воскресенье, 05 июля 2020
,
USD/KZT: 405.69 EUR/KZT: 455.51 RUR/KZT: 5.72
Китай сокращает этнические меньшинства? Зачем ЕБРР выделил 243 млн.евро КазТрансГазу? 5 400 тенге за вызов скорой помощи Американские студенты проводили вечеринки, чтобы заразиться коронавирусом Казахстанцев пообещали лечить от коронавируса бесплатно В Казахстане за июнь от пневмонии скончались 628 человек В Казахстане наконец начнут лечить препаратом, эффективность которого Китай оценил еще в марте Медработникам столицы вручили госнаграды «Вероятный случай КВИ» появился в Казахстане Выплат населению не будет Как планируется праздновать Курбан айт в случае продления карантина В Казахстане открыли монумент Назарбаеву Биртанова выписали из больницы Армения начнет импортировать нефтепродукты из Казахстана В Казахстане сдача документов в организации образования временно разрешена без предъявления медсправок В Ашхабаде населению раздают противовирусные таблетки Токаев подписал поправки в Налоговый кодекс Лукашенко объявил, что в Беларуси победили коронавирус Мониторинговая группа будет следить за наличием лекарственных средств в аптеках Нур-Султана Shell эвакуирует иностранных сотрудников из Казахстана из-за коронавируса Токаев поздравил Путина с успешным голосованием по поправкам в Конституцию Россия спонсировала талибов? Как новый министр здравоохранения хочет победить коронавирус Совбез ООН принял резолюцию о прекращения огня в мире на фоне пандемии Годовой уровень инфляции в Казахстане составил 7%

Экс-премьер о «Дне победы» Назарбаевой, ее недвижимости и законе Магнитцкого



У Акежана Кажегельдина мы планировали взять короткий комментарий по нашумевшему видео с веселыми хороводами и песней «День Победы» при участии Дариги Нурсултановны. Но невольно разговор расширился и были затронуты другие смежные темы, касающиеся недавнего прошлого, сурового настоящего и многообещающего будущего. Но первый вопрос касался все-таки скандального ролика на яхте. Вот, что по этому поводу сказал Акежан Магжанович:



– Это видео прошлогоднее, по-моему. Они это в прошлом году праздновали. Там они на яхте, а рядом стоит другая яхта. Я этот «праздник жизни» уже видел. Но сейчас, на фоне пандемии, которая, как заявила главный инфекционист города Астаны, развивается по итальянскому сценарию (то есть, она тем самым умывает руки, что не хватает средств защиты и, похоже, будут многочисленные жертвы), и на этом фоне праздновать или показывать прошлогодние праздники, это одинаково недопустимо. Это просто позорище!

- Это понятно, но ведь все-таки кто-то слил это видео…

– Ну, я думаю, да. Вы ведь должны понимать, что значительная часть общества, а особенно – его продвинутая часть не хотят видеть Назарбаеву не только во власти, но и вообще в общественном пространстве. Поэтому они сливают абсолютно всю негативную информацию или информацию, которая может выглядеть негативно. Это сильный удар по ее имиджу, удар по ее отцу, удар по власти. Это нетерпимая картина. Даже если она  прошлогодняя. Ведь народ уже больше десяти лет, как минимум, нуждается в самом необходимом, а в это время так праздновать – на яхте, в окружении всех холуев, это не солидно и для политика такое не годится, да и для членов семьи президента не годится. Но мы-то все понимаем, на что они живут. И вот еще одно свидетельство того, что они живут не на трудовые доходы.

- Да, это известно, а в обществе ее имидж и имидж ее родственников, так скажем, никакой. Рахат Алиев в свое время сливал гегабайты подобной информации и прослушек, но, по большому счету, это ничего не дало. Ну возмущались тогда, сейчас через соцсети повозмущаются, а что дальше-то?

