четверг, 09 июля 2020
,
USD/KZT: 409.98 EUR/KZT: 462.21 RUR/KZT: 5.75
Токаев обьявил 13 июля днём национального траура Телефонные мошенники атакуют казахстанцев ООН ожидает рост нищеты из-за пандемии Программа «Болашак» запускает горячую линию для консультации граждан по вопросам КВИ Какие пациенты могут претендовать на бесплатные лекарства Спецборт России с гуманитарным грузом прибыл в Нур-Султан Аким Алматы о ситуации на лекарственном рынке города В ООН представили два сценария для мира после пандемии коронавируса В Алматы планируется создать лекарственный фонд на полгода Глава Минздрава Казахстана и замминистра здравоохранения России встретились в Нур-Султане США выходит из ВОЗ Города трудовой доблести появятся в странах СНГ Президент призвал в панике не скупать лекарства 16 928 человек выздоровели от коронавируса в Казахстане Акан Сатаев стал президентом «Казахфильма» В Алматы родственники умерших не могут забрать тела из морга Вирусолог оценила вероятность бубонной чумы Гуманитарная помощь из Китая прибыла в Алматы Больше 110 летальных случаев от коронавируса изучает комиссия В Казахстане упростили порядок ввоза и сертификации лекарственных препаратов Стоматологи описали поражение полости рта коронавирусом Казахстанским чиновникам запретили на три года покупать мебель и авто США призвала покинуть страну иностранным студентам, в случае перевода на онлайн-обучение В Алматы активист провел одиночный пикет 114 миллиардов 826 миллионов тенге Казахстан потратил на борьбу с коронавирусом

Мустафа Чокай-оглы: новые открытия

Эта статья Мустафы Чокая была впервые опубликована в журнале La Revue de Prométhée в 1939 году. В ней автор проливает свет на события, происходившие в Грузии в 1919 году, куда он прибыл с заданием призвать к единению все национальные движения России, противостоявшие сталинскому тоталитарному режиму.

Перевод осуществлен доктором политических наук Бахыт Садыковой, более двадцати лет занимающейся исследованием политической деятельности первого казахского политического эмигранта Мустафы Чокая.

Год 1919-й. Две силы, обе русские. Одна из них представлена русским империализмом, а вторая ‒ белым контрреволюционным движением. Обе относятся враждебно к освободительному движению нерусских народов, проживающих в границах рухнувшей империи. Обе ведут борьбу за господство над теми, кто доселе пребывал под гнётом самодержавия и едва вырвался из «тюрьмы народов».

Белым претила сама мысль о существовании иного другого национализма, чем русский. Они называли большевиками и врагами России всех, кто не признавал идеалов «Святой Руси, единой и неделимой». То есть той России, где инородцы де-юре и де-факто были бесправны. В понимании «белых освободителей» любой нонконформизм был сродни предательству и как таковой подлежал подавлению.

Красные же, придя к власти под лозунгом требований предоставить народам право на свободное волеизъявление, вплоть до выхода из состава России, сразу же вывернули свою одежду наизнанку, как только обрели власть. Они принялись претворять в жизнь свою теорию о «священных революционных свободах» в отношении нерусских народов, проживавших в границах бывшей империи и страстно стремившихся к свободе.

Эти методы грешили своей торопливостью. «Белыми» большевики спешили назвать всякого, кто не был согласен с лозунгом о самоопределении в понимании Советов. Как следствие, несогласные обвинялись пресловутой ЧК в «отвратительном преступлении». Несогласных нарекали даже «агентами Антанты».

Туркестан первым из нерусских окраин России провозгласил свою автономию и приложил все усилия к тому, чтобы национальная свобода стала основополагающим фактором для независимого государства. Туркестан стал первой мишенью красных империалистов. Вся страна восстала против царского режима. Правда заключалась также и в том, что большевики и их наёмные агенты обвинили в этом «интриганов-империалистов» из Антанты. Главным образом, Англию.

Независимость Украины также исчезла под штурмом красных.

Красные и белые одновременно вели сражения за господство над казачьими территориями, провозгласившими свою независимость.

Белые торжествовали, уничтожив независимость Северного Кавказа, и стали угрожать Азербайджану и Грузии, расчистив, таким образом, путь красным. Затем красные, уничтожив белых, завладели Северным Кавказом. 

Ни красные, ни белые не считали окончательно сложившейся ситуацию, в которой пребывали балтийские страны: они не сомневались в том, что это были российские территории, так же, как и вся западная часть России от Финляндии до Польши.

При этом и красные, и белые действовали, соблюдая устраивавший их обоих негласный сговор «Мы не потерпим существования национальных движений в тех странах, которые были подвластны России!»

Вполне естественно, что нерусские народы, изо всех сил тянувшиеся к свободе, отвергали «исторический закон, присущий только России». Они продолжали отчаянно сражаться с глашатаями «единой и неделимой России, ведя в то же время борьбу против особого рода красных «освободителей» угнетённых народов.  

