среда, 08 июля 2020
,
USD/KZT: 409.19 EUR/KZT: 461.24 RUR/KZT: 5.67
Акан Сатаев стал президентом «Казахфильма» В Алматы родственники умерших не могут забрать тела из морга Вирусолог оценила вероятность бубонной чумы Гуманитарная помощь из Китая прибыла в Алматы Больше 110 летальных случаев от коронавируса изучает комиссия В Казахстане упростили порядок ввоза и сертификации лекарственных препаратов Стоматологи описали поражение полости рта коронавирусом Казахстанским чиновникам запретили на три года покупать мебель и авто США призвала покинуть страну иностранным студентам, в случае перевода на онлайн-обучение В Алматы активист провел одиночный пикет 114 миллиардов 826 миллионов тенге Казахстан потратил на борьбу с коронавирусом Резкий рост заболеваемостью коронавирусом в Казахстане ухудшил эпидситуацию в приграничных с Россией областях Турция запретила въезд казахстанцам В столице начали переподготовку врачей Медики из России прибыли в Нур-Султан Назарбаев рассказал, почему выбрал Токаева своим преемником В ООН заявили о возрождении ИГ в Ираке и Сирии 76 человек скончались от коронавируса в Казахстане за неделю ВОЗ прекратила испытания препаратов, включенных в протоколы для лечения пациентов с COVID-19 в Казахстане В Конгрессе США внесён законопроект с санкциями против Путина и Шойгу Кто первым получит вакцину от COVID-19 в Казахстане В Казахстане безработным предложили искать работу на бирже труда В Алматы откроют новые стационары на 500 мест Отсутствие обоняния и чувства вкуса еще не признак КВИ Глава Минздрава объяснил, почему Казахстан стал лидером в мире по темпу распространения КВИ

Истоки этноавторитаризма

Конфликт, разразившийся в корейской диаспоре Узбекистана в конце прошлого года, обостряется и вышел за пределы страны. По сути, в корейских обществах началась сложная дискуссия о том, как должны развиваться этнические общины на евразийской пространстве. Об этом exclusive.kz поговорил с Валерием Ханом, узбекским социологом, антропологом, признанным экспертом по коре сарам – так себя называют потомки переселившихся во второй половине XIX века на Дальний Восток корейцев, а затем волею Сталина переселенных в Казахстан и Узбекистан.

Несмотря на то, что тема корона-вируса заняла львиную долю медиа пространства, остальные процессы – политические, экономические, этнические и другие – не исчезли. Они продолжают развиваться. Вопрос – в каком направлении? Мы знаем: наше время поделится на время до корона-вируса и после. Пандемия обнажила многие явления, с которыми завтра уже нельзя будет мириться. Мир должен стать более сплоченным, гуманным, толерантным, нацеленным на решение общих задач, а эгоизм личностный, местечковый, национальный, региональный, великодержавный, игнорирование общих интересов должны уйти как парадигма прошлого. Именно с этих позиций необходимо рассматривать все, что происходит в различных сферах нашей жизни. 

- Конфликт, разразившийся в корейской диаспоре Узбекистана в феврале этого года, давно уже вышел за пределы не только самой диаспоры, но и страны. Является ли он внутренним делом корейской общины? Не скрою, я внимательно слежу за разгоревшейся дискуссией. По сути, в одной из диаспор одной из стран СНГ, начался сложный, но назревший разговор о том, что происходит в этнических общинах на евразийском пространстве и как им развиваться. А это уже не собственно корейский вопрос, поскольку касается самих основ жизни многонациональных государств. Не случайно в дебаты включились не только корейцы Узбекистана, но и представители Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, России, и даже стран дальнего зарубежья – Австрии, Германии, Кореи, США.  

