суббота, 19 сентября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Активисты Алматы против Кодекса о здоровье В Усть-Каменогорске скандал из-за дорожных знаков стоимостью в 30 млн тенге Акима Аягоза подозревают в получении взятки Бывшие африканские колонии Германии требуют от нее возмещения ущерба Гражданскую активистку, которая критиковала партию власти, посадили в карцер В какие страны улетают казахстанские деньги? Китай совместно с Россией, Монголией, Кыргызстаном и Казахстаном планирует построить антипандемическую крепость Гражданский Альянс Казахстана сменил президента Зеленский прокомментировал коррупционный скандал в Верховной Раде Хамоватого чиновника наказали Беларусь закрыла границу для Польши и Литвы Tengri Bank ликвидируют Почему правительство помогает только определённым торговым магазинам? Член белорусской оппозиции подал заявление о своем похищении в СК Беларуси В Казахстане создадут Фонд развития промышленности Зачем глава правительства Казахстана полетел в Ашхабад? Журналист Ирина Московка подала в суд на СК Фармацию и минздрав В Москве прокомментировали возможность вхождения Кыргызстана в состав России Сенат не одобрил антикоррупционный законопроект Глава горздрава подтвердил, что правоохранители проверяют его ведомство В США Россию и Китай считают соперниками В Казахстане задержаны контрабандисты золота Казахстанские дипломы будут признаваться в Европе Акима Рудного допросили по делу о строительстве аттракциона за 330 млн тенге Более 43 тысяч тенге будет стоит препарат против коронавируса на основе лошадиных антител

Вадим Борейко: «Те, кто считает, что нам заплатили, судят по себе»

На прошедшем заседании Общественного совета Алматы состоялось обсуждение скандального дела о передаче в аренду нескольких участков Иле-Алатауского национального парка. В тот же день экоактивисты запустили онлайн-петицию на имя президента Токаева с просьбой отменить результаты тендера. Сторонники проекта считают, что глава ТОО «КУЛТАУ и К» Александр Гужавин руководствуется исключительно своей любовью к природе. Однако журналист и ведущий YouTube-канала «Гиперборей» Вадим Борейко провел свое расследование, в результате которого призвал общество доверять только фактам. А они оказались весьма неоднозначными. Об этом exclusive.kz в программе «Мозговой штурм».  

- Вадим, прошедшее заседание общественного совета при акимате Алматы по поводу передачи в долгосрочную аренду нескольких участков Иле-алатауского национального парка пресс-секретарь минэкологии назвала очень позитивными, а как это было на самом деле?

- Я не участвовал в онлайн конференции – боялся устроить скандал, но несколько раз пересмотрел запись видео. Во-первых, это нельзя называть слушаниями. Слушание - это совершенно другой формат. Это было обсуждение в общественном совете. Во-вторых, нельзя сказать, что общественный совет одобрил этот проект, потому что в его поддержку выступили всего несколько членов. Я точно помню, это был Сергей Понамарев, Марат Шибутов, Нурлан Жазылбаев, на счет Кисикова Бекнура я сомневаюсь. А поскольку членов ОС гораздо больше, то надо дождаться официального протокола. Объявленный Общественный совет при Иле-Алатауском нацпарке тоже не правомочен, поскольку по закону «Об общественных советах» от 2015 года объявление об очередном заседании не должно быть не позже, чем за 10 дней до его проведения.

- В тот же день была запущена петиция с обращением от активистов на имя президента Токаева о том, чтобы признать итоги тендера не действительными и в целом остановить передачу земель в аренду.  Это результат заседания или заранее продуманная акция?

- Петиция готовилась довольно давно по инициативе группы «Сохраним Кок Жайлау», которой удалось сберечь урочище от застройки горным курортом. Хронологически совпало, что днем состоялся общественный совет, а вечером была обнародована петиция, которая на сегодня уже собрала тысячи подписантов.

- Вам не кажется, что у вас, активистов, слишком радикальная позиция? Вы не идете ни на какие компромиссы, вы требуете отмены итогов тендера… Может быть, есть возможность принять какое-то «соломоново решение»?

