среда, 12 августа 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Казахстан возобновляет международные рейсы Кто войдет в Сенат? Жители Ливана просят вернуть управление страной Франции 4,6 миллиарда тенге потратила Павлодарская область на борьбу против COVID-19 Токаев поздравил Путина с регистрацией вакцины и сказал, когда Казахстан ее закупит Сына депутата, из-за которого погибла женщина, простили Аэропорт Алматы меняет хозяина Европа не получит российскую вакцину от коронавируса Когда Казахстан закупит вакцины от ковида? В Узбекистане упрощается вывоз и ввоз наличной иностранной валюты Всего за один месяц кредитный портфель казахстанских банков сократился на 76 миллиардов тенге Проверяющего безмасочников оштрафовали на 640 тысяч тенге Новый учебный год для 400 тысяч первоклашек начнется в дистанционном формате Политический беженец Кыргызстана публично появился в Беларуси Асе Тулесовой дали 1,5 года условно В Узбекистане теперь можно заключить сделку с судом В Казахстане готовятся к поэтапному снятию карантинных мер В Петропавловске планируют построить мусоросортировочный завод Неспокойная Жамбылская область Казахстан занимает 63-е место по уровню военной мощи Дочь Путина испытала на себе российскую вакцину от коронавируса Прокурор хочет посадить Асю Тулесову на один год Президент Филиппин первым испытает на себе российскую вакцину от коронавируса Аэропорт Алматы собираются оштрафовать на 4,5 млн тенге Россия первой в мире зарегистрировала вакцину от коронавируса

О том, как КазССР пытались упразднить еще в 1922 году

Exclusive.kz продолжает серию публикаций о том, как рождалась казахская государственность. Как оказалось, первые попытки упразднить КазССР предпринимались еще в 1922 году.



Новости по теме

Страшная цена советской модернизации

Трагические масштабы и количество жертв голодоморов начала 1920-х и 1930-х гг. стали основой слома национальной идентичности, обусловили изменения в ментальности казахов, исказили ценностные ориентиры, отразились на их самооценке и уровне социализации.

25.05.2020 09:05
«Алаш» и Советская власть: противостояние и компромиссы

Exclusive.kz продолжает серию публикаций о том, как рождалась казахская государственность. Как оказалось, советская трактовка модернизации степи разительно отличается от реальной.

22.05.2020 18:05
Образование Казахской Советской Республики: Мифы и реальность

Один из глубоко укоренившихся в сознании народа Независимого Казахстана советских мифов заключается в том, что кочевому, отсталому, погловно безграмотному казахскому народу государственность в 1920 году дала Советская власть. Правда же в том, что казахский народ самостоятельно восстановил утраченную в 1847 году государственность в 1917 году в виде Автономной Республики Алаш, которая позже была преобразована в Казакскую Советскую Республику. У истоков современного Казахстана стояли лидеры Алаш, но этот исторический факт игнорируется текущей влдастью.

15.05.2020 09:05

Деятели Алаш: собирание казахских земель

Как уже отмечалось, в результате переговоров казахской делегации при участии бывших алашординцев с вождями Советской власти в Кремле по определению границ будущей советской автономии и её правового статуса, Автономия Алаш была преобразована в Казахскую АССР. Годом ранее, в 1919 г., благодаря письму А. Байтурсынулы председателю СНК РСФСР В. Ленину, Костанайский уезд был возвращён в состав Торгайской области. Отмечу, что Советская власть, образуя в 1919 г. Челябинскую область в составе РСФСР, самовольно присоединила к ней Костанайский уезд.

Однако, худший случай произошёл чуть позднее. Не прошло двух лет со дня образования КазАССР, как один из первых казахских большевиков, Т. Рыскулулы, докладывая И. Сталину об итогах своей поездки в Оренбург в письме от 20.02.1922 г., предложил «упразднить... Казакскую АССР с непосредственным присоединением ее северных «губерний» (?) к России,

Фото № 5. В третьем ряду (слева направо) восьмая - Хадиша Танашкелини, третья в четвертом ряду Аккагаз Досжанкызы, вторая в пятом ряду – Гульсум Аспандияркызы (из поста Серикбола Хасана на ФБ.). Казань, 26 апреля 1917 г.

