суббота, 19 сентября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Активисты Алматы против Кодекса о здоровье В Усть-Каменогорске скандал из-за дорожных знаков стоимостью в 30 млн тенге Акима Аягоза подозревают в получении взятки Бывшие африканские колонии Германии требуют от нее возмещения ущерба Гражданскую активистку, которая критиковала партию власти, посадили в карцер В какие страны улетают казахстанские деньги? Китай совместно с Россией, Монголией, Кыргызстаном и Казахстаном планирует построить антипандемическую крепость Гражданский Альянс Казахстана сменил президента Зеленский прокомментировал коррупционный скандал в Верховной Раде Хамоватого чиновника наказали Беларусь закрыла границу для Польши и Литвы Tengri Bank ликвидируют Почему правительство помогает только определённым торговым магазинам? Член белорусской оппозиции подал заявление о своем похищении в СК Беларуси В Казахстане создадут Фонд развития промышленности Зачем глава правительства Казахстана полетел в Ашхабад? Журналист Ирина Московка подала в суд на СК Фармацию и минздрав В Москве прокомментировали возможность вхождения Кыргызстана в состав России Сенат не одобрил антикоррупционный законопроект Глава горздрава подтвердил, что правоохранители проверяют его ведомство В США Россию и Китай считают соперниками В Казахстане задержаны контрабандисты золота Казахстанские дипломы будут признаваться в Европе Акима Рудного допросили по делу о строительстве аттракциона за 330 млн тенге Более 43 тысяч тенге будет стоит препарат против коронавируса на основе лошадиных антител

Причины экономической устойчивости Китая

Чжан Цзюнь

ШАНХАЙ – Повсеместные карантины и закрытия границ ради борьбы с пандемией Covid-19 нарушили работу глобальных производственных цепочек и в значительной степени парализовали мировую экономику. Но реальная слабость современной глобальной экономики не в уязвимости её глобализированных производственных сетей, а в негативном отношении к глобализации – и, в частности, к Китаю.

В наши дни страх перед возрастающим экономическим влиянием Китая мотивирует внешнеторговые и инвестиционные решения многих стран, а не только США. Озабоченность зависимостью глобальной промышленности от Китая привела к появлению призывов «вернуть обратно» производство и выкинуть эту страну из глобальных производственных цепочек. А Америка даже грозится придушить китайскую экономику, разорвав технологические связи между двумя странами.

Но критики Китая ошибаются, полагая, что дальнейший экономический рост страны почти исключительно зависит от сохранения глобальной системы свободной торговли и доступа к западным технологиям. Китай, вне всякого сомнения, является важным глобальным производителем, но на протяжении последнего десятилетия реальным драйвером его экономического развития был быстрый рост колоссальной покупательной способности и капитальных инвестиций, в том числе в процветающий технологический сектор страны.

Мир пока ещё не оценил в полной мере значение этого сдвига внутрь экономической гравитации в стране, снижающего зависимость от «внешнего обращения». Отчасти это объясняется тем, что многие экономисты вместо этого увлеклись критикой инвестиционной экспансии Китая и подчёркивают потенциальные долговые риски, которые с ней связаны. В результате, политики в Америке и многих других странах до сих пор уверены, что наиболее эффективным способом сдерживания Китая является атака на его позиции в глобальной торговле и в производственных цепочках.

Да, конечно, Китай стал крупнейшим бенефициаром экономической глобализации на протяжении последних десятилетий, главным образом благодаря своей интеграции в глобальную систему свободной торговли, причём как до, так и после вступления во Всемирную торговую организацию в 2001 году. В конце 1980-х годов китайские власти выступили с идеей, что стране нужно использовать глобальные производственные цепочки и международные рынки для содействия индустриализации и накоплению капитала. Китай воспользовался изобилием дешёвой рабочей силы, применяя поход «два конца наружу»: он импортировал детали и компоненты для сборки конечной продукции, которая отправлялась на экспорт.