- Буду говорить только за себя, а не за всю группу. Для меня во всех подобных проектах  главное не что делается, а как это делается. Этот масштабный экологический проект родился год назад, в июле 2019 года, когда наша правительственная делегация поехала  в США изучать национальные парки. В ее составе был автор проекта Александр Гужавин, по словам которого, там все и порешали. Потом начались активные движения, а на общественность обратили внимание только ровно месяц назад, когда Кривошеев опубликовал мастер-планы и поднял скандал, за что мы должны сказать ему большое спасибо. То есть этот проект не прошел ни экологическую, ни естественно-научную, ни юридическую экспертизы, я уже не говорю об экономической, финансовой и, уж тем более, общественной. Возможно, все происходит в соответствии законом. Я не могу говорить наверняка, поскольку не являюсь экспертом в земельном праве, но допускаю, что, как говорил В.И. Ленин, по форме все верно, но по сути издевательство…  Без всякой экспертизы в ущелье Аюсай уже начались так называемые временные работы. Да, нет бетонного  фундамента, но появились там так называемые винтовые сваи, это такие большие шурупы, которые ввинчиваются в землю, и там уже содрали плодородный слой с нескольких соток, а это же эрозия почвы. И это при том, что мы даже не видели самого проекта. Мы не можем считать эти веселые картинки, которые нам постоянно показывают, за проект, но мы знаем, где и кто его утверждал. Я читал договор,  предоставленный мне Гужавиным, и в нем нет даже проектно-сметной документации на весь этот проект, он существует только для каждого из 34 маленьких объектов.

- Если говорить о процедурах, то первый вопрос, который возник лично у меня: как получилось, что компания Култау была признана победителем тендера, на котором она единственная, собственно говоря, и участвовала. Насколько я знаю, как минимум один раз, тендер должен был быть признан несостоявшимся в силу того, что там был один единственный участник?

- Совершенно верно, тендер должен был быть объявлен несостоявшимся и потом происходить так называемый закуп из одного источника. Но это, если речь идет о госзакупках. Меня один юрист уверял, что это был тендер о продаже. Но повторяю, здесь должен разбираться, как минимум, опытный юрист по земельному праву. В итоге получилось, что Гужавин  в честной борьбе победил самого себя под одобрение десятков членов тендерной комиссии, среди которых были Мелс Елеусизов, известный эколог,  председатель туристической ассоциации Рашида Шайкенова и другие.

- Может быть, это не настолько с финансовой точки зрения привлекательный проект, и поэтому других заявок не было? Знали ли другие компании о том, что такой тендер проводится? Какой background у ТОО «Култау»? Есть ли у него опыт в реализации подобных проектов? Вы нашли официальное подтверждение, что Гужавин является аффилированным лицом в одном из холдингов Тимура Кулибаева. Может быть, дело все в этом?

- Во-первых, тендер - это очередная профанация системы госзакупок, потому что он затачивался под именно этот конкретный проект. Именно под этот проект была заточена корректировка гениального плана или Иле-Алатауйского нацпарка, все эти 34 объекта были перечислены в этой корректировке еще до того, как объявлялся этот тендер. Утверждается, что он объявлен 23 января на сайте Иле-Алатауского парка и в газете «Егемен Казахстан». Вопрос второй, откуда взялся Гужавин? Во-первых, Гужавина мы знаем хорошо, он возглавлял Чимбулак, когда туда заходила компания «Капитал партнерс» перед Азиадой. Мы прекрасно знаем «наследие»  Гужавина, когда был уничтожен полностью Чимбулакский склон, там сейчас каменистая почва, а раньше был альпийский луг. Гужавин в интервью мне признал ошибки, результатом которых дважды были  локальные сели, частично разрушена дорога на Чимбулак.

Затем мы хорошо знаем Гужавина по первому проекту горного курорта «Кок Жайлау», которым он гордится. То есть у человека очень богатое экологическое прошлое. Мы привыкли смотреть «веселые картинки» про будущее «небо в алмазах», хлопать ушами, как это делали на общественном совете… Но здесь у человека не только слова, у человека не очень хорошее прошлое, на которое никто не обратил внимание. Что касается того, кто за ним стоит – действительно, Алексей Олегович Гужавин находится в списке аффилированных лиц холдингу «Алмекс», который принадлежит Динаре и Тимуру Кулибаевым. Причём, он находится там довольно давно, как должностное лицо компании «Достар Инвест». Это может что-то означать, а может и не означать. Я рассказываю только факты, гадать это не моя профессия.