 

Фото № 6. Во ІІ-м ряду (слева направо) – Сара Ескызы, Алма Оразбайкызы, Нагима Арыккызы. Кызылорда, 1926 г. (также из поста журналиста С. Хасана на ФБ)

выражая при этом уверенность, что «со стороны киргизского (казахского) населения никаких неудовольствий не встретит этот шаг, если не вйдет обратно» [14, сс. 390-391]. Следует особо подчеркнуть, что алашординцы называли его идею о Среднеазитской Федерации «рыскуловской авантюрой», для чего имелись более чем серьезные основанию. В основе этой авантюры лежала идея фактической ликвидации Казахстана как самостоятельной национальной республики путём раздробления его на части - северные и южные, из которых северные области должны были отойти к России [14, сс. 390-391], южные -  включены в состав Среднеазиатской Федерации. Иначе говоря, Т. Рыскулулы предлагал расформировать Казахскую национальную республику как таковую. Но эту авантюру, отвергнув в 1923 г., в 1925 г. Кремль уже сам вынес на повестку дня переговоров с руководством КазАССР, но дополнив её «фантастическим планом переселения казахского населения северных районов на юг, в пределы Семиреченского края», в обмен предлагая статус полноценной союзной республики, как об этом А. Ермекулы заявил в своих показаниях от 15.11.1930 г.: «Что касается моей точки зрения в этом вопросе, то я этой точки зрения придерживался в 1925 г. В то время по разговорам с ответственными работниками я вынес впечатление, что в партийных органах стоял вопрос о включении Казахстана в Средне-Азиатскую Федерацию с переводом  таким образом Казахстана на положение союзной Республики. Но для этого ввиду преобладания в северных районах Казахстана русского населения, необходимо было провести там новое размежевание. В Москву были командированы тт. Ежов, Садвакасов от Крайкома и я от Госплана. Я товарищу Ежову решительно высказал свою точку зрения, что для включения в Средне-Азиатскую Федерацию провести такое размежевание в северных районах Казахстана не в его хозяйственных и культурных интересах» [15, т. ІІ, с. 126-127].

Из этих примеров следует, что от рыскуловской идеи ликвидации КазАССР отстояли и сохранили её в прежних границах именно бывшие алашординцы, воссоздавшие это государство в декабре 1917 г. в виде Автономной Республики Алаш. Два года спустя, в 1924 г., Советская власть реализовала свой замысел раздробления Центральной Азии по национальным республикам. Вместо КазАССР, была расформирована ТуркАССР, из руководства которой в январе 1924 г. был освобождён сам Т. Рыскулулы - «автор» идеи раздробления Казахской республики. В октябре того же года из части ТуркАССР (С. Кожанулы отстоял Сырдарьинскую и Жетысусскую области в составе КазАССР, г. Ташкент – по валюнтаристкому решению И. Сталина, передан Узбекской ССР в 1925 г. – Прим. С.А.), Хивинской и Бухарской АССР была образована Узбекская ССР, причём сразу с союзным статусом, Киргизская, Туркменская, Таджикская АССР. Однако территория КазАССР ещё не раз перекраивалась в 1924-1930 гг. Но дальнейшая судьба территории Казахстана уже не зависела от позиции деятелей «Алаш». Казахский национальный лидер А.Н. Букейхан с 1922 г. был изолирован в Москве, куда чуть позже под благовидными причинами были отозваны С. Садуакасулы, С. Кожанулы, Н. Нурмакулы и др. В 1929 г. больше 40 видных деятелей «Алаш» с А. Байтурсынулы во главе были арестованы и заключены в московскую тюрьму Бутырка.

Но, находясь практически с первых лет образования КазАССР за тысячи километров от родного края (с декабря 1922 года. С.А.), в Москве, А.Н. Букейхан вплоть до конца 20-х гг. продолжал влиять на процесс определения границ между родной республикой и РСФСР, национального размежевания в ЦА, а также на внутреннюю земельную политику республики. Вот что Т. Рыскулулы о нём писал в приложении к секретному докладу И. Сталину от 29.06.1924 г.: «Он имеет ещё большое влияние и авторитет среди отсталых слоев казахского населения и беспартийной интеллигенции. Поэтому его статьи на последних влияют гораздо сильнее, чем коммунистическое печатное слово» [15, л. 239].