- Чтобы понять этот конфликт, лучше начать с предыстории, а именно с того, что всегда отличало корейское движение. Если вы помните, последние годы перестройки ознаменовались резким всплеском этнического самосознания.  И тогда повсеместно стали создаваться разного рода национальные культурные центры, общества и ассоциации: корейские, уйгурские, немецкие, еврейские и т.д.  При этом, негласно считалось, что происходящее в этих ассоциациях – их внутреннее дело. В результате в них стал формироваться автономный, закрытый мир, существующий по иным законам, нежели во внешнем пространстве. Фактически там можно делать все что угодно, и об этом мало кто знал, так как было не принято «выносить ссор из избы». Уят! Но в условиях демократических реформ закрытые темы это анахронизм, не должно быть табу и на процессы, происходящие в этнических сообществах, а их обсуждение не должно носить кланово-корпоративный, закрытый характер. Это не вотчина председателя и группы людей, стоящих у руля национально-культурных центров (о том, как они стали у руля – ниже). В этом смысле недавние публикации в интернете и дебаты вокруг них стали первой ласточкой на постсоветском пространстве, когда обсуждение вопросов о противоречиях в жизни этнических сообществ было вынесено из кухонно-кулуарной сферы в сферу публичную. Это первое.

Второе: корейские ассоциации, с самого начала их возникновения, и в Казахстане, и в Кыргызстане, и в России, и у нас всегда отличала внутренняя борьба – борьба между самими ассоциациями, борьба фракционная, борьба за должности, а в конечном счете, борьба за власть. В то время как все другие этнические группы учредили лишь по одному национально-культурному центру, корейцы, не договорившись и разругавшиеся в пух и прах, создали множество организаций. Так, в конце 1990-х в России действовало 40 корейских организаций, из них только в одной Москве - 13. А возьмите Узбекистан: культурные центры, Интернациональное культурно-просветительское общество корейцев, АСОК (Ассоциация содействия объединению Кореи), Бомминрён (Общенациональное единение), МКАДиС (Международная корейская ассоциация дружбы и сотрудничества), общество «Возрождение», все и не упомнишь. Корейские организации росли как грибы после дождя (смеется). И что важно – они всегда конфликтовали между собой.

- С чем связано такое обилие именно корейских ассоциаций?

- Исторически в самой Корее до сих пор существует противостояние между провинциями. Отдаленно оно напоминает вариант ваших жузов. Это уходит в глубину веков, когда на Корейском полуострове существовало несколько враждующих друг с другом государств. Тут еще разделение Кореи в ХХ веке. По принципу «Север – Юг» разделены и корейские диаспоры во многих странах мира. Или, вспомним первые демократические выборы в Южной Корее 1997 года, когда три Кима от оппозиции не смогли договориться, и к власти пришел бывший представитель военных кругов. Есть такая поговорка: «Встретились два корейца и создали три политические партии». Это очень характерно для нас: по отношению к внешней среде мы толерантны и едины, но внутри себя, как кошка с собакой.

Наложил свой отпечаток и 1937 год. Насильственное переселение корейцев было основано на принципе коллективной этнической ответственности за возможный шпионаж в пользу Японии.  Пережив драму переселения и не простого обустройства на новых местах, и боясь быть обвиненными в коллективном кумовстве, корейцы сделали ставку на стратегию индивидуального роста, дистанцируясь в своей карьере друг от друга. Поэтому, корейцам тяжело даются коллегиальные решения, чуть-что, они становятся в позу.

В силу того, что корейцам трудно прийти к консенсусу, у нас очень популярно обращаться к органам власти - писать письма в различные инстанции, вплоть до высших. Так было в 90-х, так было в нулевых, так происходит и сейчас. И это приводит к тому, что органы власти отодвигают лидеров противоборствующих сторон и «назначают» руководителями корейских организаций третьих лиц. Именно так пришел к власти и нынешний «председатель» АККЦУ.

- А как происходило развитие корейского движения в целом? Если в нем нечто общее, характерное для корейских организаций различных стран СНГ? В Казахстане большая корейская диаспора, и нам, конечно, это интересно. Как вы сами привели Горация: «De te fabula narrator! [Не твоя ли история это!]».

