вторник, 29 сентября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Доллар рухнет в ближайшее время? Директора "Наццентра экспертизы лекарств" антикоры обязали носить браслет слежения Кадыров призвал мир остановить армяно-азербайджанский конфликт В Германии не поддержали идею вступления Украины в ЕС и НАТО Сгоревший в Шанхае «Боинг» может обойтись казахстанской компании в кругленькую сумму Карантин в Атырауской области продлен до 12 октября В Алматы раньше на 17 дней включат отопление Армения сообщила о возобновлении военных действий Азербайджана в Нагорном Карабахе В столице начался прием документов на арендное жилье с правом выкупа Россия планирует укреплять атомную отрасль Ертаев вспомнил про совесть и трудное детство Лукашенко прокомментировал предложение президента Франции уйти в отставку Глава МВД завел страничку в фейсбуке NYT: Трамп не платил налоги 10 лет Назарбаев открыл аэропорт в Туркестане Узбекистан договорился о поставке 35 млн доз российской вакцины против коронавируса Сирия обвинила Турцию и США в оккупации территории Казахстан потратил на гуманитарную помощь полмиллиарда долларов В автомобилестроение инвестируют 261 млрд тенге Казахстан призывает к миру Азербайджан и Армению Почему новый аким Темиртау ездит на Land Cruiser 200 вместо служебного Chevrolet Captiva? «Митинг Аблязова» прошел в Алматы и Нур-Султане Куда ушла Бюрабекова? Президент признал, что сферу первичной медицинской санитарной помощи упустили Ким Чен Ын официально извинился за смерть южнокорейского чиновника

Обезглавленный народ

Когда мы говорим о жертвах политических репрессий, следует понимать, что это форма существования советской власти, начиная с 1917 года до конца 1980-х годов.



Новости по теме

Почему казахи оказались последними, кто не реабилитировал жертв политических репрессий?

Группа известных казахстанских ученых разработала концепцию полной юридической и политической реабилитации жертв политических репрессий в Казахстане, который оказался последним на постсоветском пространстве, кто до сих пор этого не сделал.

02.06.2020 13:06
Политические репрессии – наследие тоталитаризма

Масштабные политические репрессии, уничтожившие почти весь образованный слой народа, не закончились с прекращением грандиозного террора, массовых арестов и расстрелов. Мы все наследники искаженных ценностных ориентиров, самоцензуры… Но наиболее ярко это проявляется в стиле поведения власти. И это происходит только потому, что наше сознание так и не было реабилитировано.

02.06.2020 09:06
Цензура, террор, концлагеря – три кита СССР

Концлагеря – краеугольный камень политики компартии. Именно так компартия решала все идеологические, экономические, политические и иные вопросы. Цензура, террор, концлагеря – три кита СССР. Без них империя не только не появилась, но и не сохраняла свое существование. Менялись методы и формы, но суть оставалась прежней.

27.05.2020 12:05
Страшная цена советской модернизации

Трагические масштабы и количество жертв голодоморов начала 1920-х и 1930-х гг. стали основой слома национальной идентичности, обусловили изменения в ментальности казахов, исказили ценностные ориентиры, отразились на их самооценке и уровне социализации.

25.05.2020 09:05
Голодомор как разрушение казахской идентичности

Во время коллективизации в Казахстане произошло 372 массовых выступления и восстания, в них приняло участие около 80 тысяч человек. Их пик пришелся на 1929-1931 гг. Вооруженные выступления сарбазов были ликвидированы в 1933 году только тогда, когда Степь была сломлена голодом. Фактически, голодомор стал ответной реакцией Советской власти на вооруженное сопротивление народа.

22.05.2020 18:05

 В 1917-1920 гг. велась борьба против национальной интеллигенции, создателей партии «Алаш Орда», а также политических объединений «Шара-и-Исламия» и «Туркестани Мухтариат».

29 мая 1925 г. Сталин писал: «Я решительно против того, чтобы беспартийные интеллигенты были допущены к делу борьбы на политическом и идеологическом фронте. Я против того, чтобы беспартийные интеллигенты занимались политическим и идеологическим воспитанием киргизской (казахской) молодежи. Не для того мы брали власть, чтобы политическое и идеологическое воспитание молодежи предоставить буржуазным беспартийным интеллигентам». Это письмо стало указанием для начала карательных мер против казахской интеллигенции.

В сентябре 1925 г. на пост первого секретаря Казкрайкома ВКП(б) был направлен Голощекин. С его приходом в Казахстан начались гонения на инакомыслящих – алашординцев и националистов.

В 1927-1929 гг. часть государственных и общественных деятелей была удалена из республики, другая – снята с постов.