Более того, многие из партийной элиты большевисткого режима не только в республике, но и в Москве, относились к нему с неподдельным уважением, ценили его энциклопедические знания, громадный научно-исследовательский и практически опыт, учитывали его мнение и консультировались с ним по различным вопросам. Между тем Казахстан, в процессе национально-государственного строительства, как никогда остро нуждался в бесценном опыте, непререкаемом авторитете Алихана, как лидера нации и руководителя страны. В его обширных знаниях как «исключительного знатока Казахстана» (Радус-Зенкович), в его умении находить компромисс, в его упорстве и последовательности в защите национальных интересов. Его безупречная репутация и авторитет могли бы послужить бесспорным объединяющим, консолидирующим фактором в среде правящей элиты республики, раздираемой противоречиями и групповщиной. Свою крайнюю заинтересованность в его возвращении в руководство страной не скрывали даже самые преданные казахские коммунисты. Например, Динше Адильулы (Адилов) в своих показаниях следователю ОГПУ от  24.12.1928 г. привёл разговор двух членов ЦИК КазАССР Ж. Мынбайулы и О. Жандосулы (Джандосова). Ж. Мынбайулы в 1925-1927 гг. был председателем КазЦИК, О. Жандосулы - с 1925 г. кандидат в члены бюро, а затем член бюро и Секретариата Казкрайкома ВКП(б), с 1928 г. – наркомпрос КазАССР. Так Д. Адильулы свидетельствует: «...когда я впервые приехал в Кызылорду, в том доме, где жил Мынбаев, мы часто играли в преферанс. Он говорил, что если бы мне удалось продвинуть председателем Казправительства Букейханова, то стали бы главой правительства над мусульманскими странами, которым подчинялся бы и Казахстан и Узбекистан» [2, т. І, с. 302].

Тем временем, в период изоляции А.Н. Букейхана в Москве, в 1922-1937 гг., Центр, а также СНК КазАССР часто привлекали его в качестве эксперта по Казахстану или полпреда республики в работе земельной комиссии при ВЦИК РСФСР по вопросам определения земельной нормы казахов в республике. С целью недопущения продолжения переселенческой колонизации родной республики русскими переселенцами, он в инициировал организацию научной экспедиции в Казахстан. «Я тогда (осенью 1925 г.), обратился к Ольденбургу (Сергей Фёдорович - известный ученый-индолог, академик, непременный секретарь Академии наук Российской империи и СССР. Прим. С.А.), который был в Москве, могут ли они, т.е. Академия наук, взять на себя комплексное обследование Казахстана, каковое необходимо для правильного определения норм. Ольденбург сказал, что если Казакское Правительство обратиться к ним по этому поводу, то они произведут обследование. Свой разговор с Ольденбургом я передал Казахскому Представителю в Москве Мирза Галееву. После этого был запрос в Академию наук (СССР), и вообще в январе 1926 года состоялось заседание, где от Казахстана присутствовали Алимбеков – Наркомзем, Жаманмурынов, кажется Каратлеуов  и я. Здесь было решено провести комплексное обследование. В числе отрядов, которые должны были проводить обследование, был отряд экономико-статистический, возглавляемый Швецовым. Больше никаких советов Алибекову и Каратлеуову я не давал. Когда Швецов защищал нормы в Госплане РСФСР, то я был приглашен повесткой, в качестве спеца, где я принимал участие в защите норм Швецова» [2, т. І, с. 379].

Как видно из этих показаний, А.Н. Букейхан выработал нормы казахского землепользования совместно с С.П. Швецовым с акцентом на кочевое скотоводческое хозяйство казахов. Лидер «Алаш» как никто другой осознавал, что лишь при таком подходе возможно было отстоять за Казахстаном исконные земли. И с этой целью он предложил исследовать Адайский уезд КазАССР, где коренное население все ещё занималось исключительно кочевым скотоводчеством, что требовало значительно больше земельной нормы, нежели земледельческое. Антропологическая экспедиция АН СССР, в составе которой был экономико-статистический отряд во главе со Швецовым и Букейханом, провела свои исследования в Адайском уезде в 1926 г.