- Поначалу корейское движение в странах СНГ возглавляли представители научно-номенклатурной интеллигенции, и, прежде всего, ученые-обществоведы… Их знали наверху.  Они были частью партийно-государственной системы, разбирались в текущей политике, имели опыт организационной работы, умели писать уставы, вести собрания. Но этот опыт привел к копированию принципов и стиля работы партийных и советских органов, формализму, мероприятиям для «галочки», игнорированию интересов молодежи, которая воспринималась по принципу: «Партия сказала: надо! Комсомол ответил: есть!» .

И у них не было денег и они не умели их делать. В конечном счете, развитие корейского движения уперлось в вопрос материально-технической базы, который стал весьма болезненным. И тогда на смену профессорам марксистско-ленинской философии, истории КПСС и научного коммунизма пришли бизнесмены, очень крепкие ребята, решившие эту проблему, причем, на достаточно высоком уровне по сравнению с другими национально-культурными центрами. Благодаря финансам и мощным связям, они сумели объединить разношерстные организации, которые воевали с друг другом. Пошел процесс консолидации. В наиболее показательной форме это произошло в Казахстане, поскольку именно у вас жили самые богатые и очень влиятельные корейцы в СНГ.

- Действительно, корейцы были у нас очень сильно представлены во власти. Чего стоит только знаменитый Владимир Ни, долгие годы бывший консильери Назарбаева. Или глава «Казахмыс» Владимир Ким, некоторое время возглавлявший список самых богатых бизнесменов Казахстана по данным Forbes, сенатор Юрий Цхай или Вячеслав Ким, крупный владелец «Каспий.кз», также вошедший в список Forbes …  

- Юрий Цхай долгое время и возглавлял ассоциацию корейцев Казахстана. При нем и происходит консолидация корейских центров. И в развитие ассоциации были вложены большие средства.

Но в Узбекистане такого единства не было, шла подпольная внутренняя борьба. Сначала профессорскую династию прервал известный спортсмен и бизнесмен – Владимир Шин. Ассоциация впервые обрела свое здание, стали проводиться масштабные мероприятия, имидж АККЦУ резко возрос. Но, на очередной волне разногласий, пришел другой человек (вернее, его «пришли») – глава строительной фирмы, до этого посторонний для корейского движения – В. Н. Пак.  Очень скоро он вошел во вкус. Как глава ассоциации, он смог стать депутатом парламента со всеми вытекающими последствиями. Встречи с представительными корейскими делегациями, в том числе, в области бизнеса, высшим руководством обеих стран. В его руках сконцентрировались многие властные полномочия: бесплатные поездки в Корею, пригласительные на концерты и торжественные ужины и т. д. К тому же, нельзя забывать о подпитке корейского движения со стороны Южной Кореи.

- Как я понимаю, суть конфликта вы связываете с нынешней деятельностью руководства корейской ассоциации Узбекистана?

- Суть текущего конфликта заключается в том, что нынешний «председатель» АККЦУ продлил свою должность с нарушением правовых, демократических и моральных норм, воспользовавшись административным ресурсом. Выдвижение делегатов проходило кулуарно (прошли только заслуживавшие «доверия»), новый Устав не был представлен широким слоям корейцев, на самом собрании председателя не было, отчета как такового не было (вместо него присутствующим продемонстрировали какой-то ролик), обсуждения проведенной работы за пять лет не было, тщательного рассмотрения кандидатур в новый Совет не было, за новый состав Совета проголосовали списком.  Не было ни почетных гостей, ни представителей других ассоциаций, ни прессы. Представителя корейской газеты «Коре синмун» просто не пустили, а сама конференция проходила с замками на воротах – не дай бог кто-нибудь не из «своих» пройдет! Из приглашенных был только один представитель государственного органа – Комитета по межнациональным отношениям и дружественным связям с зарубежными странами. Отсутствовали бывшие заместители председателя, ряд членов Совета. По какой причине? Люди пять лет состояли в руководстве АККЦУ и их не удосужились выбрать или пригласить на конференцию? На «конференции» отсутствовали многие из тех, кого можно назвать действительной элитой корейской диаспоры Узбекистана. Какая-то кулуарная сходка. Ах, да, было много пенсионеров.