В конце 1928 г. начались первые аресты противников коллективизации. Ими были А. Байтурсынов, М. Дулатов, Ж. Аймауытов, М. Жумабаев и др., которые предвидели страшные последствия проводимой коммунистами политики. Всего по ложному обвинению в 1928 г. было арестовано 44 человека – бывшие деятели «Алаш-Орды». В 1930 г. арестовано еще 40 человек из числа казахской интеллигенции (Х. Досмухамедов, Ж. Досмухамедов, М. Тынышбаев, Ж. Акпаев, А. Ермеков и др.). Часть из них была выслана за пределы республики, часть отправлена в тюрьмы и лагеря, часть расстреляна.

Затем начались преследования представителей партийно-советской элиты, старой гвардии большевиков, которые выступили против политики «малого Октября» Голощекина. Под удар попали Т. Рыскулов, С. Садвокасов, С. Сейфуллин и др.

Под политрепрессиями в 1929-1931 гг. оказались участники многочисленных восстаний против советской власти. Были осуждены 5551 человек, из них расстреляно – 883 человека. Участники выступлений пытались массово откочевать с семьями в Туркмению, Каракалпакию, Афганистан и Китай. На границах аулы встречали отряды ОГПУ и Красной армии; выживших в перестрелках или под прямым расстрелом под конвоем возвращали на прежнее место проживания. В это время усилилась кампания сплошной коллективизации. Сколько из восставших ауылов выжило в голодомор, - сказать сложно. Возможно, словно в наказание именно восставшие районы и понесли основные потери, составив значительную часть тех, кто был уничтожен рукотворным голодом.

В 1930-ые гг. советская власть взялась за тех, кто понимал преступную сущность совершенных ею в период гражданской войны коллективизации, голодоморов, и способен был рассказать миру правду об этом. В Казахстане под удары «серпа и молота» попадали те, кто дерзал задавать вопросы о случившейся трагедии, требовать справедливости и наказания виновных, критиковать и бороться против проводимой центром политики уничтожения казахского народа. Их, по мысли Сталина, следовало уничтожить. Так, под удар тоталитаризма попала интеллигенция.

В завершающий период голодомора, в 1933 году, Сталин писал Мирзояну: «Очередная задача казахских большевиков состоит в том, чтобы, борясь с великорусским шовинизмом, сосредоточить огонь против казахского национализма и уклонов к нему. Иначе невозможно отстоять ленинский интернационализм в Казахстане… Борьба с местным национализмом должна быть всемерно усилена, чтобы создать условия для насаждения ленинского интернационализма».

Ежов докладывал, что все национальные кадры, все казахские коммунисты заражены национал-уклонизмом, что среди них нет здравых партийных сил. Следовательно, чтобы искоренить национализм и «создать условия для насаждения ленинского интернационализма», надо было уничтожить всю казахскую интеллигенцию, общественных деятелей и инициативную часть нации.

Коммунисты уничтожали методично. Это единственное, что они умели делать целенаправленно, запланировано, хладнокровно, выдавая результат сверх планов. Нормативно-правовая база под предстоящие массовые репрессии 1937-1938-х гг. создавалась заранее. А. Данилов пишет: «…задолго до 1 декабря 1934 г. велась систематическая работа по созданию механизма для массового террора. Законодательство о создании репрессивного механизма – это законодательство 1928-1934 гг. Фактически все было создано заранее: зверские карательные законы с самым решительным толкованием понятий «саботаж», «вредительство» и «контрреволюционные преступления», система карательных органов, включая знаменитый ГУЛАГ». Словом, статьи были созданы, - найти под них людей для коммунистов труда не составило.

Пик политических репрессий пришелся на 1937-1938 годы - т.н. «Большой террор».

Количество арестованных по Казахстану составило 103 тыс. человек, из них 25 тыс. были расстреляны. В их числе были и те, кто продолжал сопротивляться советской власти: и старая гвардия революционеров, и ярые коммунисты (почти половина ЦК Компартии Казахстана), а также образованная часть казахского народа, которая составила большую часть репрессированных (писатели, поэты, ученые, деятели культуры, религиозные деятели). Расстрелы интеллигенции кощунственно назывались «высшей мерой социальной защиты», а концлагеря – «местом социальной профилактики».

Репрессиями были охвачены практически все слои населения. В «национал-фашизме» и шпионаже были обвинены Т. Рыскулов, Н. Нурмаков, С. Ходжанов, У. Кулумбетов, О. Исаев, О. Жандосов, А. Досов, А. Асылбеков, Ж. Садвакасов, С. Сафарбеков, Т. Жургенов и мн. др.