Опять же, возник, как это называют в интернете, «арабский след». Александр Гужавин представил две банковские справки о наличии собственных средств. Одна была из местного банка, другая - из зарубежного, в общей сложности примерно на миллион долларов. Ранее он говорил, что уже вложил из своих денег 400 млн тенге, так что цифры бьются. Второй банк, чье письмо он предоставил, называется АО «Исламский банк «Альхилял».  Это индикативное письмо, в котором подтверждается готовность рассмотреть возможность финансирования в случае, если Гужавин победит на тендере. Как мне пояснили финансовые аналитики, в частности, Расул Рысмамбетов, это индикативное письмо не означает банковскую гарантию. Но это, опять же, может  означать, что некие арабские шейхи стоят за этим, а может и не означать. Могу еще обратить внимание на то, что на презентации своего проекта Гужавин очень печалился о том, что в нацпарках запрещено государственное частное партнерство (ГЧП). Возможно, он рассчитывал на какие-то транши со стороны государства. От вопросов об инвесторах Гужавин неоднократно уходил. Я бы ещё акцентировал внимание на том, что в  самом первом варианте мастер-плана общее финансирование именно в Иле-Алатауском парке было 28 млрд. 400 млн. тенге, затем 17 млрд 300 млн. тенге, сейчас говорится о сумме до 12 млрд тенге. Еще вспомним, что Гужавин посягает не только на Иле-Алатауский парк, но и еще на три национальных парка в Алматинской области (Чарын, Кольсай, Алтын Емель), по моим подсчетам общая сумма предполагаемых инвестиций составила  41 миллиард 200 миллион тенге, или 100 млн долларов. И Гужавин это подтвердил мне в интервью. То есть никакой ясности с будущими инвесторами нет, пока  только слова и веселые картинки. Но люди аплодируют.

- Вадим, ну может быть просто Гужавин очень сильно любит нашу природу, о чём он  говорит много и часто?..

- Я подчеркну, у меня ничего личного. Это очень обаятельный человек. Возможно, на членов общественного совета он действует неким магическим способом. Но я давно отвык верить словам. И когда это произошло, я почувствовал огромное облегчение. Сейчас я верю только фактам, документам, официальным заявлениям.

Я  не сомневаюсь, Гужавин любит природу, но мы видели, к чему привела его любовь к природе Чимбулаке, или могла бы привести в урочище «Кок жайлау», где он был оператором с 2012 по 2015 годы. Там вся долина должна была быть застроена коттеджами. Я прекрасно помню все эти картинки, и они до сих пор гуляют по интернету.

-  Так же, как и в случае с «Кок Жайлау», о котором мы с вами говорили пару лет назад, неясно, что, кроме любви к природе, движет лоббистами этого проекта? Неужели это настолько прибыльное дело? Неужели это может служить источником серьёзных дивидендов для Гужавина и его компании?

- Полагаю, цель этого проекта - особо охраняемые территории национального парка. Когда я опубликовал интервью Гужаевиным на своем youtube-канале «Гиперборей», практически никто не поверил, что за ним никто не стоит, и это только его личная инициатива. Всё-таки он не олигарх. Я чувствую здесь мощное лобби. Проект начинался  тайно, а сейчас, когда он всплыл на поверхность, я вижу спешку, с какой всё это делается. Для меня тайна и спешка – четкий маркер  того, что здесь есть мощная лоббистская сила, которая стоит за всеми этими людьми.

- У нас всегда за каждым более или менее масштабным проектом стоят лоббистские силы. Но не понятно, зачем  обострять ситуацию в обществе, и без того сейчас  напряженную? Почему бы все не приостановить, тем более если не решен вопрос с инвестициями?  

