся ситуацию «очень странной» и «заслуживающей отдельного пристального внимания со стороны здоровой части общества». 

Как ни парадоксально, но этот тот случай, когда жертвами  общественного внимания становятся те, ради кого оно раздувается. То, что происходит в лагерях СУАР, жестоко, но именно поэтому надо помнить о родных Кастера и Мурагера, оставшихся по ту сторону границы. Для решения глобальной проблемы есть другие методы, и уж точно не развитие синфобии, которая выгодна только другому, северному, соседу. А пока нужно сконцентрироваться лишь на юридической и моральной части дела Мусаханулы и Алимулы. И для начала просто дать им шанс и надежду, отказав в депортации. Ведь был же найден своеобразный компромисс в деле Сайрагуль или в упомянутом выше деле Тлека. Почему бы не повторить?

Мирас Нурмуханбетов

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33