 

Что касается «избранного председателя», то, с моей точки зрения, он олицетворяет тип руководителя ушедшего времени. Это время авторитаризма и непрофессионализма в управлении, нетерпимости к инакомыслию, келейности принятия решения, склонности к подхалимажу (в обоих направлениях), пренебрежительного отношения к закону и демократическим нормам. Нынешний руководитель АККЦУ очень болезненно относится к любой критике, рассматривая это как попытки посягать на его авторитет. Любой человек, имеющий иное мнение, становится автоматически его врагом.

Например, корейская газета, созданная еще в 1997 году, и которую возглавляет авторитетнейший журналист, позволившая себе просто зафиксировать наличие некоторых, известных всем проблем (уход пяти замов) и пожелание их решить, была объявлена парией, были разосланы директивы не выписывать ее, а главного редактора – не приглашать на корейские мероприятия.  Зато вместо нее в считанные дни была создана карманная газета «Корейцы Узбекистана» (полностью подотчётная председателю). Сразу скажу, содержание газеты не соответствует ее названию. Корейцы Узбекистана, причем, известные и уважаемые, не согласные с нынешним «председателем», не попадут на страницы этой газеты, как и любой критический материал в адрес В. Н. Пака, отождествляющего себя и свое окружение с мнением корейцев Узбекистана.

А это уже мания величия. И она заключается не только в том, что В. Н. Пак решил, что он и есть корейская диаспора Узбекистана. Он решил себя увековечить написанием автобиографии. Писал, конечно не он, поскольку со словом не дружит, хотя никакого указания на это в книжке нет (с точки зрения публикационной этики, он должен был указать, что в написании текста принимал такой-то журналист, или ставить его имя в качестве соавтора; в странах с развитым авторским правом это норма).

Затем он решил снять художественный фильм, снова же о себе. Сам себе сценарист (то, что этому годами обучаются в университете, это не про нас – мы сами с усами), сам себе продюсер и еще бог знает кто; не пропускал ни одной съемки, всем давал указания и советы. Сколько на это денег ушло, чьих денег – трудно сказать. Но главное, что я вынес после просмотра –  ну, не Феллини!  В фильме есть прекрасная игра отдельных профессиональных актеров, но сценарий, режиссура, монтаж – пример того, как нельзя снимать фильмы (в таком качестве его можно показывать на 1-м курсе института культуры, будущим киношникам). Поскольку В. Н. Пак не знает, что хорошо и что плохо в художественном творчестве, и что такого рода фильм можно смотреть только в своем семейном кругу, наш новоявленный Тарантино заставил просматривать этот «фильм» о себе перед мероприятиями в честь 100-летия легендарного Хван Ман Гыма (вероятно, поставив себя с ним на одну доску: юбилей Хван Ман Гыма, а фильм – про В. Н. Пака), а потом решил устраивать платные просмотры! Нужно же иметь хоть какое-то сострадание к зрителям, пожалеть их! 

Нынешний «председатель» в прежний до отчетный период завел себе большое количество заместителей (бизнесменов, управленцев, юристов), но из 12 замов за последние три года ушли семеро. Ким Брутт, опальный журналист удивляется, почему приглашая новых людей «председатель АККЦУ … по причинам, неизвестным даже членам совета, избавляется именно от этих новых людей, либо делает так, чтобы они сами ушли, хлопнув дверью. Возможно, не сошлись характерами. А, может, председатель увидел в них потенциальных претендентов на председательское кресло? Так или иначе, но целая плеяда новых, весьма успешных и энергичных людей, горевших желанием внести свой вклад в развитие ассоциации, теперь, судя по их высказываниям, и слышать не хотят об ассоциации. Во всяком случае, пока ее возглавляет нынешний председатель».

Среди тех, кого «ушли», оказались и трое его бывших заместителей, которые подали на него в суд. Но, несмотря на то, что суд их восстановил, им не нашлось места в новом Совете.

- Вопрос качества упомянутого фильма или вопрос взаимоотношений с замами не относятся к категории уголовно наказуемых преступлений, хотя я с вами согласна, что делать плохие фильмы или использовать людей в своих целях нельзя, это «преступления» нравственного порядка. Но вы говорите и о нарушениях в правовой области, о нарушении демократических принципов?