Однако, защитить эти нормы перед Кремлем не удалось, о чём Алихан рассказал в августе 1927 г. Его возмущало тот факт, что для определения норм земледелия в Казахстане Центр привлекал бывших царских чиновников, проводивших переселенческую колонизацию Казахского края до революции. «Он сообщил, что раньше приехать не сможет потому, что его просили остаться в Москве для участия при рассмотрении в рабочей комиссии Наркомзема земельных норм для Казахстана, - рассказывал в своих показаниях от 13.10.1927 г. деятель «Алаш» Е. Омарулы, - Выступившие лица в защиту этих норм ссылались на авторитет профессора, кажется Верещагина, лично не помню… В своём выступлении проф. Верещагин преподнёс положение в такой форме, что крестьяне Тульской губернии страдают от малоземелья и безземелья. Тогда как в Казахстане много избытков земли. С возражением выступил Букейханов, указав, что этот профессор раньше защищал интересы русских помещиков, отнимал земли у казахов-киргизов, передавая их русским помещикам. Если Тульским крестьянам нужна земля, мы, казахи, будем разговаривать с ними непосредственно, а не при помощи таких профессоров. По мнению Букейханова представленные Наркомземом РСФСР земельные нормы приуменьшены, рассчитаны на выявление больших излишков земли в Казахстане. Эти нормы, говорит Букейханов, в перспективе рассчитаны на открытие колонизации Казахстана. Они направлены против интересов Казахского народа. Инициатива в данном случае исходит со стороны русских спецов, сконцентрировавшихся в Наркомземе РСФСР. Если представленные «спецами» земельные нормы начать проводить в жизнь, это будет означать колонизаторскую политику в отношении Казахстана. Возмущаясь, Букейханов заявил, что политика Наркомзема РСФСР в настоящее время, поскольку в нём доминируют русские «спецы», бывшие колонизаторы,  направлена снова к введению колонизаторства по отношению к Казахстану... Он говорил, что если утвердить те нормы Наркомзема, разработанные проф. Швецовым, это явится реальным противодействием политике русских «спецов» в Наркомземе РСФСР. По мнению Букейханова, излишеств земли в Казахстане нет совершенно» [2, т. І, с. 363].

Параллельно выработке земельных норм в Казахстане, в ЦА набирало ход национально-территориальное размежевание, главным проводником которого являлось Среднеазиатское бюро ЦК ВКП(б). Среди членов бюро фигурировали видные казахские деятели, как Санжар Аспандиярулы, Турар Рыскулулы, Султанбек Кожанулы.

11.05.1924 г. СредАзБюро ВКП(б) предложило образовать Узбекскую и Туркменскую республики сразу со статусом союзных республик и Кара-Киргизскую (совр. Киргизия. – Прим. авторов.) АО, оставив открытым вопрос о том, в состав какой республики Кара-Киргизская автономия войдет. Решено было включить казахов, населявших Туркестанскую АССР, в Казахскую АССР. В итоге, на территориях частей Туркестанской, Бухарской и Хорезмской АССР, 27.10.1924 г. были образованы Узбекская и Туркменская ССР, которые немедленно «добровольно» вошли в состав СССР. «При вхождении в СССР Узбекской и Туркменской Республики стало понятно значение Казахской Республики, - заметил в 1927 г. Елдес Омарулы, подчёркивая тем самым ключевую историческую роль Казахской АССР в возникновении в 1924 году других национальных республик ЦА. Но были созданы ещё Таджикская АССР в составе Узбекской ССР, Кара-Калпакская АО в составе Казахской АССР и Кара-Киргизская АО в составе РСФСР.

Территория КазАССР существенно расширилась, изменились её южные границы. В состав КазАССР были включены южные районы: часть Сырдарьинской области Туркестанской АССР в составе Ак-Мечетского, Казалинского, Туркестанского, Шымкентского уездов полностью, части Аулие-Атинского уезда в составе 24 волостей, части Ташкентского уезда в составе 9 волостей, одной волости Мирзачульского уезда. В КазАССР вошла часть Жетысусской области в числе Алматинского, Жаркентского, Лепсинского, Талды-Курганского и части Пишпекского уездов, а также часть Самаркандской области (6 волостей Жизакского уезда).