- Отвечу одной фразой:  «хотелка пуще неволи». Что касается целей проекта вообще, то в комментариях нашёл очень интересную фразу: «капитализация на перспективу». То есть маховик уже запущен и сейчас делается всё, чтобы опять продавить через колено. Если раньше процедуры хоть как-то соблюдались, то теперь всё было сделано между собой, между здесь. Спешка ещё выражается и в том, что делается очень много ошибок представителями государственных органов. Приведу только один пример. Ровно через месяц после скандала, наконец-то, объявился комитет по туризму и вице-министр культуры и спорта Уркен Бисакаев. По-прежнему где-то отсиживается Ержан Еркимбаев, председатель нацкомпании «Кazakh tourism», мы его мнение до сих пор не слышали. В первые дни под танки кинули Министерство экологии, конкретно вице-министра Ерлана Нысанбаева. Так вот вице-министр культуры и спорта на заседании общественного совета зачем-то начал выдавать недостоверную информацию. Он сказал, что экологический туризм - один из приоритетов, отраженных в государственной программе развития туризма от 31 мая 2019 года. Но там ничего этого нет. Там экотуризм употребляется в паре с этнотуризм в крохотном разделе про экспедиции и некие фотовыставки. Когда я  попытался его поправить, он ответил что-то про концептуальность. Ничего подобного, в программе указаны все проекты, и особенно перечислены все горные курорты, которые  собирались строить или развивать. Держать оппонентов за идиотов - не самая  конструктивная линия поведения со стороны представителей государственных органов. Если они не читали документы, то я их читал.

- Но эти проекты упомянуты в дорожной карте Алматы…

- Что такое дорожная карта? Это очень интересный документ, подписанный двумя министерствами - министерством экологии и министерством культуры и спорта в ноябре прошлого года.  Слово «экологический туризм» появилось в госпрограмме только недавно, 4 февраля 2020 года в новой редакции. Потом было два пакета поправок - 24 апреля от «Кazakh tourism» и недавно, в июне. И только в июньском пакете появилась фраза, в соответствии с поручением президента Токаева, развивать экологический туризм. То есть на тот момент этот документ не имел ничего общего с государственной программой, потому что приоритетным направлением в отношении Алматинского кластера был горнолыжный туризм. Как друг с другом бьются  эти два документа, которые осуществляются в общем-то на одной территории, мне до сих пор непонятно. Я думаю, что это отражение неких борений в Нур-Султане на самом верху.

- В чём твоя личная мотивация так яростно противостоять проектам такого рода? В комментариях вашу группу подозревают в проплаченности, или даже в том, что вам «заказали» министра экологии и так далее. Вообще, зачем вам это нужно, ведь в стране много и других проблем?

- Тех, кто говорит про заказы, лучше всего их характеризует. Они считают, что единственный бензин, это бабки. Значит, те, кто упрекают в этом, ничего в жизни не делали бесплатно и ничего в жизни не делали не по приказу, а по своей воле. А я отвечу только за себя. Мне это интересно. Я всю жизнь занимаюсь только тем, что мне интересно. Я точно также занимался расследованием проекта «Кок жайляу», причём я его провёл в фейсбуке, а там  не платят. Вел я его года полтора, написал 200 материалов. Я всегда работаю, не рассчитывая на результат. Я работаю, чтобы работать, чтобы докопаться до фактов. А если результат приходит, как это было в случае «Кок жайляу», то это бонус. Был проект «Кок жайляу», который сейчас преподносится как ужасный кейс, и который общественный совет Алматы ни разу не выносил на свое обсуждение. Он все время был ни за, ни против этого проекта, мы не знали его позицию, хотя активисты постоянно просили об этом. Единственный раз, когда это случилось, был 8 апреля прошлого года, когда Байбек, по рекомендации Токаева, предложил приостановить этот проект. И члены общественного совета его дружно поддержали. Так вот, у нас два кейса «Кок жайляу», который длился 8 лет, прежде чем его запретили и сейчас земли «Кок жайляу» возвращаются в нацпарк, и проект строительства конгресс-центра в Атакенте, который в итоге короткого результативного скандала, свернули. Сейчас идёт летнее наступление на грабли, полностью повторяющее «Кок жайляу».  Завершая нашу беседу скажу: то, что делается втайне от людей, по определению не может делаться для людей и быть экологичным.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33