– Это вопрос уже ко всем нам, а не только ко мне. Независимые журналисты, честные блогеры, оппозиционные политики должны продолжать разоблачать власть  – особенно ее коррупцию, ее развращенность, ее аморальность. Это часть политической борьбы и ее надо продолжать делать. Это первое. Второе – так дальше жить и терпеть невозможно, надо настраиваться сменить систему, сменить эту власть. И если существующая сейчас новая администрация, заявившая о намерении пойти на серьезную трансформацию, ничего делать не будет, то нужно, грубо говоря, делать выводы. Нужно собираться, объединяться всем вместе. Это и многодетные матери, и ипотечники, задолжавшие банкам второго уровня огромные деньги. На самом деле, народ задолжал сам себе. Банки уже давно не используют только депозитные ресурсы для выдачи кредитов – они используют для этого, так называемую, материальную помощь на реструктуризацию. И эта материальная помощь, оформленная как рефинансирование «бедных и пострадавших банков», стала выдаваться гражданам в виде кредитов. По большому счету, проиграла вся страна. Потому что те, кто успел обслужить кредит и в виде процентов на него переводил свои деньги в банк, то эти деньги уже давно ушли за рубеж. И с этим придется разбираться или Токаеву, или уже новому правительству. Действующее правительство уж точно не разберется – оно бездарное, бездеятельное. Плюс к тому еще половина заболела коронавирусом, и создается впечатление, что страна неуправляема в данный момент. Шесть миллионов заемщиков и два миллиона индивидуальных «самозанятых» – это восемь миллионов человек активного населения. Если они объединятся, это огромная сила, и можно сделать очень многое. Можно повлиять на абсолютно на все!

- Если говорить про объединение, то какие надежды вы возлагаете на Коалицию граждан, которая сейчас, пусть шатко и валко, но развивается?

– Есть три главные задачи у этой Коалиции. Выдвигая общую платформу, они таким образом оказывают влияние на Администрацию, определяют тренды, показывая запросы  общества. Есть, конечно, умники, которые показывают Токаеву свои предложения, объясняя их какими-то своими трендами, но, мне кажется, ему хватает ума просматривать общественные стримы и видеть, что на самом деле думает народ и куда все это идет. Вторая задача – это объединиться и попытаться использовать гражданское общество как главный рычаг воздействия на будущее страны, на политику. Тренды последних 10-15 лет следующие: ни одна партия с полувековой или даже двухсотлетней историей на Западе не приходила к власти без поддержки гражданского общества. Гражданское общество, его институты стали главным инструментом избирателей, их умов, их настроений. Сами партии не могут уже делать эту работу даже через телевидение. Вообще, телевидение, как инструмент, сейчас уходит в тень. На первый план сейчас выходят очень много гражданских активистов. А блогеры становятся очень сильными и ключевыми фигурами в политической деятельности, и это сейчас видят все. Поэтому, я думаю, какая бы партия  ни была, ОСДП или ДПК (бог даст, ее зарегистрируют), на предстоящих выборах все они  будут нуждаться в поддержке гражданского общества.

Я хотел бы, чтобы гражданское общество, объединяясь, осознало свою силу, и многие его лидеры, блогеры с сотнями тысяч подписчиков, реально могут попасть в партийные списки, могут быть избраны в мажилис. Это как пить дать! Потому что старая игра правящей партии, когда они туда заталкивали известных спортсменов и олимпийских чемпионов,уже больше не будет работать. Реально собрать голоса, агитировать, представить своих людей в избирательных комиссиях, проследить за всеми избирательными процедурами и, если понадобиться, на следующий день после выборов вывести на площади людей, могут только партии при поддержке гражданского общества. Нужно понимать и ценить эти политические ресурсы. И если этого кто-то не понимает, то это их беда.

- Например?

