четверг, 09 июля 2020
,
USD/KZT: 409.98 EUR/KZT: 462.21 RUR/KZT: 5.75
Токаев обьявил 13 июля днём национального траура Телефонные мошенники атакуют казахстанцев ООН ожидает рост нищеты из-за пандемии Программа «Болашак» запускает горячую линию для консультации граждан по вопросам КВИ Какие пациенты могут претендовать на бесплатные лекарства Спецборт России с гуманитарным грузом прибыл в Нур-Султан Аким Алматы о ситуации на лекарственном рынке города В ООН представили два сценария для мира после пандемии коронавируса В Алматы планируется создать лекарственный фонд на полгода Глава Минздрава Казахстана и замминистра здравоохранения России встретились в Нур-Султане США выходит из ВОЗ Города трудовой доблести появятся в странах СНГ Президент призвал в панике не скупать лекарства 16 928 человек выздоровели от коронавируса в Казахстане Акан Сатаев стал президентом «Казахфильма» В Алматы родственники умерших не могут забрать тела из морга Вирусолог оценила вероятность бубонной чумы Гуманитарная помощь из Китая прибыла в Алматы Больше 110 летальных случаев от коронавируса изучает комиссия В Казахстане упростили порядок ввоза и сертификации лекарственных препаратов Стоматологи описали поражение полости рта коронавирусом Казахстанским чиновникам запретили на три года покупать мебель и авто США призвала покинуть страну иностранным студентам, в случае перевода на онлайн-обучение В Алматы активист провел одиночный пикет 114 миллиардов 826 миллионов тенге Казахстан потратил на борьбу с коронавирусом

Казахский Минздрав не умеет держать удар?

 

«Минздрав республики оказался совершенно не готовым отражать вирусную атаку», - считает общественный деятель, ставший сегодня рупором алматинских врачей Каиргали Конеев. – Основная тактика министерства – снимать с себя ответственность: мы не виноваты, нас не так поняли». 

- В последние годы было много попыток восстановить систему здравоохранения республики, - говорит он. -  Большей частью они были неуспешными, но такого слома и раздрая, как это происходит последние три года, – не было. Цель вроде бы благая – попасть в лучшие европейские рейтинги. Наши чиновники от медицины много ездят по миру в поисках, как они говорят, передовых новаций. Наш министр прекрасно владеет английским. Выступая в сентябре прошлого года в ООН с докладом о внедрении ОСМС в нашей стране, вызвал, по слухам, восторг аудитории. Но при этом наши медицинские топ-менеджеры даже не представляют, что происходит в собственной стране.

Один из таких моментов – Казахстан вошел в международные антирейтинги по незаконной пересадке органов. Это стало возможным из-за слабости нормативно-правовых актов и надзорной службы самого министерства здравоохранения. Еще один момент - в Казахстане до сих пор не внедрены каноны доказательной медицины. Между тем, сегодня все лучшие клинические практики базируются на ней. 

- А что это такое?

- Объясню на пальцах. Если вы обратились ваше заболевание, допустим, диагностировали к Берлине, то назначают такое же лечение, как если бы это происходило в Куала-Лумпур или в Вашингтоне. Это означает, что на практике применяется все, что имеет доказательную базу, и наоборот -  то, что не доказано, не применяется.

В странах СНГ доказательная медицина составляет низкий уровень внедрения. В Грузии и Прибалтике, к примеру, удалось полностью перейти на такую медицину, Беларусь находится на этапе перехода. Но в Казахстане мы об этом даже не задумываемся. Более того, у доказательной медицины много противников.

 - Почему?

- Потому что на фармацевтическом рынке Казахстана до 70% лекарственных средств имеют недоказанную эффективность. Побочного эффекта они, возможно, не вызовут, но и проблему пациента тоже не решают. Кому-то это наверняка выгодно, но это откидывает назад медицину Казахстана все дальше и дальше.

То есть сначала надо было организовать общую практику на основе доказательной медицины, разобраться с системой подготовки медицинских кадров, отношением к науке и к человеческому капиталу вообще, а потом уже – пожалуйста, переходить к международным стандартам. Что касается образования, то оно у нас уничтожено на корню. Достаточно вспомнить эпопею с педиатрическими факультетами. Один из предыдущих министров здравоохранения, тоже поездив по передовым странам запада, решил отказаться от них. Потом их под давлением общественности и огромной разъяснительной работы, которую провел признанный авторитет - детский хирург Камал Ормантаев, возобновили. А в целом - каша полная. Если делают шаг вперед, то следом – три шага назад. 

Таким образом, наша система здравоохранения оказалась на той позиции, которая хуже, чем была изначально. Ситуация с коронавирусом показала это особенно ярко. В феврале Минздрав рапортовал, что Казахстан готов к борьбе с инфекцией. Но сейчас ситуация показала, что центральный исполнительный орган в лице Минздрава не связан с местными исполнительными органами. Он издает приказы и постановления, которые или не доходят до них, или толкуются ими по-своему. Пример этому – скандал с надбавками к зарплатам.