К сожалению, народы при этом действовали изолированно, без предварительной взаимной договорённости с братьями по несчастью, хотя такие были попытки, и одна из них исходила от туркестанцев. Туркестанцы, в частности, считали крайне необходимым единение всех, кто вёл борьбу за свою независимость, за создание своей государственности, против русского империализма, будь он белым или красным.

Двадцать лет назад[1] я находился в Тифлисе, городе, сохранившем статус столицы независимой Грузии. Я храню самые лучшие воспоминания о почти двухлетнем пребывании в этом городе, который был крупным центром пребывания эмигрантов из Северного Кавказа и казачьих территорий.

 В Тбилиси также находился украинский дипломатический центр. Мои коллеги из туркестанской делегации поручили мне создать Центр Пропаганды, общий для всех противников белых и красных угнетателей. Свой первый визит я нанёс главе украинской делегации. Мне даже не понадобилось защищать свою позицию: в лице главы украинской делегации я нашёл убеждённого сторонника наших идей, и мы сразу же приступили к составлению программы совместных действий.

Было решено организовать периодическое издание на русском и французском языках, которые в соответствии с первым пунктом нашей программы, содержали «теоретико-практическое обоснование, касающееся защиты прав наших народов на свободу и построение собственного независимого государства».

Наше периодическое издание на французском языке было, в частности, предназначено для «информирования зарубежных сообществ о жизни наших стран, о формах и методах их борьбы за построение собственных государств народами бывшей Российской империи. В своей программе мы брали за основу демократические принципы, которые вызывали бы у сторонников западной демократии чувства симпатии и благосклонности к нашим усилиям по обретению свободы.

Таков был наш проект, который, откровенно говоря, был для начала достаточно обширным. К сожалению, очень скоро мы убедились, что наши надежды на сотрудничество не могли осуществиться в той мере, в какой мы планировали. Те, кто должны были быть в первых рядах, под разными предлогами уклонились от совместной активной работы. Некоторые уповали на скорое падение советской власти (при этом никто не верил в победу белых), а другие надеялись на помощь со стороны иностранных держав и видели в нашем совместном туркестано-украинском проекте лишь препятствия на пути к «естественному и верному успеху».

Считаю необходимым воздать дань уважения чрезвычайно благосклонному отношению грузинского правительства к нашему проекту.

В ноябре 1919-го мы начали публикацию своего еженедельного журнала на русском языке под названием «На рубеже», одним из директоров которого я имел честь быть. Необходимое финансирование мы обеспечили благодаря совместным усилиям Туркестанского Национального Центра и Украинской Дипломатической Миссии, которая взяла на себя предоставление две трети от общей суммы финансирования, а туркестанцы – оставшуюся одну треть.

Первый номер журнала вышел 18 ноября 1919 года. В каждом номере помимо двух редакционных статей публиковались статьи об Украине и Туркестане. Была специальная рубрика «Народы и Регионы», которая содержала информацию о разных странах, представляющих интерес для читателей. К примеру, четвёртый номер журнала под упомянутой рубрикой представил материалы, касающиеся Грузии, Кубани, Украины, Рутении[2], Литвы, Азербайджана; второй номер дал подробную информацию о Литве, Армении и т.д…

«На рубеже» выходил в свет под эгидой издательства «Свободная Украина», то есть Свободного Союза Народов, объединившего тех, кто боролся за свою свободу и независимость. По словам главы украинской дипломатической миссии, в Тифлисе, занимавшего должность одного из директоров журнала «На рубеже» и подписывавшегося псевдонимом И.Кручинин, Свободный Союз был выразителем идей, провозглашённых Народным Конгрессом, который состоялся в Киеве в сентябре 1917 года. (См. статью И.Кручинина «Украина и централизм», опубликованную в первом номере нашего журнала).

Передовица первого номера журнала, определила нашу политическую платформу следующими словами:

«Различные народы, которым удалось расшатать устои имперского режима, должны чётко отдавать себе отчёт о смертельной опасности, идущей от русских и мировых реакционных сил. На нынешнем историческом этапе своего существования они должны проникнуться идеей общности задач, выпавших на их долю в результате русской революции. Они должны, руководствуясь общими идеалами свободы волеизъявления народов, создать прочную преграду, способную противостоять штормам, став естественной стеной, которая при любой атаке разнесёт вдребезги реакционные силы, российские и мировые».                                              

[1] Речь идёт о событиях1919 года в Тифлисе, куда разными путями и порознь прибыли Мустафа Чокай и его супруга   Мария Яковлевна (прим. переводчика)

[2] Восточной Чехословакии (Украинское  Прикарпатье), Nouveau Petit Larousse .Р. 1969, p. 659.

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33