– Мирас, знает он об этом или нет, на самом деле является политическим ресурсом. Огромным политическим ресурсом является Клуб «Политон», очень большим ресурсом является Ермек Нырамбай, по настоящему огромным политическим ресурсом является Жанболат Мамай (особенно в западном Казахстане), очень сильный и значимый политический ресурс – это Ринат Заитов, сейчас есть хороший блогер и журналист, за которым я наблюдаю с большим удовольствием – это Максат. То есть, таких людей, на самом деле, очень много. Альнур Ильяшев – это сильнейший политический ресурс, особенно в Алматы. Именно поэтому их подвергают гонениям, пытаются запугать, но ведь Ильяшева не посмели посадить! Да, ему дали условный срок, тем самым не дав ему принять участие на следующих выборах. Но ведь он с тем же успехом может привести другого кандидата, может агитировать за него или может собрать своих сторонников и быть активным наблюдателем за выборами. В конце концов, он может вывести людей на площадь в поддержку своих голосов или голосов своих соратников. Вот, чего сейчас боится власть!

Существует вопрос – пойдет ли Токаев на какие-то реформы? Ну, во-первых, он сам это заявил – мы его за язык не тянули. Он об этом заявил и в предвыборной программе, и сейчас продолжает об этом говорить. А во-вторых, сейчас надо понимать, что общество должно толкать политиков на конкретные шаги. Советский Союз упал не потому что Компартия этого захотела, а потому что люди потребовали этого на площадях. Нурсултан Абишевич Назарбаев в 90-х годах пошел на реформы не потому что он очень этого хотел – улица его заставила. Вот сейчас улица может заставить поменять тренд развития страны и даже поменять саму власть. Для этого нужно поменять Конституцию, поменять экономические отношения, надо, вообще, все вернуть все на точку «0» и начать заново строить «Казахстан 2.0».

Вернемся к Дариге Нурсултановне. Как вы прокомментируете решение апелляционного суда Великобритании по недвижимости ее и ее старшего сына? Какую роль эта история может сыграть для нашего общества?

– В любом случае, это будет положительная роль. В первую очередь, нужно все поставить на свои места и сделать правильные акценты. Во-первых, это чисто гражданский процесс, и решение судьи освободить активы из-под ареста никоим образом не является решением об оправдании Дариги Назарбаевой. Абсолютно нет! Более того, председательствующий апелляционного суда отметила, что такие механизмы, как холдинги, оффшорные компании всевозможные трасты и фонды используются уже давно, но если есть такое подозрение (что недвижимость приобретена на нечестные деньги, – М.Н,), то это должно быть доказано, но это совершенно другая история, и она касается уголовного судопроизводства. Дело в том, что это иск между Агентством, правительством Великобритании и Даригой и ее сыном, и ровным счетом это обозначает то, что пока эта собственность не арестована, существует возможность, что эти 80 миллионов (оценочная стоимость спорной недвижимости) еще вернутся в нашу страну, и я этому обстоятельству рад. Но есть совершенно другие механизмы, и я всегда был сторонником возвращения денег в страну через уголовные процессы. Существуют группы граждан, пострадавших от  Дариги, ее первого мужа Рахата Алиева и их старшего сына – их не два и не три, их десятки. Но чтобы прийти и тягаться с ними в судах, нужно 200-300 тысяч фунтов в Британии, евро в Европе или долларов в США. Поэтому, повторюсь, я всегда был сторонником уголовных процессов. Доказательств достаточно. Можно с уверенностью сказать, что Назарбаева является сегодня имущественной наследницей Рахата Алиева, а по многим делам она является его подельником.

Пример можете привести?

– Конечно! Получение (злоупотребляя служебным положением) государственного кредита в 34 миллиарда тенге, конвертирование и перевод их за рубеж по проекту «Интелсат». Получение 28 миллионов долларов, из которых часть пошла на счета сына и супруги. Три зарубежные компании, оформленные через Панаму и Вергинские острова, среди которых компании «Максимус» и «Калтекс», хорошо ставшая известной в этом процессе, все связаны между собой. И Дарига Нулсултановна получала часть денег от Рахата Мухтаровича, чему есть подтверждение в виде протокола допроса Алиева на Мальте, где он признает, что часть компаний являлись генератором прибыли, которую получили старший сын и бывшая супруга. Мы долгое время этим занимались и однажды, когда Рахата уже не стало, процесс прервался – мы тогда довели до обвинения, но не довели до судебного приговора в Италии.