Однако китайские власти уже давно поняли, что такая модель экономического рост не превратит Китай в полностью развитую страну с высоким уровнем доходов. В частности, серьёзный удар мирового финансового кризиса 2008 года по экономике Запада заставил Китай ускоренно «переключить внимание» и заняться развитием более тесно интегрированного, колоссального внутреннего рынка, а также стимулированием экономического роста, опирающегося на «внутреннее обращение». Эта работа получила дополнительный импульс в последние годы из-за эскалации торговых противоречий с Америкой, а также благодаря пониманию, что дальнейшая экономическая экспансия Китая требует преодоления структурных дисбалансов.

Китай предпринял целый ряд шагов, чтобы исправить эти дисбалансы и повысить внутренний спрос. Во-первых, после 2005 года он позволял юаню укрепляться относительно доллара США на протяжении как минимум десяти лет, а также начал открывать свой защищённый рынок для иностранных компаний в соответствии с обязательствами, взятыми страной при вступлении в ВТО. Правительство не только либерализовало импорт (особенно промежуточных и капитальных товаров), но и начало позволять иностранное проникновение на финансовые рынки и в другие неторгуемые отрасли. Создавая растущее число зон свободной торговли, Китай выполнял свои обязательства, связанные с иностранными портфельными инвестициями и упрощением трансграничных потоков капитала.

Во-вторых, в течение последних 15 лет Китай увеличивал инвестиции в физическую инфраструктуру и логистику на более чем 20% ежегодно, что привело к появлению новых и более качественных шоссе, железных дорог, аэропортов, портовых сооружений. Например, за минувшее десятилетие страна построила сеть высокоскоростных железных дорог протяжённостью более 35 тысяч километров.

В-третьих, с начала века китайские власти последовательно поддерживают строительство масштабных сетей информационно-коммуникационной инфраструктуры, а также стимулируют частные предприятия заниматься инновациями в наиболее передовых отраслях, таких как мобильные платежи, интернет-торговля, интернет вещей и умное производство. Всё это способствовало возникновению множества международных технологических фирм, базирующихся в Китае, например, Alibaba, Tencent, JD.com. А в начале 2020 года правительство решило запустить новый раунд крупных инвестиций в базовые станции 5G.

Наконец, китайское правительство активно реализует национальные стратегические планы, призванные интегрировать экономические мега-регионы страны и стимулировать внутренний спрос. К ним относится строительство «Нового района Сюнань», куда из Пекина будут выведены неключевые столичные функции; этот проект ускорит развитие треугольника Пекин-Тяньцзинь-Хэбэй. Также правительство развивает «Зону Большого залива Гуандун-Гонконг-Макао» и поощряет расширение сотрудничества между 16 городами «Пояса реки Янцзы». Проект «Дельта реки Янцзы» направляет экономическую интеграцию наиболее промышленно развитых провинций страны во главе с Шанхаем.

Два самых важных городских центра на юго-западе Китая (Чэнду, столица провинции Сычуань, и Чунцин, главный город в верховьях реки Янцзы) получили специальные стимулы для создания «кольца двух городов» и развития более тесного экономического сотрудничества. А грузовая железная дорога в Европу, идущая с запада и юго-запада Китая, а также «новый коридор земля-море», ведущий на юг, не только дадут толчок развитию экономики материкового Китая, но и помогут стабилизировать глобальные производственные цепочки.

Несмотря на продолжающийся сдвиг экономической гравитации в стране, у Китая, конечно, не будет стимулов покидать глобальные технологические производственные цепочки или уходить в изоляцию. Наоборот, он будет оставаться активным участником глобальной торговой и инвестиционной деятельности и будет и дальше вносить в неё свой вклад. Сильнее открывая доступ к внутреннему рынку для иностранных инвесторов, Китая продолжит поддерживать глобализацию, поскольку такой шаг поможет исправить глобальные торговые дисбалансы. Усилия по стимулированию внутреннего спроса откроют новые возможности для экспансии отечественных и иностранных инвесторов, тем самым, способствуя дальнейшему мировому экономическому росту.

Именно поэтому наивно надеяться на то, что торговые санкции и принуждение к разрыву технологических связей и изменениям в глобальных производственных цепочках положат конец дальнейшей экономической экспансии Китая. И если критики слишком близоруки, чтобы это понять, тогда что ж, им же хуже.

Чжан Цзюнь – декан Школы экономики в Университете Фудань, директор Китайского центра экономических исследований (Шанхай).

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33