- В преддверии нынешней конференции наш Совет должен был обрисовать контуры нового устава, в котором была масса такого, что противоречит демократическим принципам.  На Совет был вынесен, по сути, Устав карманной организации, заточенный на одного человека. При этом меня пригласить «забыли», как и несколько других членов совета. Были нарушены наши права, зафиксированные в Уставе.  Согласно Уставу, высшим органом Ассоциации является конференция, и никто, включая председателя, не может игнорировать ее решения. Он пошел на это. Согласно Уставу исключительной прерогативой конференции является избрание Совета, и каждый член Совета имеет право присутствовать на заседаниях Совета и высказывать свое мнение. В. Н. Пак дает прямое указание не уведомлять некоторых членов Совета о предстоящем заседании. Это прямое нарушение Устава, являющегося правовой основой деятельности АККЦ, и Закона об общественных объедений в Республике Узбекистан. Статья 20 данного Закона предусматривает контроль со стороны Министерства юстиции Республики Узбекистан и его местных органов за соблюдением положений Устава, а также получение «объяснения от членов общественного объединения и других граждан по вопросам, связанным с соблюдением устава общественным объединением». А статья 21 гласит, что «нарушения законодательства об общественных объединениях влекут уголовную, административную, материальную и иную ответственность в соответствии с действующим законодательством».

Как, я говорил, главного редактора газеты «Корё синмун» не пустили на конференции. Тем самым был нарушена статья Закона о средствах массовой информации РУ, касающаяся свободы деятельности СМИ и их права на получение информации.

Или, пункт 4.3 принятого нового Устава гласит: «разрешать все спорные вопросы, а также конфликтные ситуации, касающиеся деятельности Ассоциации, ее руководящих органов, действий должностных лиц исключительно внутри Ассоциации, путем обращения в руководящие органы Ассоциации». Но это прямо противоречит Закону Республики Узбекистан об обращении физических и юридических лиц, в котором гарантируется право на обращения в государственные органы (статья 11).

 

- И что – все это «проглотили» или какая-та реакция все же была?

- Только одна инициативная, и как оказалось, храбрая женщина, председатель Чирчикского культурного центра (недавно жители Чирчика избрали ее депутатом в Чирчикский горсовет), пыталась привлечь внимание к несовершенству Устава и излишней поспешности его принятия, но ее не стали слушать, просто заглушили. А поскольку ее исключить не могут, на нее начали собирать «компромат», который периодически вбрасывается в сеть анонимными людьми с пустыми аватарами. Один из комментаторов дебатов удивлялся температуре напряжения отношения между В. Паком и председателем Чирчикского культурного центра. Ведь, мол, он всегда старался ей помогать. Знаете в чем причина? Он после ухода очередного зама дал директиву не приглашать его ни на какие корейские мероприятия, под угрозой «санкций» (такая директива давалась в отношении всех неугодных В. Паку лиц). И вот на одном из мероприятий он видит одного из бывших замов. Можете представить, как его всего перекорежило. С тех пор она в черном списке. Это по поводу мстительности и абсолютного авторитаризма.

После «конференции» Интернет взорвался, пошла информационная война между людьми, которые не согласны с тем, как была проведена «конференция» и с стилем работы руководства ассоциации и теми, кто является ее рупором. Остальные, как водится, заняли позицию наблюдающих. Насколько я знаю, оппозиция сейчас пытается посредством обращения в органы юстиции отменить результаты «конференции». Теперь конфликт уже вышел за рамки Ассоциации и в него вовлечены сотни человек на всем пространстве СНГ.

- Какой урок вы можно вынести из этого конфликта?

- Главный вопрос – чем является Ассоциация корейских культурных центров Узбекистана: организацией нескольких десятков или сотни людей (вы всех их можете увидеть в ресторане на очередных празднованиях ассоциации - одни и те же лица на протяжении многих лет) и какое отношение она имеет к многотысячной корейской диаспоре? И соответственно, кем является нынешний «председатель» АККЦУ? Думаю, председателем этой небольшой группы людей.

Продолжение следует…

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33