В 1925 г. в границах КазАССР была образована Кара-Калпакская АО с центром в г. Торткуль, которая включила в себя Чимбайский уезд Амударьинской области ТуркАССР и часть Хорезмской АССР. Однако в том же году казахи потеряли целую губернию вместе с административным центром. В частности, 19.10.1925 г. на заседании бюро КазКрайКома, состоявшегося под председательством Ф. Голощёкина, обсуждался вопрос о переходе Оренбургской области из КазАССР в состав РСФСР. Взявший слово после основного доклада председатель Совнаркома КазАССР Н. Нурмакулы выступил с категорическим протестом. «Территориальный вопрос для нас это острая проблема, - заявил он, незадолго до заседания лично встретивший А. Букейхана на вокзале в Кзыл-Орде и имевший с ним долгую беседу, - С ней тесно связана судьба нашей республики, её народа. Причина, высказанная здесь (преобладающее число русских среди жителей), не может быть основанием для такого решения. Во многих уездах республики число русских больше коренного населения, но это не значит, что все эти территории должны быть переданы России. Это равносильно ликвидации республики. Такая постановка вопроса не выдерживает никакой критики, поэтому мы категорически возражаем».

В своём докладе на Ш сессии ВЦИК в Москве, состоявшейся в ноябре 1928 г., Н. Нурмакулы также отчаяно отстаивал территориальную целостность молодой республики: «Многие из наших соседей, полагая, что Казахстан тяготится огромными размерами территории, часто покушаются на отдельные её части…  Но мы ни клочка своей земли не намерены никому уступить…».

Благодаря заслугам С. Садуакасулы Петропавловский округ и Адайский уезд были возвращены КазАССР. При вторичном уточнении границ Оренбургской области и КазАССР в 1925 г. возникли серьезные разногласия между Центром и КазАССР в вопросе о судьбе 18 волостей Уральской, Актюбинской и Кустанайской областей. Тот же С. Садуакасулы 19.12.1925 г. выступил с докладом на бюро КазКрайКома при Ф. Голощёкине и высказался категорически против решения Центра о передаче спорных территорий, на которых кочевали казахи, в состав Оренбургской области, которая в 1924 г. перешла РСФСР. Подчеркнём, что третье размежевание (или уточнение) территории бывшей казахской области разрешилось снова в пользу РСФСР (фото № 7).

Однако вскоре, в 1929 г., в результате интриг и травли Ф. Голощёкина, Н. Нурмакулы вынужденно подал в оставку с поста главы СНК КазАССР и тут же был отозван в Москву на «учёбу». Вслед за этим, в 1930 г. Кара-Калпакская АО была выделена из состава КазАССР и включена в состав РСФСР. В марте 1932 г. Кара-Калпакская АО была преобразована в Кара-Калпакскую АССР, а в 1936 г. передана  Узбекской ССР. В 1936 г. КазАССР была преобразована в КазССР и вошла в состав СССР как полноправная союзная республика. Такова была цена Оренбургской области вместе с г. Оренбургом, г. Ташкента и 1/3 одноименного уезда и, наконец, целой Кара-Калпакской АО.

Как известно, что история Казахской Республики, как и всей советской империи, была насыщена бесконечной борьбой с «контрреволюцией», «буржуазными националистами», «пантюркисткими центрами», «врагами народа», «баями-полуфеодалами», «немецкими наймитами», «японскими шпионами» или японофилами, а алашординцы стали объектами этой «борьбы».

Фото № 7. Карта Оренбургской области, переданные из состава КазАССР в пользу РСФСР в результате размежевания в 1924-1925 и 1929 гг.

Деятели «Алаш» наряду с составлением и переводом учебников, пособий, программ, методик, а также непосредственным педагогической деятельностью, вложили огромную лепту в развитие национальной литературы. 1920-1930 гг. ознаменовались выходом из печати ряда новых романов («Қартқожа», «Ақбілек» Ж. Аймауытулы), повестей, рассказов, поэм, сборников стихов, драматических произведений (Қ. Кемеңгерұлы, Ж. Аймауытулы), переводов из западно-европейской (Ги де Мопассан, Оскар Уайлд), американской (Дж. Лондон), русской литературы (Л. Толстой, В. Короленко, И. Тургенев и др.). Были изданы лучшие образцы устного народного творчества («Қозы-Көрпеш - Баян сұлу», «Ер Тарғын», «Ер Сайын», «23 жоқтау» и др.).

Яркой иллюстрацией созидательной деятельности элиты «Алаш» может послужить факт открытия первого казахского драматического театра в новой столице КазАССР Кызылорде 13.01.1926 г. Он был открыт пьесой «Алтын сақина» («Золотой перстень») Х. Кеменгерулы, а не драмой М. Ауэзулы, как утверждалось все годы СССР. Хотя они оба являлись деятелями «Алаш». Остается привести в пример один любопытный эпизод, ярко демонстрирующий о роли элиты «Алаш» в развитии казахской национальной культуры.