Второе, что показал коронавирус - в Минздраве отрицательная селекция зашла слишком далеко. После ухода профессионалов (их или ушли, или же они, разочаровавшись в госслужбе, ушли сами в частные структуры, а то и вообще покинули медицину), остались, мягко, говоря, люди случайные. Отсюда и стратегические ошибки, допускаемые в условиях ЧП. За последние 2,5 месяца вышло 33 (!) постановления главного государственного санитарного врача РК по коронавирусу. И теперь управления здравоохранения местных исполнительных органов и практические врачи, запутавшись в них, остались фактически без методологической помощи. Кроме всего прочего эти бесконечные постановления показали юридическую безграмотность Минздрава. Возьмем постановление главного санитарного врача РК №9 от 25 февраля. В нем говорится об ограничении выезда граждан Казахстана в некоторые зарубежные страны. Но закону «О нормативно-правовых актах», если речь идет об ограничении свободы определенному кругу лиц, то это должно быть опубликовано в обговоренных там периодических изданиях. Только после этого такого рода документы вступают в силу. Поскольку публикации в СМИ не было, то по идее Генеральная  прокуратура должна бы разобраться с этим нарушением.

Сейчас и вовсе сложилась абсурдная ситуация: представители госслужбы от медицины наперегонки стараются переложить ответственность друг на друга. Министр говорит, что местные исполнительные органы не готовы к режиму ЧП. Но так не бывает, чтобы  все регионы  разом оказались не готовы. В борьбе с новой инфекцией «горит» Нур-Султан,  Алматы, Караганда, Кустанай, Кызылорда…  А коль везде, то это уже не локальная, а системная проблема.

Местные управление здравоохранения по цепочке сваливают вину на первых руководителей медицинских учреждении. Но те, если и виноваты, то только в допущенных нарушениях в собственных клиниках. К сожалению, иерархия Минздрава выстроена по вертикали – первое, второе, третье, четвертое звено.  И, соответственно, всю вину на себя берет тот, кто поймался.  Главврач ЦГКБ Джувашев, например, поймался и он всю вину взял на себя. «Поймался» - я имею в виду не то, что главврача ловили за руку за что-то противозаконное. Я говорю о том, что в этой клинике произошло почти одномоментное заражение почти 200 сотрудников. Оставшиеся медики вместе с пациентами заперты в стенах клиник. Это ЧП!

- Но экс-главный санитарный врач Алматы Айзат Молдагасимова сказала, что заразившиеся медики не соблюдали санитарно-гигиенические нормы. 

- Это оскорбительное утверждение наносит урон по достоинству всех медработников страны. Предполагаю, что она это сделала намеренно, чтобы тоже уйти от ответственности. Министр, конечно, формально прав, когда говорит, что руководителей управлении здравоохранения назначают акимы, и он, соответственно, влиять на них не может. Но ведь надзорный орган - департамент контроля качества и безопасности товаров и услуг, куда входит санитарно-эпидемиологический надзор, назначает министр.

Почему же эта служба не проверила готовность лечебных учреждении в феврале и марте, чтобы узнать, сколько чего закуплено, проведены ли мастер-классы по ношению средств индивидуальной защиты и т.д.? Почему они пропустили этап надзора? Я отвечу на этот вопрос. Потому что в это время в Алматы, к примеру, некому было вести надзор, так как в департаменте контроля  качества и безопасности товаров и услуг Алматы по инсайдерской информации и тогда, и сейчас наблюдается тяжелый психологический климат: там идет междоусобная борьба. У соседей, в России, совершенно по-другому построена медицинская иерархия. Там санитарно-эпидемиологическая служба подчиняется не Минздраву, а федеральной службе санитарного надзора, которая подчиняется непосредственно правительству. У нас же, оказавшись в составе Минздрава, эта служба стала ущербной в силу своей несамостоятельности. Думаю, после эпопеи с коронавирусной инфекцией Глава государства рассмотрит вариант вывода санитарно-эпидемиологической службы из состава этого ведомства.

- Что вообще показал режим ЧП в стране?

- Никто не сомневается, что его введение было правильным шагом. Если бы контакты не были минимизированы, то зараженных было бы больше, и система здравоохранения была наверняка парализована. Другой вопрос – Минздрав и его подразделения не оказались не готовыми отражать последующие удары, а дьявол, как известно, кроется в деталях. Вместо того, чтобы привлекать экспертов-профессионалов, министр обзывает их «диванными критиками». Есть только одно правильное мнение – его.  Но в современном обществе диалоги так не строятся. Разногласия и разночтения – вот что показал режим ЧП. Министр говорит так, местные органы – по-другому. Кто в лес, кто – по дрова. Любой другой на его (министра Биртанова) месте подал бы в отставку.

-  Но коней на переправе не меняют…

- Меняют! Чем больше он и его команда находятся у руля, тем больше они наносят урон. Уж лучше без них, чем  с ними. Сравним с ситуацией в семье. Когда человек, тиранящий домочадцев, наконец покидает семью, она начинает потихоньку учиться жить без катаклизмов и входить в нормальную колею. Так и здесь – если убрать дилетантов-самодуров из системы здравоохранения, то она сама начнет искать пути к восстановлению и оздоровлению. В состав Государственной комиссии по обеспечению режима ЧП при президенте РК должен входить в том числе и главный государственный санитарный врач страны. Постановления и прочие указы и решения в таких случаях будут вноситься по протоколу заседания и решения этой комиссии. А у нас, повторюсь, в бесконечных приказах и постановлениях, издаваемых главным санитарным врачом республики, запутались не то что немедицинские работники на блокпостах или полиция, даже санитарные врачи, которые должны обеспечивать надзор за исполнением постановлений на местах. Они все плачут, что не успевают понять и переварить их…

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33