- Ну и время другое было, наверное?

– Вот именно. Тогда, замечу, были другие механизмы – только через судебные споры. На сегодняшний день ситуация кардинально изменилась. В Америке был принят закон Магницкого, туда были внесены дополнения. В Великобритании тоже был принят закон Магницкого и туда недавно были внесены свои дополнения, которые, кроме всего прочего, предполагают ответственность юристов, адвокатов, помогающих скрывать преступно нажитые деньги. Аналогичный закон есть в Канаде. И, по большому счету, мы сейчас обращаемся к этому механизму. И в данном случае, и Дарига, и Нурали, и вторая супруга Рахата Эльнара Шоразова, все они являются наследниками нажитых преступным путем денег. Поэтому мы можем применить закон Магницкого не только в виде запрета на въезд на определенные территории, но и в виде ареста счетов и недвижимости этих лиц. То есть, мы сейчас работаем не только по списку Жанаозеня, но и приступили к работе по применению закона Магницкого в трех юрисдикциях, в том числе в отношении тех, кто нарушал права человека или отнимал чужую собственность. И этот список связан с  убийством Алтынбека Сарсенбаева, и топ-менеджеров «Нурбанка», и бывшими офицерами охраны президента, это связано с Сериком Медетбековым, потерявшим радиостанцию. Кстати, люди, находящиеся рядом с Даригой Нурсултановной, очень часто  пытаются мешать одно с другим. Поэтому скажу, что иск связан не с потерей Борисом Гиллером телекомпании и радиостанции, а Талгарского спиртзавода.

В общем, возвращаясь к вашему вопросу, история с недвижимостью Дариги и Нурали – это лишь вершина айсберга. И у нас есть хороший прецедент. Не случайно Дарига Назарбаева пыталась не допустить публикации документов, ставших известными вокруг этой тяжбы. Суд, конечно, отклонил это ходатайство – это же Великобритания, а не Казахстан. Поэтому это все сейчас все становится достоянием общественности. Это и материалы международной корпорации журналистских расследований, и протоколы допроса Алиева и его подельников, и показания, и другие доказательства, полученные законным путем.

Пользуясь случаем, я хотел бы сказать, что у нашей страны есть шанс поступить так, как сделали наши соседи из Узбекистана –  возвращать в страну деньги. Дела против Рахата Алиева, закрытые в стране под влиянием Назарбаевой, должны быть возобновлены. И цель должна быть одна – возвратить назад в Казахстан похищенные деньги. Простой пример – у нас многодетные матери бегают и как подаяние выпрашивают материальную помощь, а там, на Кипре, только на двух счетах лежит 20 миллионов евро, оформленные на двух маленьких детей Рахата от второго брака. Эти деньги не заработанные, а похищенные. И почему мы ничего не делаем, почему не шевелимся? На самом деле, это задача общества, а не только оппозиции. Это, в том числе, и ваша задача, Мирас – чем больше вы и ваши коллеги будете поднимать эту тему, приковывая к ней общественное внимание, требовать от президента Токаева принятие соответствующих мер, тем быстрее страна получит эти деньги. Она все равно когда-нибудь их получит. Главное, чтобы не конфисковали правоохранительные органы других стран – тогда уже придется долго за них бороться, доказывая, что это наши деньги. Но случай с Узбекистаном очень хороший. Они по 600 миллионов, по 800 миллионов, по миллиарду возвращают в свою страну. Возвращают деньги малазийцы, пакистанцы, за это взялась Украина и Грузия, пошла информация о том, что этим очень серьезно намерено заняться руководство Российской Федерации. У нас тоже давно колокол прозвучал и уже давно пора этим заниматься, а не ждать, что из этого выйдет. Просто требуйте свое!

Беседовал Мирас Нурмуханбетов

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33