Мы гордимся тем, что 1925 г. на этнографическом концерте на Всемирной выставке декоративного искусства в Париже (ЭКСПО-1925) за исполнение казахских народных песен «Балқадиша», «Ағаш аяқ» («Деревянная нога»), «Канапия», «Жалғыз арша» («Одинокий можжевельник»), «Үш дос» («Три друга») и др. Амре Кашаубайулы (Кашаубаев) был удостоен 2-го приза и серебряной медали. Но мало кто знает, что этой высокой награде Амре обязан был не только своим талантом. А. Букейхан в письме А. Байтурсынулы из Москвы от 23.06.1925 г. не скрывал своего возмущения тем, что Амре не знает ни одной серьезной песни. «Он же не знает слов ни одной песни, - писал он своему соратнику, - Несёт всякую чушь. Я его повёл к специалистам по вокалу, где он спел. Были в восторге от его голоса. Однако прислушав его песни, я готов был провалиться в сквозь землю... В Париже потребуют песню со смыслом. Отправляя певца в Париж, нельзя ли было заставить выучить слова хотя бы одной песни? Певцы других народов, отправляющиеся вместе с Амре, наряжены в национальнык костюиы, а наш Амре нарядился как русский мещанин. Неужели это так трудно предусмотреть?» [7, c. 397].

Из этого письма следует, что Алихан Букейхан заставил Амре выучить слова всех вышеперечисленных песен, а также сумел уже в Москве найти для него национальный костюм. После возвращения из Парижа, в гостях у М.Шокая, Амре рассказывал своим родным и друзьям, что видел двух настоящих казахов: одного в Москве, другого – в Париже, что стало причиной его загадочной трагической гибели...

Деятели Алаш и права казахских женщин

Один из советских мифов в том, что казахская женщина получила равноправие благодаря Совесткой власти. Бесправие казахских женщин беспокоило элиту «Алаш» ещё задолго до 1917 г. Об этом свидетельствует первая научная работа лидера «Алаш» по казахскому фольклору, опубликованная в 1899 г. в «Туркестанских ведомостях» [12], заголовок которой говорит само за себя – «Женщина в киргизской былине «Кобланды». Все первые казахские романы, «Бақытсыз Жамал» («Несчастная Жамал») М. Дулатулы, «Қалың мал» («Калым») С. Кобейулы, «Қамар сұлу» («Красавица Камар») С. Торайгырулы, вышедшие из печати до 1917 г., были о несчастной судьбе казахской девушки.

Фото № 4. ЦГА РК. Ф. 17. – Оп. 1. – Д. 23. – Л. 35.

В бытность комиссаром Временного всероссийского правительства в Тургайской области, А.Н. Букейхан подписал десятки приказов, предоставивших свободу молодым казахским девушкам и вдовам, которым по древней традиции «аменгерлик» предстояло выйти замуж за младшего или старшего брата покойного мужа (фото № 4).

В романе Жусипбека Айтауытулы «Ақбілек», который впервые был опубликован в номерах журнала «Әйел теңдігі» (букв. «Женское равноправие»), а позднее переиздан отдельной книгой [13], также описывается судьба казахской девушки по имени Акблек, которая, чудом вырвавшись из плена отступающего отряда белгвардейцев в конце гражданской войны, сумела устроить свою личную жизнь и карьеру в мирное время.

Назипа Кулжан (Кулжанова), Аккагаз Досжанкызы (Дощанова), Гульсум Аспандияркызы (Асфендиярова) и др., которые ещё до и после революции проявили себя в общественной жизни, могут свидетельствовать о реальном положении казахской женщины. Например, в апреле 1917 г. в работе первого всероссийского съезда женщин-мусульман, состоявшегося по следам Февральской революции 1917 г. в Казани (фото № 5-6), участвовали первые казахские женщины врачи А. Досжанкызы (Дощанова), Г. Аспандияркызы (родная сестра Санжара Аспандиярулы, деятеля «Алаш»), а также Хадиша Танашкелины (Танашева) - супруга члена Правительства Алаш Орда Валихана Танашулы (Танашев или Таначев). А. Досжанкызы известна также тем, что служила в рядах Западного отдела Алаш Орды.

Продолжение следует

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33