Были репрессированы виднейшие деятели культуры и науки: А. Бокейханов, А. Байтурсунов, М. Дулатов, А. Ермеков, Х. Досмухамедулы, М. Тынышбайулы, М. Жумабаев, С. Сейфуллин, И. Жансугуров, Б. Майлин, С. Асфендияров, Ж. Шанин, К. Кеменгеров и мн. др.

В числе арестованных и расстрелянных в 1937-1938 гг. было немало аксакалов 75-85 лет. Зачем было арестовывать, ссылать и казнить стариков? Кроме того, под репрессии попадали шежiрешi, которые наряду с аксакалами были носителями памяти народа, его истории, нравственных ценностей, традиций, они были знатоками земли (территории, границ, кочевых путей и т.д.). Среди репрессированных были религиозные деятели, а также народные знахари, врачеватели.

В начале 1938 г. главой госбезопасности Казахстана стал свояк Сталина Реденс С.Ф. Он за 10 дней (с 25 февраля по 13 марта) обезглавил всё руководство Казахстана. Военной коллегией приговорены к расстрелу 650 человек, в их числе: председатель Верховного Совета 1-го созыва Кулумбетов, председатель и секретарь Совнаркома, 7 наркомов, все председатели облисполкомов, секретари обкомов, прокурор республики, председатель Верховного суда, писатели и мн. др. То есть это были те, кто понимал, что происходило в период коллективизации, голодомора, начавшейся депортации народов. И потому они были опасны. Затем были расстреляны десятки тысяч рядовых коммунистов и деятелей культуры.

Так была обезглавлена целая нация, осталось тело с переломанным хребтом – народ. Он выживал долго и мучительно.

Потом добивали оставшихся, выкашивали под корень выжившую или вновь зарождающуюся казахскую интеллигенцию, способную самостоятельно думать или отстаивать интересы народа.

В середине 1940-х – начале 1950-х гг. политические репрессии охватили область науки, литературы и искусства. Вновь был возрожден тезис о «буржуазном национализме» среди национальной интеллигенции. Так, поводом к следующей волне репрессии послужило постановление ЦК компартии Казахстана 1947 г. «О грубых политических ошибках в работе «Института языка и литературы АНКаз ССР». В национализме были обвинены: А. Жубанов, Б. Сулейменов, Е. Исмаилов, М. Ауэзов и др. Лженаучными были объявлены взгляды историков Казахстана А. Маргулана и Е. Бекмаханова, чьи трактовки казахской истории шли вразрез с официальной версией. Пострадали Президент АН Казахской ССР К. Сатпаев и выдающийся писатель М. Ауэзов. Ряд ученых-биологов, медиков и геологов были изгнаны из научных учреждений и университетов.

«Это правда, что царская Россия и тоталитарный режим нас, как нацию, как народ, очень умело и изощренно держали подальше от станков и техники. Нас отлучали от технических, космических, строительных профессий, держали подальше от дипломатии, не готовили ни политиков, ни государственников, ни военных специалистов, хотя русификация шла полным ходом… И земля наша и народ наш должны были выполнять одну роль: оставаться сырьевым придатком России – колониальной России, а затем тоталитарного режима… Постоянным и требующим безоговорочного исполнения девизом тоталитарного режима было: «Казахская молодежь – чабанами!» (Ануар Алимжанов).

Среди лжи и пропаганды еще продолжали раздаваться одинокие голоса, - голоса, пытающиеся отстоять достоинство, историю, язык народа.

В 1960-1970-ые гг. была организована травля Ильяса Есенберлина. Речь идет не только о его исторических романах. О романе И. Есенберлина «Лодка, переплывающая океан» (1971) цензура писала: «Откуда у автора «черная информация», составляющая партийную и государственную тайну? Автор ставит вопрос: несет ли счастье народу освоение целины, строительство новых промышленных районов, и дает искаженную картину современной истории Казахстана. Ставит вопрос о необходимости реабилитации алаш-ординских деятелей Магжана Жумабаева, Ахмета Байтурсынова».

Только в 1987 году, через год после Желтоқсана, участники которого были жестоко наказаны за дерзость требовать прав (на национальный язык, культуру и др.), начался процесс реабилитации репрессированных в 1920-1930-ые годы десятков тысяч лидеров нации...

(По материалам: Бесбаев М.С. Оковы насилия. Монография. – Алматы: Изд-во «Арыс», 2008; Абдакимов А. А. Советская система депортации народов и репрессии интеллигенции. – Памяти жертв политических репрессий: материалы научно-практической конференции. – Караганды: Болашак-Баспа, 2004; Шаймуханов Д. А., Шаймуханова С. Д. Карлаг. – Караганда, 1997; Козыбаев М.К., Алдажуманов К.С. Тоталитарный социализм: реальность и последствия.- Алматы: Фонд XXI век, 1997 и др.).

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33